Русская Библiя
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Русская Библія
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Греческая Библія

Ἡ Παλαιὰ Διαθήκη
-
Ἡ Καινὴ Διαθήκη

Славянская Библія

Ветхій Завѣтъ
-
Новый Завѣтъ

Синодальный переводъ

Исторія перевода
-
Ветхій Завѣтъ
-
Новый Завѣтъ

Переводы съ Масоретскаго

митр. Филарета Дроздова
-
Росс. Библ. Общества
-
прот. Герасима Павскаго
-
архим. Макарія Глухарева
-
С.-Петербургской Д. А.
-
проф. И. П. Максимовича
-
проф. М. С. Гуляева
-
проф. А. А. Олесницкаго
-
Неизвѣстн. перевод.
-
В. Левисона - Д. Хвольсона
-
проф. П. Горскаго-Платонова
-
«Вадима» (В. И. Кельсіева)
-
проф. П. А. Юнгерова
-
Л. І. Мандельштама
-
О. Н. Штейнберга
-
А. Л. Блоштейна

Переводы съ Греческаго LXX

свящ. А. А. Сергіевскаго
-
архіеп. Агаѳангела Соловьева
-
еп. Порфирія Успенскаго
-
проф. П. А. Юнгерова

Переводы Новаго Завѣта

архіеп. Меѳодія Смирнова
-
Росс. Библ. Общества
-
В. А. Жуковскаго
-
К. П. Побѣдоносцева
-
А. С. Хомякова

Апокриѳы

Ветхозавѣтные
-
Новозавѣтные

Библейскія изслѣдованія

Святоотеческія толкованія
-
Изслѣдованія по библеистикѣ
-
Толковая Библія Лопухина
-
Библія и наука

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 23 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 22.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ИСТОРІЯ ПЕРЕВОДА

Свт. Ѳеофанъ Затворникъ († 1894 г.)
Библія по переводу Семидесяти толковниковъ есть законная наша Библія
[1].

Въ сужденіи о переводѣ священныхъ книгъ Ветхаго Завѣта съ еврейскаго на русскій языкъ, я держался и держусь той мысли, что еврейскій текстъ поврежденъ и что посему подлиннѣйшій текстъ ветхозавѣтныхъ писаній остается въ переводѣ LXX. За всемъ тѣмъ, еврейскаго текста совсѣмъ оставлять не слѣдуетъ; къ нему можно обращаться, при толкованіи Писанія, какъ къ пособію, для соображеній только.

Мысль эта не нова; она выражена глубочайшимъ знатокомъ Священнаго Писанія, покойнымъ Филаретомъ, митрополитомъ Московскимъ, въ статьѣ его: «О догматическомъ достоинствѣ и охранительномъ употребленіи греческаго семидесяти толковниковъ и славянскаго переводовъ Священнаго Писанія» [2]. Какъ же смотритъ онъ на нынѣшній еврейскій текстъ? Какъ на поврежденный евреями, и притомъ намѣренно, въ видахъ облегченія споровъ съ христіанами. Вотъ его слова: «Еврейскій текстъ, въ началѣ временъ христіанства, былъ въ рукахъ враговъ его, и потому могъ подвергнуться даже намѣренному поврежденію, какъ о семъ говоритъ св. Іустинъ мученикъ въ разговорѣ съ Трифономъ».

Далѣе, указавъ, что въ стихѣ: ископаша руцѣ мои и нозѣ мои (Псал. 21, 17), въ нынѣшнемъ еврейскомъ текстѣ, вмѣсто ископаша, читается: яко левъ, онъ говоритъ: «нынѣшнее еврейское чтеніе самою принужденностію состава словъ и смысла обнаруживаетъ поврежденіе текста, въ которомъ не безъ причины можно подозрѣвать неблагонамѣренную руку еврея, искавшаго средства уклониться отъ силы пророческаго свидѣтельства о распятіи Господнемъ». Нѣсколько ниже, сказавъ, что еврейскій текстъ надо принимать въ соображеніе при истолкованіи Священнаго Писанія, митрополитъ Филаретъ прилагаетъ: «сего существеннаго пособія не можетъ сдѣлать вовсе неутребительнымъ подозрѣніе, которому подали поводъ евреи, въ поврежденіи еврейскаго текста. Подозрѣніе сіе падаетъ на тѣ мѣста, въ поврежденіи которыхъ евреи находили свою выгоду для споровъ съ христіанами».

Какъ же чтимый владыка смотритъ на переводъ LXX? Какъ на зеркало еврейскаго текста, какимъ онъ былъ за 200 слишкомъ лѣтъ до Рождества Христова. «Текстъ LXX толковниковъ, говоритъ онъ, есть древнѣйшій переводъ еврейскихъ священныхъ книгъ, сдѣланный просвѣщенными мужами еврейскаго народа, когда онъ еще не переставалъ быть народомъ Божіимъ, когда языкъ еврейскій былъ еще живымъ языкомъ, и когда іудеи не имѣли еще побудительныхъ причинъ превращать истинный смыслъ священныхъ книгъ неправильнымъ переводомъ. Слѣдовательно, въ немъ можно видѣть зеркало текста еврейскаго, каковъ онъ былъ за 200 и болѣе лѣтъ до Рождества Христова».

Прибавимъ къ сему: если нынѣшній еврейскій текстъ далеко отстоитъ отъ текста LXX, то, на основаніи выраженной предъ симъ мысли, навѣрное можно заключить, что онъ уже не тотъ, который былъ за 200 и болѣе лѣтъ до Рождества Христова, и котораго зеркаломъ служитъ текстъ LXX. Если, затѣмъ, тотъ еврейскій текстъ, который былъ за 200 лѣтъ до Рождества Христова, есть истиннѣйшій, то, за отступленіемъ отъ него нынѣшняго еврейскаго текста, гдѣ искать истиннѣйшаго текста Священнаго Писанія Ветхаго Завѣта, какъ не въ переводѣ LXX, который признанъ зеркаломъ текста древнѣйшаго?

Какъ же, послѣ сего, по суду митрополита Филарета, должно относиться къ еврейскому тексту? Не бросать его, а обращаться иногда къ нему для соображеній при толкованіи Писанія. «Справедливость, польза и необходимость, говоритъ онъ, требуютъ, чтобы и еврейскій текстъ былъ принимаемъ въ соображеніе при истолкованіи Священнаго Писанія. Подозрѣніе въ поврежденіи еврейскаго текста довольно сильно, чтобы опровергнуть исключительную привязанность къ сему тексту, и чтобы показать догматическую важность текста LXX; по оно не даетъ основанія тому, чтобы совсѣмъ отвергнуть употребленіе текста еврейскаго. Тѣ мѣста, которыя повреждать евреи не имѣли нужды, должны быть употребляемы въ соображеніе при истолкованіи Священнаго Писанія».

Такимъ образомъ, еврейскій текстъ состоитъ въ подчиненномъ отношеніи жъ тексту LXX. Послѣдній господствуетъ, а тотъ прислуживаетъ; заправлять дѣломъ пониманія Священнаго Писанія долженъ текстъ LXX.

Какими же правилами ограждаетъ чтимый архипастырь употребленіе еврейскаго текста? Вотъ какими: «Дабы, при употребленіи еврейскаго текста въ пособіе къ изъясненію Священнаго Писанія, не дать мѣста произволу, поставить въ семъ дѣлѣ преграду противъ уклоненія отъ точности православныхъ догматовъ и охранить священную важность текста LXX въ древней его чистотѣ, для сего въ ученіи о Священномъ Писаніи должны быть предлагаемы охранительныя правила. Таковы: 1) Если какое мѣсто Ветхаго Завѣта богодухновенными писателями Новаго Завѣта приведено по тексту греческому, — въ семъ случаѣ, очевидно, надлежитъ держаться текста греческаго предпочтительно предъ еврейскимь. 2) Текста LXX твердо надлежитъ держаться дотолѣ, доколѣ не представится важной причины перейти подъ руководство текста еврейскаго 3) Если текстъ еврейскій представляетъ признаки поврежденія, очевидно, надлежитъ держаться текста LXX. Особеннымъ признакомъ истиннаго чтенія въ текстѣ LXX можетъ служить соображеніе, открывающее, что несогласное съ греческимъ еврейское чтеніе даетъ ложный смыслъ. 4) Если какого мѣста Ветхаго Завѣта, читаемаго по LXX, смыслъ опредѣленъ согласнымъ толкованіемъ св. отцевъ, какъ пророчественный о Христѣ, а нынѣшній еврейскій текстъ сего мѣста представляетъ инаковое чтеніе, пророчественному значенію неблагопріятствующее; то въ семъ случаѣ согласное свидѣтельство древнихъ отцевъ даетъ основаніе не довѣрять подлинности нынѣшняго еврейскаго текста. 5) Если какое либо мѣсто Ветхаго Завѣта богодухновенными писателями Новаго Завѣта приводится по еврейскому тексту, — очевидно, надлежитъ слѣдовать симъ непогрѣшимымъ свидѣтелямъ (такихъ мѣстъ 3-4 — прим. Е. Ѳ.). 6) Если кто изъ св. отцевъ толковалъ какое-либо мѣсто Ветхаго Завѣта по еврейскому тексту: справедливо и безопасно послѣдовать сему руководству».

Таковы правила, ограничивающія употребленіе еврейскаго текста. Очевидно, какъ тѣсенъ кругъ этого употребленія. Только два послѣднихъ пункта смѣло разрѣшаютъ его, именно: когда св. апостолы приводятъ мѣста по еврейскому тексту, и когда св. отцы толкуютъ какое либо мѣсто, примѣняясь къ еврейскому тексту. Митрополитъ указываетъ еще обращаться къ еврейскому тексту, когда греческій текстъ затруднителенъ для пониманія; но потомъ наводитъ робость пользоваться этимъ пособіемъ, выставляя предостерегательную мысль, что ясное можетъ быть ложно, а неясное истинно.

Весьма замѣчательно, какого плода ожидаетъ ученѣйшій архипастырь отъ соблюденія сихъ правилъ. «Онѣ, говоритъ онъ, поставляютъ охранительную преграду противъ всякой произвольности толкованій и противъ заразы, такъ называемой, неологіи и раціонализма. Онѣ охраняютъ отъ односторонности новѣйшихъ иностранныхъ христіанскихъ вѣроисповѣданій, которыя, держась исключительно еврейскаго текста и не признавая руководства въ писаніяхъ св. отцевъ, предаютъ ветхозавѣтный текстъ Библіи необузданному своеволію критики; отъ чего поврежденныя мѣста еврейскаго текста легко принимаются за подлинныя, иныя перетолковываются, особенно пророческій смыслъ затмѣвается, унижается достоинство ветхозавѣтныхъ книгъ, и неологіи и раціонализму пролагается широкій путь».

Послѣ сего, онъ предостерегаетъ отъ того, чтобы, встрѣчая неясность въ славянской Библіи, не бросаться безъ разбора на ясный переводъ, потому что онъ можетъ быть догадочный и погрѣшительный. «Неясность, говоритъ онъ, славянскаго перевода Библіи въ нѣкоторыхъ мѣстахъ Ветхаго Завѣта, есть простая, естественная причина, которая желающихъ разумѣть св. Писаніе побуждаетъ обращаться, по мѣрѣ возможности, къ текстамъ оригинальнымъ, или переводнымъ на разныхъ языкахъ. Но, при недостаткѣ строгой осмотрительности, удовлетворенные ясностію легко получаютъ предубѣжденіе въ пользу текста яснаго противъ неяснаго, хотя можетъ случиться, что неясный текстъ — вѣрный, а ясный есть только догадочный, или и совсѣмъ погрѣшительный. Такое предубѣжденіе можетъ быть вредно для православныхъ догматовъ, если оно привязывается къ переводу Библіи, сдѣланному внѣ православнаго исповѣданія, подъ вліяніемъ неправославныхъ мнѣній, или, гоняясь за ясностію безъ руководства, бродитъ между равными переводами и критическими изслѣдованіями, часто весьма опасными при настоящемъ состояніи иностранной библейской критики. Одно изъ предохранительныхъ отъ сего средствъ для православной Россіи есть познаніе достоинства славянскаго перевода Библіи и употребленіе онаго съ справедливымъ уваженіемъ».

Утвердивъ, затѣмъ, достоинство славянскаго перевода Библіи, между прочимъ, и тѣмъ, что онъ въ Ветхомъ Завѣтѣ слѣдуетъ тексту LXX толковниковъ, и чрезъ то сказанное о достоинствѣ сего послѣдняго усвояетъ и себѣ, митрополитъ излагаетъ правила о сохраненіи славянской Библіи въ постоянномъ уваженіи. Вотъ эти правила: 1) При преподаваніи ученія въ духовныхъ училищахъ, свидѣтельства св. Писанія должны быть приводимы съ точностію по существующему переводу. 2) Если текстъ славянскій требуетъ объясненія, то оно должно слѣдовать за текстомъ, буквально приводимымъ. 3) Въ церковныхъ поученіяхъ, тексты св. Писанія также должны быть приводимы по существующему славянскому переводу. Такое приведеніе можетъ сопровождаться изложеніемъ текста на русскомъ нарѣчіи, если то нужно по свойству текста, или по степени образованія слушателей. 4) Преимущественно по существующему славянскому переводу должни быть приводимы тексты св. Писанія и въ другихъ сочиненіяхъ, поколику темнота славянскихъ выраженій не потребуетъ замѣнить оныя болѣе ясными, согласными съ греческимъ или еврейскимъ текстомъ, и съ толкованіями св. отцевъ».

Какая Библія была въ рукахъ св. апостоловъ? Для отвѣта на этотъ вопросъ обращаюсъ къ сочиненію ученѣйшаго богослова, Экономоса [3].

Когда Экономосъ велъ споръ съ модными богословами греческаго королевства, защищая достоинство перевода LXX толковниковъ, ему возражали: что ты споришь? Смотри, и св. апостолы употребляли еврейскую Библію. Чтобы зажать ротъ этимъ крикунамъ, онъ сдѣлалъ выписку всѣхъ мѣстъ Ветхаго Завѣта, приведенныхъ въ Новомъ, и противъ каждаго мѣста поставилъ соотвѣтствующую выписку изъ Ветхаго Завѣта по переводу LXX и по еврейскому тексту. Всѣхъ мѣстъ, приведенныхъ въ Новомъ Завѣтѣ изъ Ветхаго, нашелъ онъ 238, замѣтивъ при семъ, что иные находятъ ихъ еще менѣе.

Стоитъ только просмотрѣть эти выписки, чтобъ удостовѣриться, что всѣ мѣста изъ Ветхаго Завѣта въ Новомъ приводятся по переводу LXX, исключая трехъ-четырехъ. Часть этихъ мѣстъ приводится апостолами не слово въ слово, а только по мысли. Но и тутъ есть слова и обороты рѣчи, которые показываютъ, что въ памати апостоловъ тексты тѣ вращались по переводу LXX.

Другая часть этихъ мѣстъ согласна съ пророческими писаніями не по мысли только, но и по выраженію. Большею частію здѣсь всѣ три выписки согласны между собою. Еслибъ это согласіе было вездѣ слово въ слово, тогда нельзя было бы догадаться, по какому тексту приводятся приводимыя мѣста. Но такъ какъ въ наибольшей части ихъ, въ слововыраженіяхъ текста LXX, есть оттѣнки, опредѣленно отличающіе этотъ текстъ отъ еврейскаго, и оттѣнки эти удержаны св. апостолами, то нѣтъ сомнѣнія, что и всѣ мѣста эти были взимаемы апостолами изъ Библіи по переводу LXX.

Есть и еще часть мѣстъ, приводимыхъ апостолами, которыя согласны только съ переводомъ LXX, а не съ еврейскимъ текстомъ. Такія мѣста, очевидно, и взяты изъ Библіи по сему переводу.

Остается малѣйшая часть мѣстъ, согласныхъ съ еврейскимъ текстомъ, а не съ LXX. Такихъ мѣстъ три или четыре. Экономосъ говоритъ, что самые злые противники текста LXX набрали такихъ мѣстъ только 22. Разбирая ихъ, онъ справедливо вычитаетъ изъ этого числа 11, ибо натяжка очевидна. Изъ остальныхъ 11-ти онъ оспариваетъ 7 или 8. И съ нимъ можно согласиться, что нельзя съ рѣшительностію утверждать, что они заимствованы изъ еврейской Библіи. Остаются, такимъ образомъ, для еврейской Библіи 3-4 мѣста.

Послѣ этого, нечего затрудняться отвѣтомъ на вопросъ: какая Библія была въ рукахъ св. апостоловъ? Очевидно, Библія въ переводѣ LXX; но иногда они заглядывали и въ еврейскую Библію. Это, впрочемъ, такъ рѣдко, что и упоминать о томъ не слѣдуетъ: 3-4 на 238 случаевъ.

Но это еще не все, говоритъ Экономосъ. Обратите вниманіе на новозавѣтную фразеологію, и посмотрите, съ какою Библіею она состоитъ въ согласіи. Она, говоритъ онъ, есть совершенное подражаніе фразеологіи, употребляемой въ переводѣ LXX. Въ доказательство сего Экономосъ указываетъ: 1) на имена ангеловъ, св. мужей и другихъ лицъ исторіи ветхозавѣтной, также на названія городовъ, рѣкъ и проч. Всѣ онѣ приводятся по переводу LXX, а ихъ насчитывается до 400. Въ нынѣшнемъ же еврейскомъ текстѣ онѣ такъ переиначены, что часто не угадаешь о комъ рѣчь: у нихъ нѣтъ Моисея, а есть Муса, нѣтъ Іерусалима, а есть Іерушалаимъ; нѣтъ Іисуса, а есть Егошуа, и т. подоб. 2) На слова, выражающія предметы богослуженія, гражданскіе и семейные порядки: скинія, архіерей, іерей, пасха, и т. под. 3) И особенно — на обороты рѣчи и цѣлыя фразы. Онъ выписываетъ ихъ на 50-ти страницахъ. Замѣтивъ затѣмъ, что это приводится только для образчика, онъ заключаетъ: не очевидно ли, что вся благолѣпная порфира, облекающая корпусъ новозавѣтныхъ истинъ, соткана изъ словесъ пророческихъ, взятыхъ по переводу LXX?

Принимая во вниманіе все сказанное, не можемъ не удостовѣриться, что въ рукахъ св. апостоловъ была исключительно Библія въ переводѣ LXX, и что посему, если что значится у нихъ по еврейской Библіи, то это — незначительная случайность.

Далѣе Экономосъ рѣшаетъ вопросъ: какую Библію передали св. апостолы ближайшимъ своимъ преемникамъ, и чрезъ нихъ св. Церкви, и какую св. Церковь употребляла всегда, отъ начала до нашихъ дней, и употребляетъ нынѣ?

Какую Библію св. апостолы употребляли сами, ту передали и ближайшимъ преемникамъ своимъ. Св. Варнава, дѣйствовавшій еще при жизни св. апостоловъ, въ посланіи своемъ къ евреямъ, приводитъ изъ Ветхаго Завѣта до 70-80 мѣстъ, и все по переводу LXX. Св. Игнатій Богоносецъ въ посланіяхъ своихъ, также если приводитъ мѣста изъ Ветхаго Завѣта, приводитъ ихъ по переводу LXX. Тоже дѣлаютъ св. Климентъ Римскій и св. Поликарпъ.

Что преемники апостоловъ приняли отъ нихъ, то предали и своимъ ученикамъ и преемникамъ. Св. Іустинъ Философъ, еще при жизни св. Поликарпа, ведетъ разговоръ съ евреемъ, а мѣста всѣ заимствуетъ изъ Библіи по переводу LXX. Тоже дѣлаютъ св. Ириней, ученикъ св. Поликарпа, Климентъ Александрійскій, Тертулліанъ (по Итала, которая есть переводъ LXX).

Такъ вложена и втѣлесена въ св. Церковь Библія по переводу LXX; и затѣмъ постоянно уже царствовала въ ней, и царствуетъ, и изъята изъ ней быть не можетъ, сросшись такъ съ ея существованіемъ. Всѣ отцы и учители Церкви ее употребляли, и во всѣхъ разсужденіяхъ на соборахъ, когда нужно было приводить мѣста изъ Ветхаго Завѣта, приводили ихъ по Библіи LXX, — и это въ осмнадцать вѣковъ съ тремя четвертями. Если православное вѣрованіе и богословствованіе имѣетъ своимъ кореннымъ началомъ держаться лишь того, чего всегда держалась св. православная Церковь, то изъ того, какую Библію всегда употребляла св. Церковь, само собою вытекаетъ для насъ обязательство держать въ рукахъ Библію только по переводу LXX.

Да какъ же это? возразятъ намъ. Вѣдь и св. отцы употребляли еврейскій текстъ?

Употребляли, но похоже на то, какъ употребляли его и св. апостолы. Возьмите всю совокупность писателей изъ сыновъ православной Церкви, просмотрите, сколько изъ нихъ и въ какой мѣрѣ обращались къ еврейской Библіи, и увидите, какъ ничтожно предлагаемое возраженіе. Положимъ, что всѣхъ писателей — св. отцевъ, учителей и простыхъ лицъ, будетъ до 500, — сколько же изъ нихъ обращались къ еврейской Библіи? Пять, десять. И что же — эти пять, десять постоянно держали въ рукахъ еврейскую Библію? Нѣтъ, они иногда только обращались къ ней да и то крайне рѣдко. Посмотрите, сколько написалъ св. Златоустъ: у него 13 томовъ немалыхъ, и въ числѣ писаній его наибольшая часть посвящена толкованію Священнаго Писанія. А сколько разъ онъ заглядывалъ въ еврейскую Библію? Десятка два, а можетъ быть наберется и до пяти. Много ли это значитъ во всей массѣ его писаній? Василій Великій къ еврейскому тексту обращался еще меньше, можетъ быть, раза три-четыре, а Григорій Богословъ, кажется, ни-разу. Больше всѣхъ обращался къ этому тексту (или къ сирскому переводу съ этого текста) св. Ефремъ Сиринъ; но и у него употребленіе его, сравнительно съ употребленіемъ текста LXX, очень незначительно. О другихъ писателяхъ и говорить нечего: для нихъ еврейская Библія совсѣмъ будто не существовала.

Можно ли, послѣ сего, выставлять на видъ употребленіе еврейскаго текста св. отцами и другими писателями Церкви, и придавать ему какое либо значеніе? Рѣшительно нельзя. Напротивъ, осмотрѣвши все, какъ въ этомъ отношеніи дѣло шло въ св. Церкви Божіей, мы должны вывести такое заключеніе: въ церковномъ употребленіи и въ рукахъ христіанъ для домашняго употребленія должна находиться Библія въ переводѣ LXX. Предстоятели Церкви и иные богословы, по потребностямъ истолкованія Писанія, могутъ обращаться и къ еврейскому тексту, какъ къ пособію, не давая однако-же, ему преобладающаго значенія. Такъ всегда велось въ Церкви; такъ и быть этому подобаетъ и въ настоящее время, и послѣ.

Но какъ же, говорятъ, Церковь допускала новые переводы съ еврейскаго, помимо перевода LXX? Правильнѣе это надо такъ выразить: дѣлались другіе переводы съ еврейскаго, и Церковь ничего противъ этого не сказала. Таковы сирскій переводъ и переводъ блаж. Іеронима.

Ничего не сказала, — но что же изъ этого? Изъ ничего и нельзя вывесть что либо. Не сказала потому, что имѣла основаніе ничего не сказать. Но вѣдь Церковь святая есть живое тѣло, непрерывно живущее; свидѣтельство истины всегда готово изыти изъ устъ ея. Если обратиться къ ней за рѣшеніемъ нашего вопроса теперь, то такъ какъ произошло измѣненіе въ положеніи вещей, именно въ состояніи еврейскаго текста, то нельзя ожидать, чтобъ она и теперь промолчала, какъ промолчала тогда. Тогда промолчала, а теперь что нибудь скажетъ. И весьма вѣроятно, что голосъ ея не склонится къ одобренію еврейскаго текста и переводовъ съ него, съ назначеніемъ ихъ для всеобщаго употребленія. Причина сему та, что нынѣшняя еврейская Библія не та уже, какая была въ рукахъ сирскихъ переводчиковъ и блаж. Іеронима. Сличите, и увидите.

Блаж. Іеронимъ дѣлалъ переводъ съ еврейскаго, съ помощію учителя своего, одного изъ ученыхъ тогдашнихъ евреевъ. Надо полагать, что этотъ переводъ соотвѣтствуетъ тогдашнему чтенію еврейской Библіи. Между тѣмъ, нынѣшняя еврейская Библія далеко несходна съ Библіею въ переводѣ блаж. Іеронима. Очевидно, что нынѣшній еврейскій текстъ отступилъ отъ того, какой былъ въ рукахъ Іеронима и современныхъ ему евреевъ. Онъ уже не тотъ; слѣдовательно, законно ожидать, что и къ переводу съ него иначе отнесется Церковь, нежели какъ отнеслась къ переводу блаж. Іеронима. Что и сирскіе переводчики имѣли въ рукахъ Библію отличную отъ нынѣшней еврейской, въ этомъ тоже, кто можетъ, удостовѣрится чрезъ сличеніе. Для не могущихъ же сдѣлать этого пособитъ въ этомъ слѣдующее обстоятельство. Между твореніями Оригена, по послѣднему изданію Migne, помѣщенъ сирскій переводъ пророка Іезекіиля. Этотъ переводъ сходенъ съ переводомъ LXX, съ весьма незначительными разностями, а съ нынѣшнимъ еврейскимъ текстомъ весьма разнится. Если и всѣ другія книги Ветхаго Завѣта въ этомъ переводѣ являютъ такое же сходство съ переводомъ LXX и такую же разность съ текстомъ еврейскимъ, то нельзя не удостовѣриться, что еврейская Библія, бывшая въ рукахъ сирскихъ переводчиковъ, не та, что нынѣшняя Библія мазоретская. Изъ этого мы выводимъ такое заключеніе: тогда св. Церковь ничего не сказала на тѣ переводы, усмотрѣвъ, что переводъ тотъ мало чѣмъ разнится отъ LXX. Еврейскій текстъ не успѣли еще евреи такъ испортить, чтобы слѣдовало неодобрительно отнестись къ переводамъ съ него; потому Церковь снисходительно промолчала, ничего не сказавъ объ этихъ переводахъ. Такимъ образомъ, труды тѣхъ переводчиковъ — не примѣръ намъ, и тогдашнее снисходительное молчаніе Церкви не должно придавать намъ небоязненной смѣлости браться за подобное же дѣло. Она можетъ сказать только вотъ что: найди ту еврейскую Библію, съ которой переводили сирійцы и блаж. Іеронимъ, и тогда переводи. А гдѣ прикажете ее найти?

Другое основаніе, почему нельзя ожидать, чтобъ св. Церковь согласилась дать еврейскому тексту въ переводѣ такой ходъ, при которомъ онъ могъ бы вступить въ соперничество съ переводомъ LXX, есть то, что, по началу Православія толкованіе Священнаго Писанія слѣдуетъ вести по руководству св. отцевъ и учителей Церкви; а они всѣ толковали Библію въ переводѣ LXX, а не по еврейскому тексту. Давъ переводъ съ еврейскаго, давайте и новое толкованіе ему, ибо переводъ хоть сталъ и пояснѣе, но все же онъ не чуждъ многихъ затрудненій къ пониманію, и безъ поясненія не удовлетворитъ любознательности. Гдѣ же взять такое поясненіе? Ужь конечно не у св. отцовъ, а у тѣхъ, кои давно занимаются этимъ дѣломъ, — у протестантовъ. А вступивъ на эту дорогу, мы сдвинемся съ своего основанія, и пойдемъ блуждать, подобно послѣднимъ. Этого св. Церковь не можетъ не видѣть, а потому и не можетъ допустить, чтобы еврейскій текстъ въ переводѣ имѣлъ не безопасный для вѣрующихъ ходъ.

Да, неодобреніе Церковію нынѣшняго еврейскаго текста въ переводѣ можно считать уже заявленнымъ. Когда Экономосъ кончалъ изданіе своихъ томовъ о достоинствѣ перевода LXX толковниковъ (въ началѣ 40-хъ годовъ XIX в.), къ нему писалъ одобрительную грамату вселенскій патріархъ съ своимъ синодомъ. Вслѣдъ затѣмъ, тоже сдѣлалъ и ученѣйшій Константій, тоже изъ патріарховъ константинопольскихъ. Дѣлали ли тоже и другіе патріархи, — не видно; но нѣтъ сомнѣнія, что и они того же мнѣнія. Вотъ голосъ наиважнѣйшей части православнаго міра! Но въ тоже время, и у насъ неблаговолительно относились къ переводамъ Библіи съ еврейскаго. Присоедините этотъ голосъ къ голосу восточныхъ, и получите общій неодобрительный приговоръ православной Церкви еврейскому тексту въ переводѣ.

Такимъ образомъ, эти приведенные изъ древности примѣры употребленія еврейскаго текста и новыхъ съ него переводовъ, никакого не представляютъ намъ поощренія и оправданія. Еслибы св. Церковь, видя, какъ иные обращаются къ еврейскому тексту, а другіе новые дѣлаютъ переводы Библіи, бросила свою Библію въ переводѣ LXX и взяла ту, — тогда дѣло другое. А коль скоро она, будто не замѣчая того, держала все туже Библію LXX, то, очевидно, что она никакого не придавала значенія показаннымъ дѣйствіямъ, а самымъ примѣромъ своимъ учила: держись-дескать вотъ этой Библіи.

Да только ли въ древности, въ средѣ христіанъ, было переводовъ Библіи, что Сирскій и блаж. Іеронима? Пересмотрите-ка всѣ другіе переводы и рѣшите, какое господствующее между христіанами было направленіе въ этомъ отношеніи? Экономосъ замѣчаетъ, что у сиріанъ, кромѣ перевода съ еврейскаго, былъ переводъ съ LXX. Въ западной части Сиріи, митрополіею которой была Антіохія, со временъ апостоловъ господствовалъ греческій текстъ перевода LXX. Когда христіанство водворилось и въ восточной Сиріи, тамъ рѣшились перевесть Библію на сирскій языкъ: а такъ какъ имъ легче было переводить съ еврейскаго, по сродству языковь, то они и сдѣлали его съ еврейскаго. Однакожь, западные сиріане, несмотря на близость сирскаго перевода съ переводомъ LXX, не довольствовались имъ и перевели для себя ветхозавѣтныя писанія съ перевода LXX. И стало два сирскихъ перевода; употребляли тотъ и другой безразлично. Въ твореніяхъ св. Ефрема Сирина преобладаетъ употребленіе сирскаго перевода съ LXX; а нынѣ, говорятъ, этотъ послѣдній сталъ господствующимъ.

Современно съ этими сирскими переводами сдѣланъ латинскій — древній Итала — тоже съ LXX. Скоро послѣ нихъ явились переводы армянскій, абиссинскій, готѳскій, и всѣ — съ LXX. Гораздо послѣ всѣхъ ихъ приняли христіанство славяне, и просвѣтители ихъ сдѣлали для нихъ переводъ ветхозавѣтныхъ писаній также съ LXX.

Изъ всего этого нельзя не видѣть, что древность не очень сильно тяготѣла къ еврейской Библіи. Въ Церкви Христовой всюду господствовала Библія по переводу LXX. Что касается до перевода блаж. Іеронима, то на востокѣ о немъ не вѣдали, а на западѣ онъ встрѣченъ былъ неодобрительно. Противъ него писали блаж. Августинъ и Руфинъ. Но и послѣ онъ не вдругъ сталъ быть дружелюбно принимаемъ, а входилъ въ употребленіе мало-по-малу. Преобладающимъ сдѣлался онъ уже послѣ Григорія Великаго, — съ VII-вѣка, — да и то не во всемъ составѣ. Псалтирь же остался въ употребленіи въ древнемъ переводѣ.

А какъ же, скажутъ, Церковь взяла въ переводѣ съ еврейскаго у Ѳеодотіона книгу пророка Даніила, а переводъ этого пророка по LXX оставила? Да, это сдѣлала она, и вѣрно имѣла на то основаніе, безъ всякаго, впрочемъ, ущерба авториту перевода LXX. Ѳеодотіонъ во многомъ сходенъ съ LXX въ своемъ переводѣ, какъ подагаютъ, потому, что у него и списокъ еврейскаго текста былъ наиболѣе близокъ къ тому, который былъ въ рукахъ LXX. Эта близость и могла расположить Церковь къ принятію его перевода. Экономосъ, однакожь, разбирая этотъ случай, находитъ, что не вся книга пророка Даніила взята у Ѳеодотіона, а только нѣкоторыя мѣста ея. Мысль эта подтверждается тѣмъ, что Ѳеодотіонъ не могъ распространиться въ Церкви иначе, какъ посредствомъ изданія Оригеновыхъ сочиненій; а между тѣмъ у Ипполита, жившаго въ одно время съ Оригеномъ, встрѣчаются цѣлые отдѣлы изъ книги Даніила, сходные съ нынѣшнимъ греческимъ текстомъ LXX; слѣдовательно, въ этомъ текстѣ не все изъ Ѳеодотіона, и потому сказать, что Ѳеодотіоновъ переводъ книги пророка Даніила взятъ цѣликомъ въ кодексъ LXX, — несправедливо. Конечно, заимствованіе все-таки сдѣлано, но какъ это совершилось, — указаній нѣтъ. Блаж. Іеронимъ — единственный о томъ свидѣтель; но у него стоитъ общая фраза: «Даніилъ въ церквахъ читается по Ѳеодотіону... такъ судили знаменитѣйшіе мужи»; а кто они такіе, при какихъ обстоятельствахъ и въ какомъ видѣ все это сдѣлано, онъ не говоритъ ни слова, и никто, ни прежде, ни послѣ его, о томъ не поминаетъ. Притомъ, это одиночное свидѣтельство его оставалось въ забвеніи до протестантскихъ споровъ о пореводѣ LXX. Такимъ образомъ, факта нельзя не признать, но, не имѣя данныхъ, нѣтъ возможности дать ему желаемое истолкованіе. Церковь такъ судила сдѣлать, — вотъ и все! Она дала намъ эту книгу въ этомъ видѣ, въ кодексѣ LXX наряду съ другими книгами сего перевода, а потому и примемъ ее, какъ авторитетный, подлиннѣйшій переводъ книги пророка Даніила, воздерживаясь отъ всякихъ изъ того выводовъ въ пользу еврейскаго текста въ наше время.

На это обстоятельство указываютъ обыкновенно съ тѣмъ, чтобъ оправдать свои сближенія съ нынѣшнимъ еврейскимъ текстомъ. А между тѣмъ это-то обстоятельство больше всего и должно отсѣчь у любителей истины всякую къ тому охоту. Ѳеодотіонъ, говорятъ, переводилъ вѣдь съ еврейскаго; блаж. Іеронимъ свидѣтельствуетъ, что переводъ его естъ самый близкій къ тогдашнему еврейскому тексту: а сличите-ка его переводъ съ нынѣшнимъ еврейскимъ текстомъ, и увидите большую между ними разность. Явно, что нынѣшній еврейскій текстъ въ этомъ пророкѣ далеко отошелъ отъ древняго, и по общему составу своему, и по частностямъ; а если онъ таковъ въ книгѣ пророка Даніила, то почему же думать, что не таковъ онъ и въ прочихъ сващенныхъ писаніяхъ? А если это такъ, то какое же можно имѣть къ нему довѣріе? Такимъ образомъ, то обстолтельство, что Церковь взяла книгу пророка Даніила цѣликомъ или въ частностяхъ у Ѳеодотіона, не можетъ служить оправданіемъ падкости на еврейскій нынѣшній текстъ, а, напротивъ, должно привесть къ пресѣченію ея.

Но, возразятъ еще, вѣдь Церковь никогда не дѣлала опредѣленія, что только переводъ LXX есть единственно вѣрный, и что православные только его должны употреблять. Чтожь изъ этого? Опредѣленій не дѣлала, что его только должно держаться, а въ рукахъ всегда его только держала. Подражая св. Церкви, и ты не говори этого, а въ рукахъ все держи эту Библію, и къ другой не тянись. Изъ неопредѣленія Церковію этого пункта никакъ нельзя вывесть такого заключенія: слѣдовательно, позволительно бросить Библію LXX, и обратиться къ еврейской, или сію послѣднюю предпочесть первой.

Да одно ли только то признаемъ мы непреложно истиннымъ и обязательнымъ для вѣрованія, что гласно опредѣлено св. Церковію? Не достаточно ли для этого одного удостовѣренія, что Церковь всегда такъ содержала, хотя гласно того и не опредѣляла? Пересмотрите все, во что мы вѣруемъ, и увидите, что не одно только то имѣетъ для насъ догматически-обязательное достоинство, что гласно опредѣлено Церковію, какъ таковое, но все вообще, что всегда ею было содержимо. Въ этой послѣдней формѣ выражается и главное начало для опредѣленія обязательныхъ предметовъ вѣрованія. Гласныя опредѣленія составлялись св. Церковію, когда поднимались какія нибудь еретическія мудрованія, смущавшія вѣрующихъ; тогда Церковь и составляла опредѣленія, подавлявшія эти ереси, не вновь изобрѣтая ихъ, а заимствуя изъ сокровищницы всегдашняго своего вѣрованія. Не будь подобныхъ случаевъ, — не было бы и опредѣленій; а обязательныя вѣрованія тѣмъ не менѣе были бы очень опредѣленны для сыновъ Церкви, будучи указываемы тѣмъ, что всегда ею было содержимо. Не было споровъ о томъ, какого должно держаться текста Библіи, — не состоялось о томъ и опредѣленія. Но такъ какъ Церковь всегда содержала одну Библію въ переводѣ LXX, то для насъ должно быть закономъ только ее и употреблять, и въ церкви и въ домашнемъ чтеніи. А поелику, при этомъ, Церковь снисходительно смотрѣла на тѣхъ, которые иногда обращались къ еврейской Библіи, то и теперь можетъ быть это безукоризненно позволяемо ученымъ и толковникамъ Писанія, конечно, не безъ строгихъ ограниченій. Митрополитъ Филаретъ поминаетъ о неопредѣленіи Церковію этого пунта, но собственно для того, чтобы выговорить снисходительное позволеніе употреблять и еврейскій текстъ, какъ пособіе при толкованіи Писанія. Но онъ же потомъ употребленіе это ограничиваетъ самыми тѣсными правилами.

Всего сказаннаго, полагаю, достаточно для уясненія того, какъ должны относиться православные къ LXX толковникамъ и къ еврейскому тексту. Считаю только еще нужнымъ оговорить, что, излагая такія мысли, я не имѣю намѣренія отвратить кого либо отъ должнаго вниманія къ нашему русскому переводу Библіи. Напротивъ, его должно считать очень благовременнымъ и благопотребнымъ, въ виду появляющихся за границею русскихъ переводовъ съ еврейскаго, не знать кѣмъ и какъ составляемыхъ, и, вообще, въ виду распространяющагося у насъ позыва обращаться къ иностраннымъ переводамъ Библіи, какъ къ яснѣйшимъ и потому будто бы облеченнымъ высшимъ достоинствомъ. Такъ какъ въ этихъ переводахъ могутъ встрѣчаться Библіи очень неодобрительнаго качества, то нельзя не отнестись съ благодарностію къ труду, который дѣлаетъ излишнимъ обращеніе къ Библіямъ западнымъ. Я говорю лишь о томъ, въ какомъ значеніи надлежитъ принимать нашъ новый переводъ, сдѣланный съ еврейскаго. Какъ таковой, онъ есть только пособіе къ пониманію слова Божія, а не самое подлинное слово Божіе. Такъ должно смотрѣть на него, такъ и употреблять.

Еще одно слово. У иныхъ есть повѣрье думать, что еврейскій текстъ яснѣе, доразумѣвая, что онъ и по достоинству догматическому выше. Еврейскій текстъ въ подлинникѣ нисколько не яснѣе текста LXX. Онъ теменъ и затруднителенъ къ пониманію. Отъ чего же въ переводахъ-то онъ яснѣе нашей славянской Библіи? Это зависитъ не отъ ясности подлинника, а отъ степени догадливости переводчиковъ. Переводчики строятъ свои филологическія предположенія, за тѣмъ вносятъ въ переводъ перифразъ, и переводъ является яснымъ. Такъ какъ при этомъ, очевидно, много значатъ личность переводчика, то печать этой личности не можетъ не отражаться и на переводѣ: разны личности переводчиковъ, разны и переводы. Сличите переводы Кіевской и С.-Петербургской академій, архим. Макарія и Павскаго, и вы найдете, какъ они въ иныхъ мѣстахъ далеко расходятся другъ съ другомъ. Тоже самое и у иностранныхъ переводчиковъ: что ни переводчикъ, то новая Библія. Ищи тутъ между этимъ смѣшеніемъ языковъ истиннаго слова Божія! Этимъ способомъ, то есть, внося въ переводъ догадочныя пояснительныя мысли, можно сдѣлать очень ясною и нашу славянскую Библію и даже, можетъ быть, еще съ меньшимъ трудомъ и съ меньшею натяжкою греческаго текста, сравнительно съ тѣмъ, какъ насилуютъ текстъ еврейскій. Вонъ преосвящ. Порфирій перевелъ съ греческаго Псалтирь, безъ всякихъ натяжекъ [4], и она нисколько не уступаетъ въ ясности Псалтыри, переведенной съ еврейскаго; но имѣетъ на своей сторонѣ то преимущество, что представляетъ въ русскомъ переводѣ Псалтирь церковную, а не внѣ-церковную [5]. Такъ можно перевесть съ греческаго и всю Библію, и будетъ ясна она, и будетъ Библія церковная, а не внѣ-церковная.

Примѣчанія:
[1] Моя статья о томъ, въ какомъ значеніи надо принять переводъ ветхозавѣтныхъ писаній на русскій языкъ съ еврейскаго, возбудила возраженія, выраженныя печатно [(1) (2)]. Вступатъ въ споръ не нахожу удобнымъ и нужнымъ; въ отвращеніе же недоумѣній, могущихъ породиться отъ тѣхъ толковъ, достаточнымъ считаю прибавить нѣсколько строкъ въ дополненіе прежнихъ моихъ мыслей. Это, впрочемъ, будутъ больше выписки чужихъ сужденій. (Епископъ Ѳеофанъ.)
[2] Приб. къ твор. св. отцевъ, 1853 г. Часть XVII стр. 452 и дал.
[3] Томъ V, гл. 5.
[4] См. Труды Кіевской Дух. Академіи.
[5] Есть, кажется, переводъ съ греческаго книги Іова.

Источникъ: Епископъ Ѳеофанъ. Библія по переводу Семидесяти толковниковъ есть законная наша Библія. // «Домашняя бесѣда». Еженедельный журналъ, издаваемый подъ редакціей В. Аскочинскаго. — СПб.: Печатано въ типографіи Морскаго Министерства, въ Главномъ Адмиралтействѣ. — 1876 г. — Годъ 19-й. — С. 499-503, 527-529, 555-559, 579-582.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0