Русская Библiя
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Русская Библія
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Греческая Библія

Ἡ Παλαιὰ Διαθήκη
-
Ἡ Καινὴ Διαθήκη

Славянская Библія

Ветхій Завѣтъ
-
Новый Завѣтъ

Синодальный переводъ

Исторія перевода
-
Ветхій Завѣтъ
-
Новый Завѣтъ

Переводы съ Масоретскаго

митр. Филарета Дроздова
-
Росс. Библ. Общества
-
прот. Герасима Павскаго
-
архим. Макарія Глухарева
-
С.-Петербургской Д. А.
-
проф. И. П. Максимовича
-
проф. М. С. Гуляева
-
проф. А. А. Олесницкаго
-
Неизвѣстн. перевод.
-
В. Левисона - Д. Хвольсона
-
проф. П. Горскаго-Платонова
-
«Вадима» (В. И. Кельсіева)
-
проф. П. А. Юнгерова
-
Л. І. Мандельштама
-
О. Н. Штейнберга
-
А. Л. Блоштейна

Переводы съ Греческаго LXX

свящ. А. А. Сергіевскаго
-
архіеп. Агаѳангела Соловьева
-
еп. Порфирія Успенскаго
-
проф. П. А. Юнгерова

Переводы Новаго Завѣта

архіеп. Меѳодія Смирнова
-
Росс. Библ. Общества
-
В. А. Жуковскаго
-
К. П. Побѣдоносцева
-
А. С. Хомякова

Апокриѳы

Ветхозавѣтные
-
Новозавѣтные

Библейскія изслѣдованія

Святоотеческія толкованія
-
Изслѣдованія по библеистикѣ
-
Толковая Библія Лопухина
-
Библія и наука

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 16 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ПЕРЕВОДЫ НОВАГО ЗАВѢТА

Переводъ К. П. Побѣдоносцева († 1907 г.)

Побѣдоносцевъ Константинъ Петровичъ (1827-1907), русскій государственный и церковный дѣятель, переводчикъ Новаго Завѣта. Родился въ Москвѣ въ 1827 г. По окончаніи курса въ училищѣ правовѣдѣнія (1846) поступилъ на службу въ Московскіе департаменты Сената; въ 1860-1865 гг. занималъ каѳедру гражданскаго права въ Московскомъ университетѣ; въ то же время состоялъ преподавателемъ законовѣдѣнія Вел. Кн. Николаю Александровичу, Владиміру Александровичу и будущимъ Императорамъ Александру III и св. муч. Николаю II. Въ 1865 г. К. П. Побѣдоносцевъ назначенъ членомъ консультаціи Министерства юстиціи, въ 1868 г. — сенаторомъ, въ 1872 г. — членомъ Государственнаго совѣта, въ 1880-1905 гг. — оберъ-прокуроромъ Святѣйшаго Сѵнода. Состоялъ почетнымъ членомъ университетовъ Московскаго, Петербургскаго, св. Владиміра, Казанскаго и Юрьевскаго, а также членомъ Французской Академіи. По большинству церковныхъ и гражданскихъ вопросовъ занималъ консервативную позицію. Считая, что Сѵнодальный переводъ Библіи слишкомъ далекъ отъ языка богослужебной традиціи, Константинъ Петровичъ предпринялъ собственный переводъ Новаго Завѣта съ церковно-славянскаго языка. Переводъ этотъ опубликованъ въ Санктъ-Петербургѣ (1906).

Переводъ К. П. Побѣдоносцева

Опытъ къ усовершенствованію перевода на русскій языкъ
священныхъ книгъ Новаго Завѣта К. П. Побѣдоносцева.

Предисловіе.

Нашъ церковно-славянскій языкъ — великое сокровище нашего духа, драгоцѣнный источникъ и вдохновитель нашей родной рѣчи. Сила его, выразительность, глубина мысли, въ немъ отражающейся, гармонія его созвучій и построенія всей рѣчи — создаютъ красоту его, неподражаемую. И на этомъ языкѣ вдохновенные творцы его, сами воспитанные на красотѣ и силѣ эллинской рѣчи, дали намъ книги Священнаго Писанія, дали намъ святое Евангеліе. И всякое слово этой книги, изо дня въ день читаемое въ церкви, — знакомое, родное, понятное всякому воспитанному въ церкви русскому человѣку.

Языкъ святаго Евангелія исполненъ такой высокой простоты, и каждое слово въ немъ, и каждая рѣчь въ цѣлости своей исполнена такого священнаго значенія и такой священной памяти, что, казалось бы, нѣтъ никакой надобности переводить его на нашу обыденную рѣчь, на тотъ языкъ, на которомъ мы говоримъ, на которомъ сочиняются книги нашей такъ называемой литературы. Переводить на этотъ языкъ славянскую рѣчь Евангелія — значитъ портить ее; а перекладывать ее перефразировкою — значитъ обезображивать ее съ опасностью опошлить чистое и принизить возвышенное.

Признано однако нужнымъ имѣть русскій переводъ Евангелія, и сдѣланъ первый опытъ, который, по трудности этого дѣла, конечно, не могъ быть совершеннымъ. Необходимо продолжать эти опыты, доколѣ мы не получимъ переводъ на языкѣ достойномъ славянскаго подлинника, на языкѣ, который не тревожилъ бы уха знакомаго съ гармоніей церковнаго чтенія.

Значительнаго успѣха можно было ожидать, — и не напрасно ожидали, — отъ перевода Жуковскаго. Онъ былъ знатокъ русской рѣчи — не одного только книжнаго склада, понималъ умомъ и сердцемъ красоту славанскаго языка и обладалъ умѣньемъ чуять и находить гармонію слова. Всѣ эти качества отразились на переводѣ Жуковскаго.

Теперь почитаю нелишнимъ предложить новый опытъ перевода святаго Евангелія. Считаю полезнымъ указать при семъ нѣкоторыя соображенія, коими я руководствовался.

Думаю, что не слѣдуетъ мѣнять, безъ особой нужды, оборотъ и построеніе славянской фразы, а слѣдуетъ, гдѣ возможно, къ нему примѣняться. Очень много означаетъ гармонія фразы, какую мы слышимъ въ церкви: она зависитъ отъ созвучія въ сопоставленіи словъ и въ особенности въ заключительномъ звукѣ; мѣняя конструкцію, мы нерѣдко нарушаемъ эту гармонію, а для соблюденія ея въ какомъ бы то ни было писаніи, слѣдуетъ сочинять фразу не мыслію только, но и слухомъ.

Напрасно во многихъ случаяхъ избѣгать въ русскомъ переводѣ славянскихъ словъ и реченій, когда они въ извѣстномъ тонѣ употребительны и въ русской рѣчи и всѣмъ понятны. Для чего, напримѣръ, тамъ, гдѣ съ полнымъ достоинствомъ употребляется въ славянскомъ: да, ставить русское потому что изъ разговорной рѣчи (наприм. Іоан. I, 8; IX, 3; X, 17)? а гдѣ возможно, приличнѣе нежели потому что употреблять поелику. Для чего устранять всѣмъ знакомое и понятное того ради? Для чего пестрить взятую съ славянскаго евангельскую рѣчь негармоничнымъ и неуклюжимъ: который? Есть возможность вмѣсто этого — съ измѣненіемъ оборота ставить онъ, кто, или прибѣгать къ употребительному что. Іоан. IX, 8. 24. А въ гл. XVII, 6 весьма неудобно слышать слово которыхъ, и кажется приличнѣе оставить тутъ ихже, а въ I, 47 совершенно достойно оставить въ немже. Іоан. V, 45; VI, 51. Для чего замѣнять всюду сей разговорнымъ этотъ? Для чего грядущее всюду замѣнять будущимъ (едва ли по смыслу и соотвѣтственнымъ терминомъ), или грядущагоидущимъ? Тутъ приходится различать, которое слово по предмету рѣчи приличнѣе. Іоан. I, 36. 47. Для чего тамъ, гдѣ можно прибѣгнуть къ простому выраженію, ставить книжное, искусственное, не простое, а абстрактное слово: имѣетъ, имѣютъ? Въ XIII, 25 Іоан. слово перси кажется приличнѣе оставить.

Замѣняя слово другимъ, ходячимъ въ разговорѣ, мы рискуемъ измѣнить или ослабить смыслъ употребляемаго въ священномъ текстѣ термина, — такъ, напримѣръ, ставя узналъ вмѣсто уразумѣлъ, дѣлать вмѣсто творить, примутъ вмѣсто обрящутъ, зналъ вмѣсто вѣдалъ, совершенно вмѣсто исполнено, беретъ вмѣсто вземлетъ, увидишь вмѣсто узришь, разрушить вмѣсто разорить, объяви вмѣсто исповѣда, странно вмѣсто жестоко, друзья вмѣсто други, служители вмѣсто слуги, объявилъ вмѣсто повѣдалъ. И во множествѣ случаевъ нѣтъ никакой нужды въ этой замѣнѣ, отъ которой рѣчь нисколько не становится понятнѣе, а только вульгаризируется. Доброе вино гораздо выразительнѣе да и проще, нежели хорошее; соблюлъ гораздо точнѣе, нежели сберегъ во II, 10 Іоан. Вервіе нѣтъ надобности замѣнять изъ ходячей рѣчи веревкой.

Слово знаменіе приличнѣе оставить вмѣсто чудо; но въ иныхъ мѣстахъ чудо приличнѣе, по обстановкѣ рѣчи. Слово знаменовалъ едва ли удобно замѣнять словомъ: положилъ печать Іоан. VI, 27; или XII, 33. Слово подобаетъ незачѣмъ замѣнять тамъ, гдѣ оно достойнѣе. Іоан. IX, 4. Не для чего студенецъ замѣнять колодеземъ и корабльлодкой; даже приличнѣе вмѣсто лодки ладья. Слово не обинуясь, употребительное у насъ и въ обычной рѣчи, замѣнять не для чего. Іоан. X, 24. Исконѝ столь же понятно, какъ и изначала. Замѣнять очи глазами — не вездѣ соотвѣтственно. Слово жена едва ли удобно замѣнять словомъ женщина. Влачá ладью — во всякомъ случаѣ достойнѣе слова тащá. Слово глаголы во многихъ случаяхъ приличнѣе оставить, равно какъ и вопрошаетъ приличнѣе, нежели спрашиваетъ. Во фразѣ: доколѣ души наши вземлеши? вмѣсто вземлеши употребляю тревожишь, не замѣняя дѣланою фразой: держишь въ недоумѣніи. Іоан. X, 24. Воспомянетъ о Духѣ Святомъ приличнѣе сказать, нежели напомнитъ. Еще Іоан. XIV, 26. Возведя они горѣ — едва ли нужно замѣнять словами: возведя къ небу. Іоан. XI, 41. Въ нѣкоторыхъ мѣстахъ, думается, слова сый и паки могутъ быть оставлены. Іоан. I, 18; II, 13.

Въ нѣкоторыхъ мѣстахъ казалось удобнѣе оставить безъ замѣны славянскіе обороты, для всѣхъ понятные, когда всѣ привыкли слышать ихъ, и они выразительны, напримѣръ: за слово (Іоан. XV, 3); лучше не замѣнять это фразою: чрезъ слово. О семъ тоже приличнѣе во многихъ мѣстахъ оставить.

При соображеніи о томъ, гдѣ слѣдуетъ оставить слово славянскаго текста и гдѣ замѣнить его ходячимъ словомъ, необходимо, думаю, различать, о чемъ идетъ рѣчь, и чьи это слова: Іисуса Христа, Евангелиста или лицъ изъ народа.

Думаю, что иныя слова греческія, — знакомыя, а иногда и любезныя слышащимъ Евангеліе, — лучше оставить, изъяснивъ ихъ, если угодно, переводомъ въ подстрочномъ примѣчаніи. Таковы, напримѣръ: архитриклинъ, алекторъ, лентіонъ (не переводя его чрезъ полотенце).

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0