Русская Библiя
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Русская Библія
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Греческая Библія

Ἡ Παλαιὰ Διαθήκη
-
Ἡ Καινὴ Διαθήκη

Славянская Библія

Ветхій Завѣтъ
-
Новый Завѣтъ

Синодальный переводъ

Исторія перевода
-
Ветхій Завѣтъ
-
Новый Завѣтъ

Переводы съ Масоретскаго

митр. Филарета Дроздова
-
Росс. Библ. Общества
-
прот. Герасима Павскаго
-
архим. Макарія Глухарева
-
С.-Петербургской Д. А.
-
проф. И. П. Максимовича
-
проф. М. С. Гуляева
-
проф. А. А. Олесницкаго
-
Неизвѣстн. перевод.
-
В. Левисона - Д. Хвольсона
-
проф. П. Горскаго-Платонова
-
«Вадима» (В. И. Кельсіева)
-
проф. П. А. Юнгерова
-
Л. І. Мандельштама
-
О. Н. Штейнберга
-
А. Л. Блоштейна

Переводы съ Греческаго LXX

свящ. А. А. Сергіевскаго
-
архіеп. Агаѳангела Соловьева
-
еп. Порфирія Успенскаго
-
проф. П. А. Юнгерова

Переводы Новаго Завѣта

архіеп. Меѳодія Смирнова
-
Росс. Библ. Общества
-
В. А. Жуковскаго
-
К. П. Побѣдоносцева
-
А. С. Хомякова

Апокриѳы

Ветхозавѣтные
-
Новозавѣтные

Библейскія изслѣдованія

Святоотеческія толкованія
-
Изслѣдованія по библеистикѣ
-
Толковая Библія Лопухина
-
Библія и наука

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 28 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 21.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ИСТОРІЯ ПЕРЕВОДА

Свт. Ѳеофанъ Затворникъ († 1894 г.)
Объ употребленіи новаго перевода ветхозавѣтыхъ писаній.

Спрашивалъ меня нѣкто: ужели, пиша о чемъ-либо касающемся дѣла Вѣры, нельзя приводить свидѣтельствъ Писанія по новому русскому переводу? Я отвѣтилъ ему: что касается до меня, то я никогда не привожу текстовъ иначе какъ по-славянски, не только изъ ветхозавѣтныхъ Писаній, но и изъ новозавѣтныхъ; хотя увѣренъ, что русскій переводъ Новаго Завѣта представляетъ подлинное слово Божіе, чего о предлежащемъ переводѣ Ветхаго Завѣта убѣжденія мои, св. Церковію внушенныя, не позволяютъ мнѣ сказать. Но какъ мой обычай никому не указъ, то я предложилъ вопрошавшему послѣдовать указаніямъ покойнаго Владыки Московскаго въ извѣстной статьѣ его, которымъ совѣстно не послѣдовать.

Мысль объ этомъ чтимаго Владыки такова: и въ школахъ при преподаваніи Закона Божія, и въ сочиненіяхъ по предметамъ Вѣры всегда слѣдуетъ приводить свидѣтельства Писанія по-славянски; потому что славянскій языкъ понятенъ для всѣхъ. Въ случаѣ, если встрѣтится какое мѣсто темноватое, то приведши текстъ по-славянски, надо прилагать къ нему по-русски посильное поясненіе или перифразъ.

Послѣднее ограниченіе даетъ намъ указаніе и на то, гдѣ можетъ быть умѣстно употребленіе новаго русскаго перевода, — именно: гдѣ окажется нужнымъ изложить по-яснѣе какой-либо ветхозавѣтный текстъ, приведенный по-славянски, а новый переводъ представляетъ къ тому удовлетворительное пособіе, тамъ можно послѣ славянскаго текста приводить тотъ же текстъ и по новому русскому переводу, какъ поясненіе или перифразъ перваго.

Тѣмъ и кончилъ я мой отвѣтъ. Но потомъ стали приходить мнѣ другія мысли, другіе вопросы и рѣшенія ихъ, которыми предложенный вопросъ разрѣшался съ большею полнотою и опредѣленностію. Излагаю ихъ здѣсь, считая такое изложеніе не безполезнымъ.

Само собою очевидно, что предложеннымъ указаніемъ опредѣляется употребленіе той только части Библіи въ русскомъ переводѣ, которая согласна съ Библіею славянскою; а что дѣлать съ тою, которая несогласна? Ужели оставить ее безъ всякаго употребленія?

На это вотъ какой слѣдуетъ постановить отвѣтъ: — св. отцы, толкователи божественнаго Писанія, имѣли у себя такія изданія Библіи, въ которыхъ противъ каждаго текста 70-ти помѣщались въ особыхъ граняхъ и другіе переводы. Когда встрѣчалось какое мѣсто затруднительное, они, предложивъ свое ему поясненіе, обращались иногда и къ этимъ другимъ переводамъ его, стоявшимъ противъ него у нихъ предъ глазами, говоря: иной такъ-то, а иной такъ-то переводятъ сіе мѣсто или одно какое слово. Вотъ намъ указаніе на употребленіе и нашего новаго перевода Библія, въ тѣхъ случаяхъ, гдѣ онъ несогласенъ съ славянскимъ: имѣть его предъ глазами, какъ одну изъ граней, какія имѣли предъ собою св. отцы. Затѣмъ, когда потребуетъ нужда, можно и намъ обращаться къ сему переводу, говоря: а въ русскомъ пореводѣ такъ читается сіе мѣсто, — не давая сему чтенію предпочтенія, или рѣшающаго голоса, а предлагая, какъ мнѣніе, въ пособіе къ пониманію предлежащаго мѣста Писанія.

Чтобы придать болѣе опредѣленности сему правильцу, считаю нужнымъ прибавить:

Первое. Нѣтъ нужды при всякомъ мѣстѣ славянской Библіи, съ которымъ новый переводъ несогласенъ, непремѣнно поминать о семъ послѣднемъ; потому что очень многія мѣста славянской Библіи (не наибольшая ли часть?), съ коими несогласенъ русскій переводъ, ясны и удобопонятны сами по себѣ и съ теченіемъ рѣчи болѣе сообразны. Указывать въ этихъ случаяхъ на русскій переводъ значило бы обременять безъ нужды рѣчь и путать понятія.

Второе. Не слѣдуетъ полагать, что когда придется сказать: а въ русскомъ переводѣ такъ читается..., то этимъ тоже означается, что: а въ еврейской Библіи такъ стоитъ. Потому что нашъ переводъ очень многія мѣста нынѣшней еврейской Библіи заподозрилъ въ поврежденіи и перевелъ ихъ — иныя, слѣдуя 70-ти, а иныя по другимъ соображеніямъ, — несогласно съ еврейскимъ текстомъ. Напримѣръ: по 70-ти переведенъ Псал. 21, 17: «пронзили руки мои», по-славянски: ископаша руцѣ мои. По-еврейски стоитъ вмѣсто ископаша: какъ левъ. По другимъ соображеніямъ переведенъ — Быт. 2, 2: «Совершилъ Богъ къ седмому дню дѣла свои». Мысль таже что по-славянски: соверши... въ шестый день... Въ еврейскомъ стоитъ: въ седмый день. Такихъ мѣстъ обоего рода очень много. Въ этихъ случаяхъ придется, послѣ: въ русскомъ переводѣ такъ стоитъ, — прибавлять: а въ еврейской Библіи такъ. Эта послѣдняя прибавка никогда не будетъ въ похвалу еврейскому тексту.

Третье. И это столь ограниченное употребленіе новаго перевода должно признавать умѣстнымъ только при толкованіи Писанія; въ проповѣдяхь же, въ простой бесѣдѣ и даже въ разсужденіяхъ приводить въ подтвержденіе своихъ мыслей мѣста по русскому переводу, несогласныя съ славянскимъ текстомъ, есть дѣло не только неумѣстное, но и грѣшное. И какая стать?!.. Слышу или читаю какое-либо мѣсто, какъ свидѣтельство Божественнаго Писанія, ищу его въ своей Библіи [1], нахожу, что тамъ совсѣмъ не то говорится, — и руками розь. Не грѣшно вамъ, ученые, бить мою совѣсть, — вамъ, которыхъ Церковь воспитала на созиданіе чадъ своихъ, а не на разореніе? — А то, что иные у насъ, даже помимо новаго русскаго перевода, предлагаютъ ветхозавѣтныя мѣста прямо съ еврейскаго, по собственному переводу, совсѣмъ никуда не гоже. Эти господа хотятъ вѣрно у насъ, по примѣру нѣмцевъ, въ употребленіи ветхозавѣтныхъ Писаній произвесть путаницу, похожую на смѣшеніе языковъ: кто куда.

Вотъ какое скромное употребленіе новаго перевода считаю я законнымъ. Отъ употребленія же его безъ удержа да избавитъ насъ Господь! — Что особенно должно удерживать отъ этого, такъ это опасность — совсѣмъ отвыкнуть отъ Библіи церковной и вслѣдствіе того набить себѣ потребность, а далѣе и необходимость замѣнить ее другою, во многомъ отъ ней отличною, какъ это случилось въ западной церкви съ іеронимовскою Библіей. Замѣна же эта немыслима въ православной Церкви (пока она православна), по коренному началу православія. Если случится съ нами сіе несчастіе, тогда мы сдвинемся съ основанія, на которомъ стоимъ доселѣ, разойдемся съ православною Церковію, какою она пребывала во всѣ времена и какою она пребудетъ во всѣхъ другихъ частныхъ восточныхъ церквахъ (ибо никто изъ тамошнихъ не пойдетъ нашею дорогою), оторвемся отъ корня своего, отособимся отъ всѣхъ православныхъ и станемъ для нихъ чужими. Сознаніе опасности дойти до такого положенія недостаточно ли къ тому, чтобы расположить насъ къ опасливому обхожденію съ словомъ Божіимъ, а не махать имъ съ плеча, какъ кому ни вздумается? А что если своевольничаніе въ семъ существенномъ дѣлѣ (употребленіи слова Божія) образуетъ въ насъ позывъ къ своевольнымъ воззрѣніянъ и на всѣ пункты православія, и къ перетолковываніямъ ихъ вкось и вкривь, какъ дѣлаютъ нѣмцы? — Тогда прощай совсѣмъ дорогое православіе.

Но вѣдь, — подумаетъ кто, — ограничивая такими тѣсными предѣлами употребленіе русскаго перевода Библіи, можно наводить на мысль, будто св. Синодъ, давъ намъ этотъ новый переводъ, сдѣлалъ нѣчто неумѣстное, и даже болѣе — нѣчто погрѣшительное.

Мою мысль о благовременности русскаго перевода Библіи съ еврейскаго я высказалъ въ предыдущей статьѣ (смотри Мартъ). Теперь прибавлю: еслибы не только подумалъ кто, что св. Синодъ погрѣшилъ, но даже еслибъ онъ самымъ дѣломъ погрѣшилъ, не было бы ничего дивнаго. Ибо ему не принадлежитъ непогрѣшимость: она есть неотъемлемое качество лишь вселенской Церкви, а не частныхъ лицъ, и не частныхъ церквей. Не только семь или восемь лицъ, всегда засѣдающихъ въ св. Синодѣ, но даже и всѣ въ совокупности наши іерархи могутъ постановить что-либо погрѣшительное. Но въ настоящемъ случаѣ погрѣшительно не дѣйствіе св. Синода, а сужденіе о семъ дѣйствіи самыхъ недоумѣвателей. Св. Синодъ, издавая новый переводъ Библіи, не придавалъ ему того значенія, какое имѣетъ Библія, въ Церкви употребляемая, т.-е. значенія догматически-авторитетнаго; слѣдовательно и не назначаль его для такого широкаго употребленія, чтобы имъ во всякомъ случаѣ замѣнятъ славянскій текстъ. Вывожу это изъ слѣдующихъ двухъ соображеній.

Еслибы св. Синодь имѣлъ въ мысли дать сей переводъ въ догматически-авторитетномъ значеніи, то приступая къ нему, онъ посовѣщался бы объ этомъ со всѣми русскими іерархами; и когда бы всѣ русскіе іерархи изъявили на то согласіе, снесся бы со всѣми восточными патріархами и со всѣми тамошними независимыми церквами, и приступилъ къ дѣлу не иначе, какъ заручившись уже одобрительнымъ присужденіемъ всей православной Церкви. Если этого онъ не сдѣлалъ, то даетъ черезъ это разумѣть, что въ новомъ переводѣ онъ не имѣлъ въ мысли дать авторитетную Библію. Да не подумаетъ кто: зачѣмъ такая проволочка дѣла? — Затѣмъ, что текстъ Божественныхъ Писаній въ Церкви не есть тоже, что напримѣръ покрой ризъ или образъ составленія церковныхъ каноновъ и пѣсней. Божественныя Писанія наравнѣ съ божественными таинствами составляютъ существенныя стихіи жизни Церкви. Касаться ихъ тоже есть, что касаться мозга съ нервами и питающихъ органовъ съ мускулами въ организмѣ. Въ отношеніи къ нимъ ничего нельзя постановлять новаго безъ присужденія всего тѣла Церкви. Библія же въ новомъ переводѣ, какъ для всякаго очевидно, есть новая Библія въ сравненіи съ тою, которая въ Церкви. Это первое соображеніе.

Посмотрите еще на самый составъ Библіи въ новомъ переводѣ и такъ же удостовѣритесь, что издатели его не имѣли въ мысли дать въ немъ Библію догматически-авторитетную. Таковою Библія можетъ быть только Библія по 70-ти, или, еслибъ измѣнились въ семъ отношеніи убѣжденія и вѣрованія, — Библія еврейская; и русскій переводъ съ такимъ значеніемъ былъ бы или переводъ Библіи по 70-ти, или переводъ еврейской Библіи. Но таковъ ли предлежащій переводъ? — Нѣтъ. Онъ не представляетъ ни еврейской Библіи, ни Библіи 70-ти, а составленъ изъ сочетанія той и другой. Еврейскій текстъ во многихъ мѣстахъ исправленъ въ немъ отчасти по 70-ти, отчасти по другимъ соображеніямъ и пополненъ изъ 70-ти тѣми частями, которыхъ въ немъ недостаетъ. Такимъ образомъ это есть не подлинная какая-либо Библія, а, — какъ бы сказать, — Библія перефразированвая, — новосоставленная, новосочиненная, оригинала которой, — въ томъ видѣ, какъ она издана, — нѣтъ ни на греческомъ, ни на еврейскомъ. Но такого рода Библія можетъ ли имѣть догматическую авторитетность? — Конечно нѣтъ. Зачѣмъ же думать, что св. Синодъ, издавая ее, имѣлъ въ мысли издать ее въ такомъ значеніи? — Кто такъ думаетъ, тотъ приписываетъ св. Синоду силу и власть сочинять и издавать новыя Библіи, — что ни ему самому, ни другому кому и на мысль не приходитъ. Вотъ такая мысль и есть погрѣшительная, а не то, что сдѣлано св. Синодомъ.

Уступая нѣкоторымъ потребностямъ времени, св. Синодъ рѣшилъ перевесть Библію съ еврейскаго; но чтобъ не подумалъ кто, что чрезъ это онъ придаетъ особый нѣкій авторитетъ еврейской Библіи, издалъ при семъ переводѣ Библію такъ, что явно далъ всѣмъ разумѣть несостоятельность еврейскаго текста, исправляя его и пополняя. Этимъ и потребность удовлетворена въ извѣстной мѣрѣ, и требованія православія не оскорблены. Въ семъ премудрость!

Отсюда само собою выходитъ, что Библія въ новомъ переводѣ можетъ быть почитаема книгою для чтенія, многоназидательною и многополезною, но никакъ — Библіею, облеченною догматическимъ авторитетомъ.

Суди послѣ сего всякій самъ, умѣстно ли приводить изъ нея тексты при разъясненіи или доказываніи предметовъ Вѣры? Перифразированная или новосочиненная Библія не восходитъ выше авторитета человѣческаго, и хотя ее слѣдуетъ поставить первою въ ряду произведеній человѣчески-авторитетныхъ, но все же не выдвигать изъ ряда ихъ и не возвышать надъ ними.

Такъ мы прямо пойдемъ къ еврейской Библіи, скажетъ кто. Никому не слѣдуетъ этого дѣлать послѣ того какъ намъ данъ возможно-пригожій для насъ переводъ еврейской Библіи; но въ показанныхъ выше случаяхъ и съ изложенными ограниченіями должно приводить мѣста изъ ветхозавѣтныхъ писаній только по этому переводу, оставляя еврейскій текстъ въ покоѣ. Такъ необходимо въ обузданіе произвола и для соблюденія однообразія и порядка въ дѣлѣ столько важномъ, каково употребленіе Божественнаго Писанія.

Епископъ Ѳеофанъ.       

Примѣчаніе:
[1] Моя Библія есть Библія церковная. Говорю отъ лица всякаго православнаго.

Источникъ: Епископъ Ѳеофанъ. Объ употребленіи новаго перевода ветхозавѣтыхъ писаній. // Душеполезное Чтеніе, ежемѣсячное изданіе духовнаго содержанія. 1876. Часть третья. — М.: Въ Университетской типографіи (Катковъ), 1876. — С. 100-106.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0