Русская Библiя
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Русская Библія
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Греческая Библія

Ἡ Παλαιὰ Διαθήκη
-
Ἡ Καινὴ Διαθήκη

Славянская Библія

Ветхій Завѣтъ
-
Новый Завѣтъ

Синодальный переводъ

Исторія перевода
-
Ветхій Завѣтъ
-
Новый Завѣтъ

Переводы съ Масоретскаго

митр. Филарета Дроздова
-
Росс. Библ. Общества
-
прот. Герасима Павскаго
-
архим. Макарія Глухарева
-
С.-Петербургской Д. А.
-
проф. И. П. Максимовича
-
проф. М. С. Гуляева
-
проф. А. А. Олесницкаго
-
Неизвѣстн. перевод.
-
В. Левисона - Д. Хвольсона
-
проф. П. Горскаго-Платонова
-
«Вадима» (В. И. Кельсіева)
-
проф. П. А. Юнгерова
-
Л. І. Мандельштама
-
О. Н. Штейнберга
-
А. Л. Блоштейна

Переводы съ Греческаго LXX

свящ. А. А. Сергіевскаго
-
архіеп. Агаѳангела Соловьева
-
еп. Порфирія Успенскаго
-
проф. П. А. Юнгерова

Переводы Новаго Завѣта

архіеп. Меѳодія Смирнова
-
Росс. Библ. Общества
-
В. А. Жуковскаго
-
К. П. Побѣдоносцева
-
А. С. Хомякова

Апокриѳы

Ветхозавѣтные
-
Новозавѣтные

Библейскія изслѣдованія

Святоотеческія толкованія
-
Изслѣдованія по библеистикѣ
-
Толковая Библія Лопухина
-
Библія и наука

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 24 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 21.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ПЕРЕВОДЫ СЪ МАСОРЕТСКАГО

Василій Ивановичъ Кельсіевъ († 1872 г.)

Кельсіевъ Василій Ивановичъ (1835-1872), русскій писатель и общественный дѣятель, переводчикъ Пятикнижія на русскій языкъ. Учился въ С.-Петербургскомъ университетѣ, изучалъ восточные языки. Въ 1858 г. эмигрировалъ въ Англію и примкнулъ къ кружку Герцена и Огарева. Въ этотъ періодъ предпринялъ попытку перевода Ветхаго Завѣта «съ одного еврейскаго текста… безъ произвольныхъ вставокъ изъ перевода LXX и славянскаго», однако успѣлъ завершить работу лишь надъ Пятикнижіемъ, переводъ котораго былъ изданъ въ Лондонѣ въ 1860 г. Кельсіевъ не поставилъ въ этомъ изданіи своего имени, а скрылся подъ псевдонимомъ «Вадимъ». По словамъ проф. П. А. Юнгерова, этотъ переводъ былъ «направленъ противъ начатаго тогда Синодальнаго перевода, обѣщавшаго пользоваться чтеніемъ LXX и славянскимъ. Свое гоненіе на LXX и славянскій переводъ переводчикъ перенесъ и на произношеніе собственныхъ именъ и на священную терминологію, заимствовавъ первое отъ евреевъ, а вторую изъ разговорнаго русскаго языка. Такъ появились въ немъ: Паро (фараонъ), Jицэхакъ (Исаакъ), Моше (Моисей), и т. п.; также: Господинъ (вм. Господь), ящикъ и сундукъ (вм. скинія и кивотъ)…» далѣе>>

Переводъ «Вадима» (В. И. Кельсіева)

Опытъ переложенiя на русскiй языкъ священныхъ книгъ Ветхаго Завѣта
«Вадима» [В. И. Кельсіева] (съ еврейскаго текста).

БИБЛІЯ
СВЯЩЕННОЕ ПИСАНІЕ ВЕТХАГО И НОВАГО ЗАВѢТА
Переведенное съ еврейскаго независимо отъ вставокъ въ подлинникѣ и отъ
его измѣненій, находящихся въ греческомъ и славянскомъ переводахъ.

Задачею предлагаемаго труда поставили мы себѣ возможно точный переводъ Библіи. Мы хотѣли доставить всѣмъ и каждому возможность имѣть подстрочный переводъ еврейскаго подлинника, и по этому переводу изучать и изслѣдывать писаніе, въ полной увѣренности что переводъ есть ближайшая, почти фотографическая копія текста. Образцомъ подобнаго перевода служилъ намъ англійскій переводъ доктора Бениша, чтеца въ Лондонской Синагогѣ. Онъ сдѣлалъ свой переводъ для своихъ соотечественниковъ англійскихъ евреевъ, и, согласно съ уваженіемъ, которое питаютъ евреи къ буквѣ текста, онъ перевелъ его слово въ слово. Точность этого перевода изумительна. Для каждаго еврейскаго слова онъ прибралъ англійское, и въ продолженіи всего перевода не замѣнилъ его другимъ. Тамъ, гдѣ это было необходимо по требованію англійскаго языка, онъ ставилъ въ текстѣ другое, но, не иначе, какъ выставивъ въ выноскѣ то, которое слѣдовало бы по принятому имъ плану. Изо всѣхъ переводовъ, какіе мы видѣли, ни одинъ не можетъ сравниться въ точности съ переводомъ д-ра Бениша, и это побудило насъ сколько можно держаться послѣдняго.

Но мы встрѣтили огромныя препятствія.

Главнѣйшее изъ нихъ было то, что мы дѣлали первый переводъ на русскій: ни Павскаго, ни Скорины не было у насъ подъ руками. Мы пользовались ими очень мало, почти случайно, и не могли извлечь изъ нихъ столько пользы сколько хотѣли. Замѣтимъ, кстати, что переводъ Павскаго очень неудовлетворителенъ. Онъ довольно изященъ, несравнено изящнѣй перевода псалмовъ Филарета и нашего перевода Пятикнижія, но, къ сожалѣнію, онъ сильно искаженъ вставками изъ LXX, и во многихъ мѣстахъ расходится съ еврейскимъ текстомъ въ угоду греческому. Видно по самому переводу, какъ бился и мучился нашъ знаменитый гебраистъ чтобы примирить православіе съ подлинникомъ, — и все таки его переводъ запрещенъ какъ протестантскій!? Переводъ Скорины еще менѣе точенъ, — онъ сдѣланъ очень свободно. Впрочемъ, мы не имѣли возможности хорошо ознакомиться съ нимъ, и потому не можемъ сказать объ немъ ничего положительнаго.

Кромѣ того обстоятельства, что мы мало пользовались этими двумя переводами, мы поставлены были еще въ другое затрудненіе — у насъ не было готоваго библейскаго языка. Перевести библію на нѣмецкій или на англійскій гораздо легче чѣмъ перевести на русскій. Нашъ языкъ до того не привыкъ къ библейскимъ оборотамъ, къ библейской рѣчи, необходимо полной гебраизмовъ, что мы почти на каждомъ стихѣ встрѣчали неодолимыя препятствія. Всѣ эти выраженья, такъ дико звучащія для русскаго уха, ни чуть не странны, когда вы встрѣчаете ихъ на англійскомъ или на нѣмецкомъ. Стоитъ раскрыть Лютера или Узаконенный Переводъ въ любомъ мѣстѣ, чтобъ увидѣть все множество исключительно библейскихъ выраженій, ни чуть не поражающихъ своей странностью. По русски это-же самое выходитъ дико и насильственно. Причина этого понятна. Европейскіе языки выросли, развивались и даже, можно сказать, родились переводами библіи. Почти вся европейская литература ведетъ свое начало съ реформаціи. Оттого и библейскій языкъ для нихъ свой; онъ имъ легокъ, и понятенъ. У нихъ есть по десяти переводовъ библіи для каждаго языка.

Наше положенье со всѣмъ другое. Русскіи языкъ шелъ своимъ путемъ, церковный своимъ. Наша нерелигіозная, атеистическая натура мало имѣла общаго съ церковью въ своемъ развитіи. Выходя изъ школы или изъ семинаріи и выступая на общественную дѣятельность, наши писатели и учителя забывали «Отче нашъ» и «Вѣрую», и окончательно разрывали съ церковью. До Николая связь кое-какъ держалась. Съ 14 Декабря она лопнула и ее почти не существуетъ. Откуда же было намъ имѣть библейскій языкъ? Кто читалъ у насъ богословскія книги? Кто занимался религіозными вопросами? То что писалось духовенствомъ — не читалось ни кѣмъ изъ лучшихъ и изъ передовыхъ писателей, кромѣ, развѣ одного Гоголя, но и тотъ погибъ отъ своей связи съ религіей.

Вслѣдствіе этого отчужденія общества отъ церкви, мы не сочли нужнымъ удерживать и полумертвый церковный языкъ въ нашемъ переводѣ. Мы имѣли на это тѣмъ большее право что онъ не соотвѣтствуетъ подлиннику, который мы переводили. Въ еврейскомъ нѣтъ словъ: Господь, скинія, кивотъ, плащаница и т. п. — зачѣмъ же было намъ ихъ удерживать? Какое же право имѣли мы искажать эту книгу, навязывая ей тѣ выраженія, которыхъ въ ней нѣтъ? Для какихъ цѣлей, стали бы мы обманывать людей, берущихъ эту книгу, и для чего стали бы мы намекать имъ, что православіе тождественно съ библіей? Мы не задумались принять слова жертва, жрецъ, всесожженіе, приношеніе, знаменье и множество другихъ, находящихся въ еврейскомъ, и для которыхъ мы не нашли другихъ, лучшихъ, но мы откинули то, чего въ немъ нѣтъ.

Мы знаемъ какъ многіе не довольны будутъ за то что мы писали еврейскіе имена, такъ какъ онѣ произносятся по еврейски а не такъ, какъ принято ихъ произносить въ церковныхъ книгахъ. Но, опять таки отвѣчаемъ, не наша вина. Библія говоритъ не объ Авраамѣ а объ Абраамѣ, не объ Моисеѣ а объ Моше. Зачѣмъ писать ихъ по церковному? Намъ скажутъ что это дѣло привычки, что такъ понятнѣй, что незачѣмъ мѣнять по напрасну именъ. Правда, смѣшно было бы писать Пари вмѣсто Парижъ и Кёбенхафнъ вмѣсто Копенгагенъ, но въ переводѣ Библіи дѣло другое. Во-первыхъ, въ Библіи буква есть уже святыня сама по себѣ а «кто приложитъ,.. или кто отложитъ, у того отниметъ Богъ участіе въ книгѣ жизни», съ религіозной точки зрѣнія смертный грѣхъ искажать имена и слова Библіи. Во-вторыхъ, сохраненье этихъ именъ, неправильныхъ само по себѣ, ведетъ только къ поддержанію школьныхъ мнѣній и мѣшаетъ смотрѣть прямо. Хава всегда является не тѣмъ что Эва, съ длинными волосами или съ гирляндой на бокахъ. Іосифъ прекрасный и Jосефъ два совершенно различныхъ лица. Мы убѣждены что употребленье именъ въ еврейской ихъ формѣ много облегчитъ дѣлу свободнаго изслѣдованія. При ихъ помощи всѣ эти событія, знакомыя со школьной скамейки и прикрашенныя школьными взглядами, кажутся другими, а этого мы и хотѣли. Одинъ нашъ знакомый, просматрывая книгу Бытія въ корректурѣ, прочелъ почти всю исторію Ноаха и потопа, и ему не пришло въ голову что дѣло идетъ о знакомомъ ему Ноѣ. Если и прочіе читатели будутъ также независимо читать Библію, какъ довелось ему, то цѣль наша достигнута и возможность свободнаго изслѣдованія положена [1].

Подобныхъ же правилъ придерживались мы и при передачѣ именъ Божьихъ. У евреевъ было четыре главныхъ имени для выраженія понятія о божествѣ: Э л о h и м ъ, Э л ь, А д о н а j и Е h о в а h (Іегова). Э л о h и м ъ употреблялось точно такъ, какъ у насъ слово Богъ. Оно означало и Бога, творца міра Бога по преимуществу, и бога вообще, т. е. языческаго, мнимаго: «Я Сущій, Б о г ъ твой. Не должно быть у тебя другихъ б о г о в ъ предъ лицемъ моимъ».

Слово Э л о h и м ъ собственно множественное число отъ Э л о а h, богъ. Во множественномъ числѣ употреблялось оно изъ уваженія и вслѣдствіе идеи о полнотѣ божества, заключавшаго въ себѣ и весь міръ и всѣхъ боговъ. Въ единственномъ числѣ употреблялось оно рѣже. Корень этого слова а л а h, б о я т ь с я, б л а г о г о в ѣ т ь; оно имѣетъ одно происхожденіе съ арабскимъ а л л а х ъ. Перевести Э л о h и м ъ или Э л о а h мы могли только словомъ б о г ъ, по крайней мѣрѣ, другого, болѣе точнаго выраженія мы не нашли для него. (Слово б у к а далеко не соотвѣтствуетъ понятію выражаемому словомъ Элоhимъ, хотя и даеть идею о страхѣ). Кромѣ того, Э л о h и м ъ вполнѣ соотвѣтствуетъ, по своему употребленію, нашему слову б о г ъ и также переводится и на прочіе европейскіе языки: gott, god, dieu, deus.

Э л ь имѣетъ тоже значеніе что и Элоhимъ, но употребляется рѣже. Слово это обыкновенно переводятъ тоже б о г ъ, но мы не рѣшились на это. Э л ь значитъ с и л ь н ы й, с и л а ч ь, г е р о й. Употреблялось оно преимущественно въ поэзіи, въ высокомъ слогѣ и всего чаще, съ какимъ нибудь прибавленіемъ, атрибутомъ. Э л ь - Ш а д а й Сильный-Всемогущій, Э л ь - Г и б о р ъ Сильный Витязь. Оно часто встрѣчается въ собственныхъ именахъ: Э л і э з е р ъ, (Элизаръ) Сильный его помощь; Э л и ш а (Елисей) Сильный его спасенье. J и с р а э л ь (Израиль) Борецъ Сильнаго; М и к а э л ь (Михаилъ), — кто подобенъ Сильному? Г а б р і э л ь (Гавріилъ) Мужъ Сильнаго.

А д о н ъ, А д о н а й = Господинъ, Господа мои (послѣднее въ томъ же смыслѣ какъ Элоhимъ вмѣсто Элоаh.)

Эти три имени употребляются также и относительно людей. Напримѣръ: встрѣчаются выраженія какъ въ приведенномъ псалмѣ 45.

ПСАЛОМЪ 45.
(По гречески и по славянски 44).
Н А Ч А Л Ь Н И К У   Х О Р А   Н А   Ш О Ш А Н И М Ѣ.
С Ы Н О В Ъ   К О Р А Х О В Ы Х Ъ   П Ѣ С Н Ь   Л Ю Б В И.
Вскипаетъ сердце мое рѣчью складкой!
Я сказалъ: Сочиненье мое для царя —
языкъ мои трость скорописца!

*     *     *
Прекраснѣйшій ты изъ сыновъ человѣческихъ,
изливается милость устами твоими!
оттого что благословилъ тебя Богъ на вѣки.

Опояшь мечемъ твоимъ бедро, витязь!
красою твоей и убранствомъ твоимъ!
И въ убранствѣ твоемъ поѣзжай побѣдителемъ,
ради истины и кротости-праведности.
и рука твоя чудеса покажетъ!

Остры стрѣлы твои:
(народы ницъ падаютъ!)
въ сердца враговь царя  л е т я т ъ   с т р ѣ л ы.

*     *     *
Престолъ твой, Боже, вѣченъ и непоколебимъ,
посохъ правоты — посохъ царства твоего!
любишь ты праведность и ненавидишь беззаконіе!
Потому помазалъ тебя Богъ,
Богъ твой масломъ радости, преимущественно предъ соучастниками твоими
Мира, алоэ и касія — всѣ платья твои!
изъ чертоговъ слоновой кости струны веселятъ тебя!
Дочери царскія между любовницами твоими!
на право стоитъ царица въ Офирскомъ золотѣ!

*     *     *
«Слушай дочь!
взгляни и преклони ухо твое:
забудь народъ свой и дочъ отца своего!
и пусть вождѣлѣетъ царь красоту твою,
ибо онъ господинъ твой! — и прострись ты ему!

И дочь Цора съ дарами  п р е д с т а н е т ъ,
ласкать тебя станутъ богатѣйшіе изъ народа!

*     *     *
Вся въ украшеніяхъ  с и д и т ъ  дочь царская у стѣны,
выткана золотомъ одежда ея!
Въ испещренномъ уборѣ введена она къ царю,
дѣвы за нею!
подруги ея приведены къ тебѣ!

Введены онѣ съ весельемъ и ликованьемъ
приведевы онѣ въ чертогъ царя.

Вмѣсто отцовъ твоихъ будутъ сыны твои,
поставишь ты ихъ князьями по всей землѣ...

*     *     *
Памятнымъ сдѣлаю я имя твое въ родъ и родъ:
потому будутъ народы славить тебя въ вѣкъ и въ вѣчность!

Считаемъ не лишнимъ привести этотъ же псаломъ въ переводѣ Филарета, гдѣ онъ получаетъ другой смыслъ; мы печатаемъ его буква въ букву:

Н А Ч А Л Ь Н И К У   Х О Р А.   Н А   М У З Ы К А Л Ь Н О М Ъ   О Р У Д І И   Ш О Ш А Н Ъ.
К О Р Е Е В Ы Х Ъ   С Ы Н О В Ъ.   У Ч Е Н І Е.   П Ѣ С Н Ь   Л Ю Б В И.

Ліется изъ сердца моего слово благое; я сказалъ: твореніе мое для Царя: языкъ мой трость скрописца. Ты прекраснѣйшій изъ сыновъ человѣческихъ, благодать изливается изъ устъ Твоихъ; потому что Богъ благословилъ Тебя на вѣкъ. Препояшь, Сильный, бедро Твое мечемъ, честію Твоею и красою Твоею. И въ семъ украшеніи Твоемъ спѣши, возсядь на колесницу для истины и кроткой правды, и десница Твоя покажетъ чудеса. Остры стрѣлы Твои, (Сильный); народы падутъ подъ власть Твою, пронзятъ оныя сердце враговъ Царевыхъ. Престолъ Твой, Боже, вѣченъ и непоколебимъ, скипетръ царства Твоего скипетръ правоты. Ты любишь правду, и ненавидишь беззаконіе; посему помазалъ тебя, Боже, Богъ Твой елеемъ радости, преимущественно предъ соучастниками Твоими. Всѣ одежды Твои благоухаютъ смирною, алоемъ и касіею. Живущіе въ чертогахъ Миннійской слоновой кости утѣшаютъ Тебя. Царскія дщери между почетными прислужницами Твоими; по правую руку Твою стоитъ Царица въ Офирскомъ золотѣ. Слыши, дщерь, воззри и обрати ко мнѣ ухо твое, забудь народъ твой и домъ отца твоего. И возлюбитъ Царь красоту твою; ибо Онъ Господь твой, и ты поклонися Ему. Дщерь Тира предстанетъ съ дарами, богатѣйшіе изъ народа будутъ умолять Тебя. Вся украшена дщерь Царева внутри, одежда ея убрана золотомъ. Въ испещренной одеждѣ вводится она къ Царю; за нею дѣвы, подруги ея, приводятся къ Тебѣ. Онѣ приводятся съ веселіемъ и ликованіемъ, входятъ въ чертогъ Царевъ. Вмѣсто отцевъ Твоихъ, Царь, будутъ сыны Твои, поставишь ихъ князьями по всей землѣ. Я сдѣлаю незабвеннымъ имя Твое въ родъ и родъ; потому будутъ славить Тебя народы во вѣкъ и вѣчность.

Этотъ псаломъ выходитъ еще страннѣе въ славянскомъ переводѣ. Мы выписываемъ его тáкъ кáкъ онъ отпечатанъ въ изданіи Библіи 1816; знаки препинанія заимствуемъ большею частію изъ Филаретова перевода:

В Ъ   К О Н Е Ц Ъ   О   И З М Ѣ Н Я Е М Ы Х Ъ   С Ы Н О М Ъ   К О Р Е О В Ы М Ъ
В Ъ   Р А З У М Ъ,  П Ѣ С Н Ь   О   В О З Л Ю Б Л Е Н Н Ѣ М Ъ.

Отрыгну сердце мое слово благо, глаголю азъ дѣла моя цареви, языкъ мой трость книжника скорописца. Красенъ добротою паче сыновъ человѣческихъ, изліяся благодать во устнахъ твоихъ: сего ради благослови тя Богъ во вѣкъ. Препояши мечь твой по бедрѣ твоей силне. Красотою твоею, и добротою твоею, и наляцы, и успѣвай, и царствуй истины ради и кротости, и правды, и наставитъ тя дивно десница твоя. Стрѣлы твоя изощрены силне: людіе подъ тобою падутъ въ сердцы врагъ царевыхъ. Престолъ твой, Боже, въ вѣкъ вѣка: жезлъ правости, жезлъ царствія твоего. Возлюбилъ еси правду, и возненавидѣлъ еси беззаконіе: сего ради помаза тя, Боже, Богъ твой елеемъ радости, паче причастникъ твоихъ. Смѵрна, и стакти, и кассіа, отъ ризъ твоихъ отъ тяжестей слоновыхъ, изъ нихже возвеселиша тя. Дщери царей въ чести твоей, предста Царица одесную тебе, въ ризахъ позлащенныхъ одѣяна, преиспещрена. Слыши, Дщи, и виждь, и приклони ухо твое, и забуди люди твоя, и домъ отца твоего. И возжелаетъ Царь доброты твоея, зане той есть Господь твой, и поклонишися ему. И дщи Тѵрова съ дары, лицу твоему помолятся богатіи людстіи. Вся слава дщере царевы внутрь, рясны златыми одѣяна и преиспещрена. Приведутся Царю дѣвы въ слѣдъ ея, искреннія ея приведутся тебѣ. Приведутся въ всселіи и радованіи, введутся въ храмъ Царевъ. Вмѣсто отецъ твоихъ быша сынове твои, поставиши я князи по всей земли. Помяну имя твое во всякомъ родѣ и родѣ, сего ради людіе исповѣдятся тебѣ въ вѣкъ, и во вѣкъ вѣка.

Очевидно что въ этомъ, чисто свѣтскомъ, псалмѣ, слово боже относится просто къ царю, такъ какъ у насъ говорится: «ты мое божество», «мой ангелъ» и т. п.

Точно также употребляется иногда и  Э л ь  — Сильный. Въ пророчествѣ Езекіиля на Египетъ, Богъ говоритъ о Фараонѣ, что онъ предалъ его во власть Навохудоносора:


И предалъ я его въ руку  с и л ь н а г о  племенъ...
поступитъ онъ съ нимъ по произволу своему! (Езек. 31, 11)

А д о н ъ  и  А д о н а j  употребляется еще чаще. Это слово совершенно соотвѣтствуетъ французскому monsieur или monsegneur = господинъ мой. Надо замѣтить, что поеврейски гласныя не пишутся въ строку, а ставятся или надъ или подъ согласными. Обычай выставлять гласныя введенъ по Р. X.; до тѣхъ поръ ихъ не ставили вовсе.  А д о н а j  пишется по еврейски  д н j,  а гласныя а, о, а прибавляются сверху и снизу.  А д о н а j  значитъ, какъ мы сказали, господа мои, и употребляется относительно Бога. Господинъ мой употреблялось относительно людей, но господинъ мой  (а д о н и)  безъ гласныхъ пишется тоже  д н j.  Подставители гласныхъ, благочестивые раввины масоретской школы, ставили иногда множест. ч. иногда единст., смотря потому что имъ казалось приличнѣе. Оттого мѣстами, гдѣ имъ казалось что  а д н j  относится къ богу, они приписывали а-о-а, а, гдѣ къ адонаj адони. Примѣръ такого отчасти произвольнаго разставливанья гласныхъ встрѣчается также и въ этомъ псалмѣ, гдѣ Масореты, не смѣвшіе предположить, чтобы свѣтская пѣсня вошла въ сборникъ гимновъ, поставили къ слову  д н j  гласныя а-о-а, и отнесли его къ Богу. Мы для простоты держались правила переводить  а д о н ъ  господинъ, а  а д о н а j  и  а д о н и   (д н j)  господинъ мой, что во всякомъ случаѣ ближе къ древнему подлиннику. Адонаj въ славянской Библіи переведено словомъ Господь, имѣвшимъ въ древности тоже значеніе что господинъ. Въ прочихъ языкахъ его такъ и переводятъ : kyrios, dominus, seigneur, lord, herr, pan.

Наконецъ самое важное изъ именъ божьихъ есть  Е h о в а h  или, какъ у насъ принято писать, Іегова. Слово  J’ h о в а h  не имѣетъ вовсе значенія, но тѣмъ не менѣе оно поясняется изъ 3 гл. Исхода, ст. 13-15, гдѣ Моисей спрашиваетъ у Бога его имя:

И сказалъ Моше Богу: «Ну, вотъ я приду къ сынамъ Jисраэля, и скажу имъ: "Богъ отцовъ вашихъ послалъ меня къ вамъ!" А они скажутъ мнѣ: "Какъ зовутъ его?" Что скажу я имъ?» И сказалъ Богъ Моше:  «Е с м ь  тотъ кто  Е с м ь»;  и сказалъ онъ: «Такъ скажешь ты сынамъ Jисраэля: "Есмь, послалъ меня къ вамъ!"» И сказалъ еще Богъ Моше: «Такъ скажешь ты сынамъ Jисраэля:  Е h о в а,  Богъ отцовъ вашихъ, Богъ Абраама, Богъ Jицехака и Богъ Яакоба, послалъ меня къ вамъ! Это имя мое во вѣкъ, и это поминанье мое въ родъ и родъ».

Е с м ь,  которое, стало быть, имя божіе, по еврейски пишется hjh, или, съ гласными, эhjэh.  J’ h о в а h  по еврейски пишется Jhвh, или съ гласными J’hоваh (Еова), т. е. съ гласными слова  А д о н а j [2] оттого что евреи, по древнему суевѣрному обычаю, не смѣютъ произносить его, но замѣняютъ его словомъ  А д о н а j,  господа мои. Еслиже это слово,  а д о н а j,  встрѣчается вмѣстѣ съ словомъ  J’ h о в а h,  въ формѣ  д н j   J h в h,  то Масореты ставили при немъ гласныя слова Элоhимъ и выходило Jэhовиh = Адонаj Jэhовиh. Такимъ образомь намъ неизвѣстно настоящее произношеніе имени божьяго: оно сдѣлалось таинственнымъ еще во время LXX толковниковь, которые уже тогда замѣняли его словомъ господинъ (kyrios) и Богъ. Но преданіе, сохранившееся у отцовъ церкви и у греческихъ писателей, говоритъ что евреи называли Бога Яо, Еу, Яу Аэ. Всѣ эти указанія, вмѣстѣ съ вышеприведеннымъ мѣстомъ изъ Исхода, даютъ полное право предпогалать что  J h в h  есть 3 л. ед. ч. несов. формы глагола  h а в а h,  быть, существовать:  J а h в э h  (Яве) 3 л. ед. ч. несов. формы: Есть; что совершенно согласно и съ преданіемъ и съ объясненіемъ даннымъ Моисею. «Имя мое Есмь», говоритъ Богъ. «Скажи имъ что Есть послалъ тебя». На этомъ основаніи мы перевели слово  J h в h — С у щ і й,  Тотъ Кто есть, Кто существуетъ. Усѣченную форму  J h  мы переводили тоже усѣченной формой —  С у щ ъ.

Согласно съ преданіемъ о таинственномъ значеніи имени  J h в h,  которое перешло и къ христіамъ, оно почти во всѣхъ переводахъ замѣнено словомъ господинъ, или въ соединеніи  д н j   j h в h  словомъ богъ = господь богъ. Этихъ правилъ держались почти всѣ переводчики, въ томъ числѣ Лютеръ, и авторы Узаконеннаго Перевода. Нарушено оно было въ первый разъ французскими реформаторами, которые стали переводить его словомъ l’Eternel, Вѣчный. Этимъ же словомъ перевелъ его Бенишъ (the Eternal) и Бунзенъ (der Ewige). Нашъ переводъ точнѣе передаетъ смыслъ этого имени.

Изложивъ, такимъ образомъ, правила, которыхъ мы придерживались въ переводѣ Пятикнижія, и взглядъ нашъ на цѣль, предпринятаго нами труда, мы должны сдѣлать еще одно замѣчаніе.

Переводъ былъ сдѣланъ нами безъ всякой посторонней помощи. Отъ первой до послѣдней страницы мы работали одни. Пособія, списокъ которыхъ прилагается ниже, далеко не могли замѣнить помощника, который былъ бы хорошо знакомъ съ русскимъ и еврейскимъ языкомъ; а имѣть такого помощника въ Лондонѣ было невозможно. Мы не сомнѣваемся въ общей вѣрности нашего перевода, но можетъ быть что въ немъ найдутся ошибки. Эти ошибки едва-ли могутъ быть въ мѣстахъ, имѣющихъ какую-нибудь важность, на которыя дѣлаются ссылки въ богословскихъ сочиненіяхъ, и мы не думаемъ чтобъ число ихъ было значительно. Какъ бы то ни было, всѣ подобные недосмотры будутъ нами собраны и означены въ приложеніяхъ въ слѣдующихъ выпускахъ библіи, или изданы отдѣльной тетрадью.

Другое обстоятельство, которое можно поставить въ недостатокъ нашему переводу: — это слогъ. Мы хотѣли прежде всего точности перевода, его возможно большей вѣрности съ подлинникомъ, и потому, рѣшились даже слѣдовать еврейскому словорасположенію. У насъ не было готовыхъ ни языка, ни выраженій, ни образца и потому можетъ быть мы впали въ крайность.

Переводъ былъ конченъ и уже готовъ къ печати, когда нѣкоторыя лица, вполнѣ заслуживающія довѣрія въ основательномъ знаніи русскаго языка, упрекнули насъ за слишкомъ большую строгость въ передачѣ текста. Въ самомъ дѣлѣ, привыкнувь къ однообразной работѣ замѣщенья еврейскихъ предложеній русскими, мы увлеклись и гибкостью послѣднихъ относительно синтаксическихъ формъ, и совершенной свободой, которою пользовадись мы, создавая библейскій слогъ для русскаго языка. Формы, которыя казались, и даже кажутся намъ чисто русскими, или покрайней мѣрѣ, не противорѣчащими духу нашего языка, отвергнуты какъ насильственныя, лицами, видѣвшими этотъ переводъ въ рукописи или въ корректурѣ. Мы ихъ измѣнили, не рѣшаясь вполнѣ довѣрять своему собственному уху, которое могло притупѣть въ продолженіи долгой однооброзной работы.

Если мы не достигли своей цѣли, если нашъ переводъ не произведетъ того впечатлѣнія, которое мы хотѣли произвести имъ — пусть онъ послужитъ корректурными листами другимъ, болѣе способнымъ, переводчикамъ. Мы на одномъ настаиваемъ и одного желаемъ отъ перевода обѣщаннаго въ Россіи — это свободы отъ церковныхъ словъ и свободы отъ LXX толковниковъ. Они потеряли свой смыслъ, стали мертвою буквой и затемняютъ дѣло. Пора преданій прошла, нужна свобода изслѣдованья, а независимый переводъ дастъ ей возможность возникнуть въ Россіи.

Для этого выпуска мы пользовались слѣдующими пособіями:

JEWISH SCHOOL & FAMILY BIBLE, newly translated by Dr. A. Benish, professor of Hebrew to the Jews’ and General Literary and Scientific Institution, late Lecturer to the Western Synagogue, St.-Alban’s Place. Second Edition, Revised and Improved. London, 1852.

Die HEILIGE SCHRIFT des ALTEN und NEUEN TESTAMENT, übersetzt von Dr. W. M. L. de Wette. Dritte verbesserte Ausgabe. Heidelberg, 1839.

VOLLSTANDIGES BIBELWERK für die GEMEINDE von Christian Carl Bunsen. Erste Abtheilung, die BIBEL, Uebersetzung und Erklärang. Erster Theil: DAS GESETZ. Leipzig, 1858.

POLYGLOTTEN-BIBEL zum praktischen Handgebrauch. Die ganze Heilige Schrift Alten und Neuen Testaments in übersichtlicher Nebeneinanderstellung des Urtextes, der Septuaginta, Vulgata und Luther-Uebersetzung, so wie der wichtigsten Varianten der vornehmsten deutschen Uebersetzungen. Bearbeitet von Dr. R. Stier und Dr. K. G. W. Theile. Bielefeld, 1854.

HISTORICAL and CRITICAL COMMENTARY on the OLD TESTAMENT, with a NEW TRANSLATION, by M. M. Kalish, Phil. Doc., M. A.: Genesis — London, 1858; EXODUS — London, 1855.

LA SAINTE BIBLE revue sur les originaux, par David Martin. Bruxelles, 1847.

The HOLY BIBLE, authorised version.

Die HEILIGE SCHRIFT, übersetzt von Dr. Martin Luther.

BIBLIA SWITA, z zydowskiego i greckiego języka na polski pilnie i wiernie przetłomaczona. W Lipsku, 1846.

BIBLJ SWATA, se wssî pilnostj opiet przehlédnitá, ponaprawená а w nowie wydana. W Kyseku, 1851.

Библія, сирѣчь Книги Священнаго Писанія Ветхаго и Новаго Завѣта. Шестое надесять по исправленіи тисненіе. Москва, 1816.

Die GENESIS, historisch-kritisch erläuteret von P. von Bohlen. O. professor zu Konigsberg. Konigsberg, 1835.

KURZGEFASSTES EXEGETISCHES HAHDBUCH zum ALTEN TESTAMEIST. GENESIS erklart von August Knobel. Leipzig, 1852. EXODUS und LEVITICUS. Leipzig, 1858.

Notes critical and practical on the BOOK OF GENESIS, designed as a general help to Biblical reading and instruction. By George Bush, professor of Hebrew and Oriental literature, New-York City University. In two volumes. Twenty-sixth edition. New-York, 1859.

Notes critical and practical on the BOOK OF EXODUS. do

Notes critical and practical on the BOOK OF LEVITICUS. do

Notes critical and practical on the BOOK OF NUMBERS. do

Notes critical and practical on the BOOK OF DEUTERONOMY. do

Кромѣ этихъ главныхъ пособій, мы пользовались и другими, какъ христіанскими такъ не христіанскими, которые не вошли въ этотъ списокъ или по своей неважности, или потому что мы мало къ нимъ обращались.

Словарь и грамматику употребляли мы Гизеніуса. Наружный видъ текста заимствовали изъ перевода Бунзена. Слова, не находящіяся въ текстѣ, но вставленныя нами для его поясненія, напечатаны курсивомъ. Слова, на которыя мы хотѣли, почему бы то ни было, обратить вниманье читателя, напечатаны в ъ р а з б р о с ъ. Переводъ нашъ, какъ уже было объявлено, будетъ выходить выпусками, въ объемѣ настоящаго. Форматъ, шрифтъ, счетъ страницъ и т. п., будетъ общимъ для всего перевода. Слѣдующій выпускъ будетъ заключать въ себѣ: Историческія Книги Ветхаго Завѣта.

Лондонъ, Апрѣль 1860.

Примѣчанія:
[1] При правописаніи собственныхъ именъ мы наблюдали слѣдующія правила: ш в а (короткое э, полугласная въ родѣ древне-славянскаго и сербскаго ъ) мы передавали просто э, какъ принято. А л е ф ъ, а й н ъ и h е мы опускали, какъ незамѣтныя въ произношеніи и не возможныя для русскаго говора. Б е т ъ — б, г и м е л ь — г, в а в ъ — в, д а л е т ъ — д, з а и н ъ — з, х е т ъ — х, к а ф ъ съ придыханіемъ тоже х, к а ф ъ безъ придыханія к, к у ф ъ — к, л а м е д ъ — л, м е м ъ — м, н у н ъ — н, с а м е д ъ и с и н ъ — с, п е — п, п е съ придыханіемъ ф, ц а д э — ц, р е ш ъ — р, ш и н ъ — ш, т е т ъ и т а у — т, j о д ъ передъ а — э, у мы писали я, е, ю; а передъ и и о ставили для его означенія латинское j, придавая ему тоже значеніе какое имѣетъ нѣмецкое и польское j. Принятіе этой буквы нисколько не противурѣчитъ духу русскаго языка. Она существуетъ во всѣхъ славянскихъ азбукахъ и употреблялась даже въ древнеславянской церковной, въ видѣ ı безъ точки. Она показываетъ что слогъ j о въ словѣ J о к т а н ъ долженъ произноситься какъ е въ словѣ елка, раекъ и т. п. J и ц е х а к ъ какъ Йицехакъ. По духу русскаго языка мы наблюдали присутствіе и отсуствіе dagesch lene только въ к а ф ѣ и п е (к, х, п, ф); въ б е т ѣ, г и м е л ѣ и д а л е т ѣ мы оставили его безъ вниманія, такъ какъ нашъ языкъ не имѣетъ хотя приблизительно соотвѣтствующихъ звуковъ (б е т ъ aspirata не могъ произноситься какъ в, иyаче онъ смѣшивался бы съ вавомъ, чего мы не видимъ). Точно также мы нигдѣ не двоили согласныхъ (dagesch forte): это было бы почти не замѣтно въ русскомъ произношеніи и въ послѣдствіи, затруднительно для правописанія.
[2] Первое А въ словѣ J’ehоваh пропущено вслѣдствіе особенныхъ законовъ еврейскаго произношенія.

Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0