Русская Библiя
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Русская Библія
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Греческая Библія

Ἡ Παλαιὰ Διαθήκη
-
Ἡ Καινὴ Διαθήκη

Славянская Библія

Ветхій Завѣтъ
-
Новый Завѣтъ

Синодальный переводъ

Исторія перевода
-
Ветхій Завѣтъ
-
Новый Завѣтъ

Переводы съ Масоретскаго

митр. Филарета Дроздова
-
Росс. Библ. Общества
-
прот. Герасима Павскаго
-
архим. Макарія Глухарева
-
С.-Петербургской Д. А.
-
проф. И. П. Максимовича
-
проф. М. С. Гуляева
-
проф. А. А. Олесницкаго
-
Неизвѣстн. перевод.
-
В. Левисона - Д. Хвольсона
-
проф. П. Горскаго-Платонова
-
«Вадима» (В. И. Кельсіева)
-
проф. П. А. Юнгерова
-
Л. І. Мандельштама
-
О. Н. Штейнберга
-
А. Л. Блоштейна

Переводы съ Греческаго LXX

свящ. А. А. Сергіевскаго
-
архіеп. Агаѳангела Соловьева
-
еп. Порфирія Успенскаго
-
проф. П. А. Юнгерова

Переводы Новаго Завѣта

архіеп. Меѳодія Смирнова
-
Росс. Библ. Общества
-
В. А. Жуковскаго
-
К. П. Побѣдоносцева
-
А. С. Хомякова

Апокриѳы

Ветхозавѣтные
-
Новозавѣтные

Библейскія изслѣдованія

Святоотеческія толкованія
-
Изслѣдованія по библеистикѣ
-
Толковая Библія Лопухина
-
Библія и наука

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 31 августа 2016 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ИСТОРІЯ ПЕРЕВОДА

Преп. Макарій Алтайскій († 1847 г.)

Макарій Алтайскій (Михаилъ Яковлевичъ Глухаревъ), преподобный (1792–1847), — русскій православный подвижникъ, алтайскій миссіонеръ, переводчикъ Библіи. Родился въ семьѣ священника въ г. Вязьмѣ, Смоленской губ. Начальную школу прошелъ въ домѣ отца, образованнаго и добраго пастыря. Уже на студенческой скамьѣ поставилъ себѣ задачу перевести весь Ветхій Завѣтъ съ еврейскаго на русскій языкъ. Въ 1813 г. окончилъ Смоленскую Духовную Семинарію. Въ 1817 — С.-Петербургскую Духовную Академію. Въ это время началось его сближеніе со свт. Филаретомъ (Дроздовымъ), митр. Московскимъ, оцѣнившимъ его умственныя и нравственныя качества. Макарій хорошо зналъ европейскіе и древніе языки и по окончаніи Духовной Академіи преподавалъ ихъ въ Екатеринославской и Костромской семинаріяхъ. Тамъ же рѣшилъ принять монашество. Макарій былъ постриженъ въ 1818 и тогда же рукоположенъ въ іеромонахи, а въ 1821 возведенъ въ санъ архимандрита. Въ 1829 г. уѣхалъ въ Сибирь на дѣло миссіи. далѣе>>

Сочиненія

Преп. Макарій Алтайскій († 1847 г.)
Письмо къ свт. Филарету митр. Московскому, отъ 23 дня марта 1834 года,
О потребности для Россійской Церкви преложенія всей Библіи съ оригинальныхъ языковъ на современный русскій языкъ.

Высокопреосвященнѣйшій Владыко! Милостивый архипастырь и отецъ!

Святительское благословеніе, которымъ вы напутствовали меня при отъѣздѣ моемъ въ Тобольскъ, и которое сопутствуетъ мнѣ на поприщѣ нынѣшней службы моей при здѣшней церковной миссіи, да будетъ со мною въ часъ сей, когда хочу предать разсужденію вашему нѣкоторыя мысли, находящіяся въ сродствѣ съ моею службою.

Божественное Провидѣніе предуготовило путь христіанству въ міръ весь преложеніемъ священныхъ книгъ ветхаго завѣта съ еврейскаго языка на еллинскій, который былъ тогда всеобщимъ языкомъ въ образованномъ мірѣ; потому сейже языкъ Духу Святому было благоугодно освятить такъ же словомъ благодати новозавѣтной, дабы органъ сего спасительнаго слова былъ, сколько можно, слышнѣе и вразумительнѣе во всемъ мірѣ. Но впослѣдствіи, когда Господь открылъ средоточія свѣта Своего въ различныхъ народахъ, частныя церкви, по внушенію Духа Святаго, представляли, во время свое, для слова Божія свои особенные органы, дабы и въ каждомъ народѣ слово Божіе, сколько можно, было слышнѣе и для всѣхъ вразумительнѣе. Такъ и славянскіе народы, просвѣщенные святымъ крещеніемъ получили славянскую Библію, не только книги новаго завѣта, но и всѣ ветхозавѣтныя: ибо пастыри славянскихъ церквей видѣли неразрывную связь единства и цѣлости между новымъ завѣтомъ и ветхимъ; и таже мысль Божественнаго домостроительства, которая произвела, какъ полный плодъ любви Божіей къ человѣкамъ, Библію на еллинскомъ языкѣ, явила и славянскимъ народамъ Божіе благоволеніе дарованіемъ цѣлой Библіи на славянскомъ языкѣ. Извѣстно же, что нынѣшній русскій народъ отъ прочихъ славянскихъ народовъ отличенъ нарѣчіемъ, и Церковь Христова въ нашемъ отечествѣ не славянскою, а россійскою называется. Потому россіяне, какъ уже получили особое ими и лице въ царствіи Божіемъ, по законамъ онаго, долженствовали получить и Библію на россійскомъ нарѣчіи. Въ самомъ дѣлѣ настало время, когда желанія благочестивыхъ душъ совокупились въ соизволеніи правителей Церкви, увѣнчались Монаршею волею, вознеслись, какъ молитвенный вопль россійскаго народа, къ премудрости Божіей; и — слава Богу! вѣчная память и благодарность Государю Александру 1-му! россійская Церковь имѣетъ Новый Завѣтъ и книгу Хваленій на россійскомъ языкъ. Между тѣмъ благодать за благодатію, казалось, готова была изливаться на Россію; какъ слышно, Пятокнижіе Моисеево уже предано было тисненію; уже готовъ былъ и сей свѣтильникъ возсіять въ Божіей скиніи... Гдѣ же нынѣ сей даръ Божій? безъ сомнѣнія, вопрошаютъ многіе, для которыхъ слово Божіе вожделѣннѣе сребра и злата. Ужели потокъ благословеній Божіихъ, открывшійся для Россіи, сокрылся въ землю, и не явится паки? И когда для сего великаго благодѣянія Божія снова откроется удобный путь, дабы оно достигло цѣлости и полноты своей?

Милостивѣйшій архипастырь! Ваше слово, напечатанное въ послѣдней книжкѣ Христіанскаго Чтенія на прошедшій годъ [1], принесло и моей бѣдной душѣ пріятнѣйшее утѣшеніе. Воистину составъ законовъ, есть новый, высокаго достоинства, камень въ царскомъ вѣнцѣ Помазанника Божія; но, безъ сомнѣнія, не я одинъ и желаю и надѣюсь, что нашъ новый, священнѣйшій и благотворнѣйшій подвигъ возвыситъ великолѣпіе и славу царствованія свыше толикими благословеніями ущедряемаго, когда россійская Церковь получитъ полную Библію на томъ языкѣ, которымъ россіяне мыслятъ, говорятъ, пишутъ и добро творятъ. Даже гадаю, сіе благо уже не зрѣетъ ли въ Царственной волѣ: ибо и Царь и народъ вѣруютъ и исповѣдуютъ, что Іисусъ есть Христосъ, истинный Богъ нашъ и Царь царей, что Библія есть священный составъ законовъ благодатнаго царствія Божія на землѣ, и что на сихъ законахъ утверждается зданіе всего устава державы, въ которой Церковь Христова, и которая въ Церкви Христовой. А что воистину Іисусъ есть Христосъ, истинный Богъ нашъ и Царь царей, сіе святыми Апостолами Его проповѣдано и проповѣдуется всему міру въ Божественныхъ книгахъ новозавѣтныхъ; сіи же книги ссылаются на предсказанія святыхъ Божіихъ человѣковъ, которые, будучи движимы Духомъ Святымъ, въ разныя времена ветхаго завѣта предуказали высочайшія качества, составляющія царственное право Іисуса Христа, какъ Спасителя всѣхъ человѣковъ, и единственнаго Царя и Судіи царей. Посему самъ Спаситель, предъявляя въ Себѣ оные характеры, повелѣваетъ испытывать Писанія ветхозавѣтныя, утверждая, что оныя свидѣтельствуютъ о Немъ, что Моисей писалъ о Немъ (Іоан. 5, 39. 46) и что всѣ обѣтованія, прещенія, образы, повелѣнія и наставленія Божіи, составляющія ветхій завѣтъ, ведутъ къ Нему единому, исполнившись и исполняясь въ Немъ. Итакъ если основанія новаго завѣта заключаются въ ветхомъ; то полная Библія, будучи единымъ, разнообразнымъ свидѣтельствомъ о Іисусѣ, какъ о Христѣ и Царѣ царей, есть основаніе и крѣпость государственныхъ законовъ православной Россіи; и когда открылась благопотребность полнаго изображенія сихъ законовъ на чистомъ россійскомъ нарѣчіи, тогда можетъ ли отъ вниманія Царственнаго утаиться, сколь благоприлично сдѣлать открытымъ и доступнымъ для всѣхъ сыновъ Россіи чтеніе полной Библіи на вразумительномъ для всѣхъ языкѣ, и въ преложеніи съ того священнаго, которымъ Богъ съ человѣками говорилъ чрезъ избранныхъ рабовъ Своихъ?

Когда пастырямъ россійской Церкви откроется воля Благочестивѣйшаго Монарха на совершеніе сего прекраснаго подвига; тогда они, безъ всякаго сомнѣнія, воспріимутъ благотворный трудъ съ дѣятельнѣйшею ревностію. Ибо увѣрены, что полная Библія на россійскомъ языкѣ, въ самомъ вѣрномъ, по возможности, преложеніи съ оригиналовъ, была бы истинною православнаго исповѣданія нашего славою въ царствіи Божіемъ, что хотя книги Новаго Завѣта съ еллинскаго, а изъ книгъ ветхаго завѣта Псалмы, переведенные на россійскій языкъ, дѣйствительнѣйшимъ образомъ поспѣшествуютъ славянской Библіи разливать въ нашей Церкви животворный свѣтъ истиннаго боговѣдѣнія; но въ полноту священнаго Писанія, могущаго умудрять всякаго рода людей во спасеніе вѣрою во Христа Іисуса, по праву Божественному, входятъ и всѣ книги ветхозавѣтныя; что святый Павелъ, безъ сомнѣнія, имѣлъ сіи книги въ мысли своей, когда писалъ такимъ образомъ къ Тимоѳею: все Писаніе священное богодухновенно и полезно есть ко ученію, ко обличенію, ко исправленію, къ наказанію еже въ правдѣ; да совершенъ будетъ Божій человѣкъ, на всякое дѣло благое уготованъ (2 Тим. 3, 16-17); и что когда торжественно исповѣдали потребность священныхъ книгъ Новаго Завѣта и книги Хваленій на россійскомъ нарѣчіи; тогда сія же потребность наипаче сдѣлалась ощутительною, какъ въ отношеніи ко всѣмъ прочимъ книгамъ ветхозавѣтнымъ, такъ въ особенности къ книгамъ, называемымъ святописаніями, еще непереведеннымъ, и къ пророческимъ. А сколь чувство такой потребности достойно всякаго вниманія и пріятія, о семъ можно судить даже по одному свидѣтельству святаго Петра Апостола о пророчествахъ ветхозавѣтныхъ. Ибо сказавъ, что онъ и другіе Апостолы возвѣщали человѣкамъ силу и пришествіе Господа Іисуса Христа, бывъ самовидцами Его величія, во время Его преображенія на святой горѣ онъ прибавляетъ: притомъ мы имѣемъ вѣрное пророческое слово; и вы хорошо дѣлаете, что обращаетесь къ нему, какъ къ свѣтильнику, сіяющему въ темномъ мѣстѣ, пока не начнетъ разсвѣтать день, и не взойдетъ утренняя звѣзда въ сердцахъ вашихъ (2 Петр. 1, 16-19). Такимъ образомъ новый завѣтъ и ветхій простираютъ одинъ другому руку, и слово апостольское со словомъ пророческимъ, какъ соотвѣтственныя орудія мусикійскія, любятъ соглашаться и составлять единую божественную гармонію, плѣняющую умы въ послушаніе вѣры. Святый Апостолъ называетъ пророческое слово свѣтильникомъ, освѣщающимъ темное мѣсто естественнаго разума человѣческаго. Послѣдуя сему свидѣтельству, не погрѣшитъ, кто скажетъ, что сколько священныхъ книгъ въ Библіи новаго завѣта и ветхаго, столько свѣтильниковъ Божіихъ, просвѣщающихъ Церковь Христову, и что, какъ вѣрующіе хорошо дѣлаютъ, когда, внимая слову Христову въ новомъ завѣтѣ, преклоняютъ разумное ухо свое къ слову сей же Премудрости Божіей въ ветхомъ, и возрастаютъ въ познаніи Господа нашего Іисуса Христа; такъ и пастыри Церкви хорошо исполняютъ дѣло божественнаго служенія, когда всякими образами стараются обращать и привлекать вниманіе и усердіе вѣрующихъ къ пророческому слову ветхозавѣтной Библіи, и всякія затрудненія, которыя немощныхъ отвращаютъ отъ сего слова, замѣняютъ благопріятною удобностію, со всякимъ тщаніемъ и усердіемъ отеческой во Христѣ Іисусѣ любви, снисходительности и попеченія о чадахъ Божіихъ, искупленныхъ честною кровію пречистаго и непорочнаго Агнца, Христа. Итакъ, когда святые сосуды свѣтильниковь ветхозавѣтной скиніи, Богомъ поставленныхъ въ новозавѣтной Церкви россійской, по-времени, представляются не въ довольномъ соотношеніи съ органомъ общаго зрѣнія; тогда избранные рабы въ дому Господнемъ, чтобъ уравнить и угладить для вѣрныхъ путь къ просвѣщенію свыше, или для самаго свѣта онаго уготовить стези удобопроходнѣйшія, не приступятъ ли благообразно къ произведенію новыхъ сосудовъ прозрачнѣйшихъ, но съ тѣми же свѣтильниками, которые для того и сіяютъ вовнѣ свѣтомъ, происходящимъ отъ Отца свѣтовъ, чтобы наши разумныя очи сердечныя просвѣщались, и внѣшнія свидѣтельства о Христѣ Іисусѣ слагались во внутреннемъ, о которомъ св. Іоаннъ говоритъ сими словами: вѣрующій въ Сына Божія, имѣетъ свидѣтельство въ себѣ самомъ (1 Іоан. 5, 10)? Здѣсь ничего не представляется, кромѣ славы имени Іисусова, сіяющей чудесами содѣтельной и вседержительной силы и премудрости Божіей. Ибо въ началѣ Богъ произвелъ святую Библію ветхаго завѣта на еврейскомъ языкѣ; и украсившій небо звѣздами, украсилъ Моисееву скинію разнообразными свѣтильниками спасительнаго просвѣщенія; но они, по прозрѣнію Божію, явились не въ довольномъ соотношеніи съ образомъ общаго зрѣнія, когда Господу было благоугодно распространить благословеніе Авраамово отъ Евреевъ на всѣ народы, и чистые лучи небесной истины разлить во всѣ концы вселенной отъ сіонскаго свѣтохранилища. Тогда избранные мужи съ благочестнымъ усердіемъ приложили слово еллинское къ еврейскнмъ сосудамъ свѣтильниковъ Божіихъ; и такимъ образомъ, то-есть, непостижимымъ и удивительнымъ дѣломъ Премудрости Божіей въ образованіи языковъ, явилъ новый сосудъ Божія слова, вообразившійся въ еллинскомъ, и въ немъ свѣтильникъ сіяющій, тотъ же свѣтильникъ, который прежде сіялъ въ одномъ храмѣ іерусалимскомъ, а теперь возсіялъ по всей землѣ въ сосудѣ слова еллинскаго, и пребылъ цѣлымъ и невредимымъ въ первоначальномъ еврейскомъ. Но избранные мужи, трудившіеся въ преложеніи еврейской Библіи на языкъ еллинскій, и потомъ съ еллинскаго на славянскій, не могли не привнести, во славу Божію, и немощи собственной, и немощи языка, и немощи времени: отсюда произошло, что еллинская Библія, по духу своему во Христѣ Іисусѣ, всесовершенное одно съ еврейскою, имѣетъ въ письмени и отличительныя черты, принадлежащія ей. Такъ и славянская Библія, произшедшая отъ еллинской, по духу своему во Христѣ Іисусѣ всесовершенное одно еъ еврейскою и еллинскою, имѣетъ въ письмени особенныя черты, которыми отличается отъ еврейской болѣе, нежели отъ еллинской. Впрочемъ и личныя немощи прелагавшихъ, и немощи языковъ, и немощи временъ воздаютъ токмо славу Творцу священной Библіи, Богу, и первозданному органу Божія слова. Ибо всѣ сіи отступленія не преступили правила вѣры; всѣ сіи разные гласы не внесли разногласія въ ученіе; Библія въ продолженіе толикихъ вѣковъ не утратила чистоты своей; и слово истины Божіей, которое столь многіе люди и общества содержали и содержатъ въ неправдѣ различной важности, не заразилась никакимъ ядомъ высокомѣрнаго разума и порочнаго сердца. Изъ сего открывается, что она Богомъ сотворена, и Богомъ сохраняется въ человѣчеекомъ родѣ. Ибо если кто, не желая безумствовать, вѣруетъ бытію Божію; то долженъ вѣровать и бытію откровенія Божія въ человѣческомъ родѣ. Всемилосердому Благодѣтелю и Отцу человѣковъ, снабдившему безсловесныхъ скотовъ и послѣдняго, во прахѣ пресмыкающагося, червя столь счастливымъ и вѣрнымъ инстинктомъ, возможно ли было наказуемыхъ и милуемыхъ и для блаженной вѣчности воспитываемыхъ, многогрѣшныхъ, и при всемъ томъ еще дражайшихъ чадъ Своихъ ввѣрить руководству одного разума, очевидно поврежденнаго, который, по пословицѣ «сколько головъ, столько умовъ», противорѣчитъ самъ себѣ? Но изъ всѣхъ преданій, существующихъ въ человѣческомъ родѣ, самый разумъ, по остаткамъ здравыхъ началъ, въ одной Библіи усматриваетъ со всѣхъ сторонъ достовѣрнѣйшія знаменія божественнаго происхожденія: ибо какъ содержаніе и ученіе одной Библіи паче всякихъ иныхъ ученій достойно величества, правосудія, благости, силы, святости и премудрости Божіей; такъ и единственнная древность и увѣковѣченная цѣлость и неизмѣнность ея есть печать вѣчности Присносущаго. Но коль скоро сіе открылось разумѣнію нашему; въ тоже мгновеніе мы присягнули на искреннюю и вѣчную вѣрность и послушаніе Библіи, какъ слову Божію.

Подобныя соображенія да воспользуютъ тѣхъ, которые говорятъ: «довольно того, что новый завѣтъ и псалмы перевели на россійскій языкъ. И когда наконецъ исполнится сіе множество разныхъ переводовъ одной еврейской Библіи? Англійскіе и нѣмецкіе богословы теряются въ разнообразныхъ толкахь; а наши православные предки въ простотѣ сердца держались славянской Библіи, и спасались. Чтоже съ тобою будетъ, высокій языкъ славянскій? И не сомнительно ли достоинство самаго золота въ рукахъ сыновъ Израилевыхъ, столь искусно обрѣзывающихъ червонцы»? — Иные, такимъ образомъ мыслящіе, суть люди благочестивые, искренно ревнующіе по благочестію, и вѣрные сыны отечества, и любители слова славянскаго преусердные. На случай, когда и мнѣ пришлось бы наединѣ съ единымъ изъ таковыхъ разглагольствовать о Библіи, приготовлюсь такимъ образомъ отвѣчать собесѣднику.

«Послушайте. Что Библія въ ветхомъ завѣтѣ, подъ покровомъ Всевышняго, сохранилась неповрежденною, въ томъ увѣряемся во-первыхъ свидѣтельствомъ Іисуса Христа и Апостоловъ: ибо ни самъ Господь, ни святые ученики Его не обличаютъ невѣрности Іудеевъ въ храненіи чистоты откровенія Божія; но и учители христіанской Церкви, которые были знакомы съ языкомъ и Библіею евреевъ не порицали ея, а пользовались и пользовали ею всю Церковь. Во-вторыхъ, еслибы евреи дѣйствительно успѣли потомъ исказить Библію, по ненависти къ христіанамъ; то исказили бы пророчества о Мессіи: но сіи пророчества пребыли цѣлыми. Итакъ будьте спокойны: если Іисусъ Христосъ и въ еврейской и въ еллинской Библіи единъ и тойже; то россійская Библія даже въ переводѣ съ извѣстнаго нынѣ еврейскаго подлинника не сдѣлаетъ никакого смущенія православному исповѣданію россійской Церкви; а только поможетъ намъ съ исполненнымъ назиданія разумѣніемъ читать, напримѣръ, книгу Іова. Согласитесь, что мы мало понимаемъ ее; другіе, и того еще менѣе; а весьма многіе и совсѣмъ не касались ея, какъ слишкомъ темной. О, когда бы они узнали, какая глубина богатства премудрости и разума Божія въ сей книгѣ Іова! Позвольте мнѣ въ маломъ видъ представить вамъ составъ и образъ сего величественнаго зданія. Мѣсто происшествія есть Аравія. Къ страдальцу Іову приходятъ други утѣшить его; но вмѣсто того еще болѣе растравляютъ сердечныя раны его, близорукимъ и скуднымъ въ любви сужденіемъ человѣческимъ, изыскивая въ жизни его основаній столь печальнаго переворота въ судьбѣ его. Страдалецъ признается, что путь, которымъ праведный Богъ ведетъ его, столько непостижимъ, что самъ онъ не видитъ ничего въ ономъ мракъ. Но три друга, каждый своимъ, тонкаго отличія, образомъ, подъ прикрытіемъ смиренія мнимаго, стараются оправдать пути Божіи, доказывая, что счастіе и несчастіе всегда бываетъ слѣдствіемъ и плодомъ добродѣтели или порока. Еліусъ же восходитъ выше сего жестокаго приложенія общаго, впрочемъ неложнаго, правила, ученіемъ о благотворной, очистительной силѣ страданій, приготовляющихъ душу къ примиренію съ Богомъ, и обличаетъ горькое сѣтованіе Іова представленіемъ недостаточности оправданія предъ Богомъ дѣлами, изображеніемъ величія Божія. Истины, имъ предложенныя, защищаютъ его отъ гнѣва Божія, который открывается противъ прочихъ друзей. Но юное воображеніе Еліуса не могло уврачевать болѣзненной души праведника, котораго страданія не могли быть судимы по началамъ обыкновеннымъ. Итакъ самъ Богъ наконецъ является рѣшить сію прю, и таинствами природы поражаетъ и низлагаетъ всякія помышленія, дерзающія судить о судьбахъ Его въ управленіи міромъ и въ водительствѣ человѣка. Между тѣмъ книга Іова отличается въ особенности указаніемъ на одну тайну духовнаго міра, въ которой сокрывалась пружина, дѣйствовавшая въ приключеніяхъ Іова. Сатана потерялъ свое княжество своеволіемъ и гордостію. Теперь Господь даетъ ему почувствовать, что не какое-нибудь своевольное право сильнаго низвергло его, но его собственное возмущеніе противъ всевысочайшаго Блага, которое, по святости существа Своего, не можетъ не побѣждать и не владычествовать во вѣки, и Которому всякая тварь, дабы пребыть въ блаженствѣ, долженствуетъ повиноваться. Сатана хочетъ увлечь занявшаго мѣсто его человѣка въ возмущеніе противъ Создателя; и, чего не можетъ произвести чувственными удовольствіями, до того добивается наконецъ мучительными мѣрами. Богъ попускаетъ ему, и вводитъ Своихъ возлюбленныхъ въ состояніе оставленія, когда вопль оный: «почто»? (какъ и Господь возопилъ на крестѣ) поставляетъ ихъ на высшей степени испытанія. Но любовь Божія обдержитъ ихъ; любовь къ сему высочайшему Благу, единожды навсегда познанному, не даетъ имъ оставить Бога; хотя и кажется имъ, что Богъ оставилъ ихъ, но они только съ крѣпчайшимъ усиліемъ стремятся къ обрѣтенію Его, и чрезъ сіе бореніе и терпѣніе, по которому, и въ самомъ пререканіи, любовь ихъ къ Богу пребываетъ покорною и преданною волѣ Всевышняго, пожинаютъ неожиданную награду постоянства и вѣрности; ибо въ то время судъ ихъ достигаетъ той почти зрѣлости, гдѣ сатана теряетъ искъ свой. Въ сіе мгновеніе пропадаетъ въ нихъ весь остатокъ своеволія и пререканія; и они, соединившись своею волею съ волею высочайшаго Блага, являются достойными и способными къ царствію, котораго сатана хотѣлъ лишить ихъ. Но и сила, для сей борьбы потребная, и сіе благополучное окончаніе оной, все отъ Того и въ Томъ, Который исполнилъ совершенное послушаніе, и за сіе получилъ всякую власть на небеси и на земли. Ибо кто съ Нимъ страдаегъ, тотъ Имъ же и побѣждаетъ. — И вотъ что открыто намъ въ книгѣ Іова! Теперь, еслибы вы могли повѣрить сказанное чтеніемъ всей оной книги; то яснѣе увидѣли бы, и живѣе возчувствовали бы, что въ ней содержится ключъ къ одной изъ величайшихъ таинъ человѣчества, что благость Отца небеснаго даровала страждущимъ человѣкамъ сію книгу въ утѣшеніе, укрѣпленіе и руководство, и уготовила въ ней врачевство сильное и вѣрное для исцѣленія самыхъ глубокихъ язвъ души печальной. И можно ли не пожелать послѣ сего, чтобы книга Іова, бывъ переведена съ еврейскаго языка на россійскій, содѣлалась удобнѣйшею къ разумѣнію, учебною, ручною, любимою книгою всѣхъ скорбящихъ, озлобленныхъ, милости и помощи Божіей требующихъ»?

«Васъ безпокоятъ явленія Библіи на разныхъ языкахъ, и притомъ разные на одинъ языкѣ переводы сей книги книгъ. Послушайте. Сіи столь различные переводы единой Библіи, если совершаются благонамѣренно и съ благоговѣніемъ, суть испытанія Писанія, по заповѣди Іисуса Христа, усилія и стремленія слова человѣческаго къ подражанію и соотвѣтствованію слову Божію, усилія и стремленія, на которыя слово человѣческое словомъ Божіимъ образуется, возращается, укрѣпляется и вызывается, усилія и стремленія, въ которыхъ слово человѣческое испытываетъ немощь свою, и слова Божія непостижимый разумъ и силу; однако получаетъ благословеніе. Будемъ радоваться тому, то и россійское слово освятилось словомъ Божіимъ въ Новомъ Завѣтѣ и въ книгѣ Хваленій, и что дѣло сіе не прекратилось, но, хотя не столь поспѣшно, какъ въ-началѣ, однако съ настоятельнымъ самопонужденіемъ продолжается, и, какъ должно надѣяться, будетъ продолжаться. Будемъ радоваться, что россійское слово созрѣло и возмужало для выраженія слова Божія. Будемъ желать, чтобы вновь воспрянула первая ревность усердія и любви, и, при Божіемъ благословеніи, ознаменовалась произреченіемъ полной Библіи на россійскомъ языкѣ».

«Вы говорите: довольно и того, что Новый Завѣтъ и Псалмы переведены на россійскій языкъ. Но — послушайте. Мы ли создали Церковь? Мы ли создали самихъ себя? Но мы не можемъ и о себѣ сказать по-утру, чтó для насъ въ-вечеру будетъ потребно: откуда же получили такую мѣру, которою опредѣляемъ потребности соборной Церкви? Человѣкъ восходитъ отъ возраста въ возрастъ; и новыя нужды открываются для него на высшихъ ступеняхъ жизни: такъ и вся Церковь. Какое разнообразіе назначеній, устроеній, и состояній, и возрастовъ составляетъ сію разноцвѣтную, но нешвенную ризу божественнаго Іосифа! Какія многоразличныя лица живуть въ семъ великомъ семействѣ Божіемъ! Рабы, наемники, други, сыны и дщери, супруги, дѣти и юноши, отцы и матери, и въ ихъ нравахъ и качествахъ, въ ихъ силахъ и немощахъ, въ ихъ отношеніяхъ и приключеніяхъ, въ ихъ входахъ и исходахъ, какое многоразличіе! Кто же можетъ умомъ объять всю сію огромную сумму, слагаемую изъ единицъ, между которыми каждая есть цѣлый міръ? Ктоже можетъ умомъ объять весь счетъ многообразныхъ потребностей, составляемый толикими измѣненіями и нуждами каждой души, сотворенной по образу и подобію Божію и для Господа драгоцѣнной? Какъ въ царствѣ вещественнаго творенія, такъ и въ царствѣ благодати Господь не скупъ, какъ мы, потому что не бѣденъ, какъ мы. Онъ создалъ Церковь Свою; и украсилъ Свой царскій чертогъ великолѣпіемъ славы Своей, преизящными свѣтильниками слова пророческаго и апостольскаго; и наполнилъ Свой отеческій домъ богатствомъ благости и милосердаго попеченія о всѣхъ домочадцахъ и каждомъ. Здѣсь неистощимые запасы разнаго хлѣба и всякихъ другихъ снѣдей, съ изобиліемъ вина и елея; здѣсь спасительная врачебница съ разнообразными врачевствами и орудіями обоюдоострыми, проходящими до раздѣленія души и духа, членовъ и мозговъ (Евр. 4, 12); здѣсь оружейная палата, различные мечи, брони, шлемы, щиты, стрѣлы хранящая на случай брани; здѣсь галлерея образцовыхъ произведеній живописи божественной, представляющихъ чадамъ Божіимъ, для нихъ всегда драгоцѣнными, всегда любезными и благотворными быть долженствующія, священныя изображенія предковъ ихъ, изображенія добродѣтели въ различныхъ видахъ плѣнительной красоты, — изображенія и пороковъ въ разныхъ чертахъ безобразія: и здѣсь же полная библіотека премудрости Божіей, содержащая записки семейства Божія, жизнь и дѣла, уставы и завѣты Отца семейства, памятники и лѣтописи, которыя объемлютъ всѣ времена, и прошедшее, и настоящее, и будущее, и которыя такъ переплетены, что составляютъ одно неразрывное цѣлое, называемое Библіею, единое и вмѣстѣ многообразное, полное единой многоразличной и вся исполняющей Премудрости Божіей произведеніе. Теперь, если было потребно для христіанской Церкви въ Россіи имѣть Новый Завѣтъ и Псалмы на россійскомъ языкѣ: то не стыдно ли намъ помышлять и говорить, что Церковь можетъ и обойдтись безъ прочихъ книгъ ветхозавѣтныхъ на россійскомъ языкѣ? Можетъ быть, по состоянію вашей души, для васъ потребно сегодня читать книгу Дѣяній апостольскихъ; а для другаго — книгу Екклесіаста. Но, можетъ быть, завтра и въ васъ произойдетъ измѣненіе, такъ что вы пожелаете читать книгу Премудрости. Для дѣтей нужно млеко ученія; а для мужей крѣпкая пища. Одни проходятъ начала словесъ Христовыхъ, а другіе ведутся на совершеніе (Евр. 6, 1) Для однихъ Моисеевъ законъ служитъ пѣстуномъ, руководствующимъ ко Христу; а другіе во Христѣ Іисусѣ. Одни подъ страхомъ; а другіе во свободѣ любви. Одни въ трудахъ и подвигахъ болѣе внѣшнихъ, другіе — болѣе внутреннихъ. Одни только еще вступили въ путь; другіе достигли преполовенія; а иные окончиваютъ теченіе. Подумайте же о толикихъ душахъ, еще влачащихся по распутіямъ грѣха, но любовію небеснаго Пастыря и Посѣтителя душъ (1 Петр. 2, 25.) — уже взыскуемыхъ, и, безъ ихъ вѣдома, уже ведомыхъ на покаяніе и спасеніе. Кто можетъ знать, какія мѣста въ пространствѣ Библіи предназначены той и другой для срѣтенія съ Премудростію Божіею? Словомъ, ни вы, ни я, и никто изъ человѣковъ, даже ни одинъ Ангелъ не можетъ знать всѣхъ нуждъ и потребностей Церкви, — а Господь единъ, ея Глава; Онъ все объемлетъ Своею вездѣсущею и всевѣдущею любовію, и даетъ всякой плоти пищу въ полнотѣ Библіи, мѣрою, числомъ и вѣсомъ, опредѣляемыми Его премудростію. Когдаже Господь даровалъ нашей Церкви полную Библію; а нынѣ желанія многихъ сыновъ и дщерей ея благословилъ Новымъ Завѣтомъ, Псалмами, книгою Бытія на россійскомъ языкѣ; то хотя мы съ вами и отклоняли бы отъ себя всещедрую десницу Его, Церковь съ благодарностію расширяетъ уста желанія Ему благоугоднаго, да наполнитъ оныя полнотою Своего благодатнаго слова и на россійскомъ языкѣ. Ибо и вы, и я, хотя, по милости Божіей, въ Церкви, — однако не составляемъ Церкви».

«Вы говорите: предки наши держались въ простотѣ сердца славянской Библіи, и спасались. — А когда мы будемъ держаться въ простотѣ сердца и славянской Библіи, и россійской, и еллинской, и еврейской: тогда развѣ не возможемъ спасаться? Скажу болѣе: Марія Египетская совсѣмъ никогда въ жизни мірской и не читывала и не внимала Библіи; а въ удаленіи и отъ людей и отъ книгъ, самимъ собезначальнымъ Отцу и Духу Словомъ Божіимъ, отъ Котораго произошла и Библія, будучи научаема, знала и разумѣла Псалмы Давидовы. Но отсюда не то оказывается, будто ни еллинская, ни еврейская Библія не была благопотребна для Церкви, а только то, что преподобная была ведена чрезвычайнымъ путемъ, который не можетъ быть общимъ для всѣхъ спасаемыхъ; и еще то, что не должно останавливаться всѣмъ вниманіемъ на одной буквѣ Библіи, а искать самаго слова Божія, жизни и свѣта, путемъ сей буквы, еврейская ли она, еллинская ли, или россійская. Такъ и святые между предками нашими были симъ животворнымъ свѣтомъ слова Божія, посредствомъ славянскаго письмени, просвѣщаемы и умудряемы во спасеніе: но отсюда не то видно, будто россійская Библія не нужна для россійской Церкви, — а то, что святые между предками нашими такъ же пользовались языкомъ славянскимъ, какъ нынѣ россійскимъ многіе милліоны потомковъ ихъ. Что же осталось пастырямъ нынѣшней Церкви россійской дѣлать, когда Россіяне нашего времени отвыкли употреблять славянскій языкъ въ разговорахъ, въ сочиненіяхъ, въ помышленіяхъ; когда немногіе безъ затрудненій многихъ, и весьма многіе мало понимаютъ его въ священной Библіи, и въ семъ множествѣ обрѣтаются даже многіе клирики; когда живущіе среди насъ христіане иныхъ исповѣданій, читая на своихъ живыхъ языкахъ Библію, исправно переведенную съ еврейскаго и греческаго, изъясняютъ раздражительное для народной ревности сожалѣніе, что россійская Церковь не имѣетъ россійской Библіи; когда столь многіе въ благородномъ сословіи, не получивши въ дѣтствѣ способности и охоты читать и разумѣть церковныя книги на славянскомъ языкѣ, съ симъ недостаткомъ на всю жизнь остаются, и если обрѣтаютъ въ сердцѣ своемъ желаніе питаться словомъ Божіимъ, то ищутъ пособія въ иностранныхъ языкахъ, и видя, что тоже слово Божіе, которое для нихъ казалось столь темнымъ въ славянской Библіи, въ англійской или нѣмецкой свѣтло и просвѣтительно, въ утѣшеніяхъ признательности такъ далеко уходятъ за черту благоразумія, что хладѣютъ въ любви къ россійской Церкви, и были примѣры, что таковые являлись въ открытомъ союзѣ съ иною церковію, не столь чистою въ исповѣданіи, какъ россійская? Чтó осталось нашимъ пастырямъ, пекущимся о душахъ человѣческихъ и слово о нихъ воздати имущимъ (Евр. 13, 17), чтó имъ осталось дѣлать, когда многіе и принимаются за славянскую Библію, но безъ привычки къ труду въ испытаніи не токмо Писанія, но и письмени, поспѣшаютъ перемѣнить столь скучное для нихъ занятіе на чтеніе хитросплетенныхъ басней, прельщающихъ красотами живаго отечественнаго слова? Преслѣдовать ихъ, гнаться за ними, уловлять ихъ тѣмъ же путемъ, которымъ они отъ слова Божія удаляются, то-есть, дать имъ всю Библію на чистомъ россійскомъ нарѣчіи, да не взыщетъ сихъ душъ отъ руки малыхъ пастырей великій Архіерей, но и онѣ да услышатъ гласъ вопіющей Премудрости Божіей, и да спасутся; а погибели упорно ищущіе да будутъ безотвѣтны предъ судищемъ Христовымъ. Ибо если Премудрость Божія и восходитъ на высоты, то при дорогахъ, дабы всѣ проходящіе путемъ и видѣть и слышать ее могли; впрочемъ она любитъ еще стоять на перекресткахъ и у вратъ града, и когда вопіетъ ко всѣмъ входящимъ: къ вамъ, о человѣки, взываю, къ вамъ вопію, сыны человѣческіе; блаженъ человѣкъ, который слушается меня, а согрѣшающій противъ Меня, вредитъ душѣ своей; и ненавидящіе Меня, любятъ смерть (Прит. 8, 2. 3. 4. 34. 36.): то, безъ сомнѣнія, употребляетъ общее всѣмъ, и вразумительное для всѣхъ, нарѣчіе. Побоимся же согрѣшать противъ Премудрости Божіей; и не будемъ страшиться, идѣже нѣсть, и не бѣ страхъ. Новоустроенный сосудъ россійскаго слова приложатъ къ первообразному еврейскому, и благодатію Божіею возсіяетъ и въ нашемъ россійскомъ кандилѣ тотъ же свѣтильникъ слова Божія, который сіялъ въ іерусалимскомъ храмѣ, и россійская Библія приведетъ весь христіанскій міръ въ радостное удивленіе вѣрнымъ подобіемъ изъ устъ Божіихъ изшедшаго глагола. Между тѣмъ и свѣтильникъ славянской Библіи не угаснетъ и не затмится; напротивъ россійская Библія будетъ самымъ легчайшимъ, самымъ благонадежнѣйшимъ и безопаснѣйшимъ пособіемъ къ чтенію славянской Библіи съ разумѣніемъ; и такимъ образомъ Библія у насъ, сама себя толкуя и объясняя, тѣмъ безпрепятственнѣе будетъ являть силу живаго слова Божія въ духѣ читающихъ и внимающихъ. Доброе злато россійскаго слова, руками мудрыхъ пастырей Церкви принесется въ даръ повитому пеленами еврейскаго слова предвѣчному Слову Божію, съ ѳиміамомъ молитвы за Царя и народъ, и съ смѵрною добрѣ сокрушеннаго сердца; Господь же нашъ Іисусъ Христосъ положитъ на главу россійскаго слова священный, приличный языку христіанскаго народа, вѣнецъ свидѣній Своихъ; и россійскій языкъ, содѣлавшись органомъ полнаго откровенія Божія, обратитъ множество грѣшниковъ отъ ложнаго пути ихъ, спасетъ многія души отъ смерти, и покроетъ множество грѣховъ народныхъ. Но тогда и славянскій языкъ, по всей вѣроятности, явится для нынѣшняго времени въ благопріятнѣйшемъ видѣ достойно почитаемой древности и какъ органъ слова Божія, неоскверняемый тѣмъ во зло употребленіемъ, которому столь часто подвергается живой языкъ, и какъ священный памятникъ и преданіе нашихъ святыхъ отцевъ и праотцевъ, и содѣлается предметомъ усернѣйшаго вниманія и испытанія, когда перестанетъ служить преградою, отлучающею столь многія души отъ разумѣнія пророчествъ Божіихъ въ ветхомъ завѣтѣ. Ибо и въ символѣ вѣры православный народъ нашъ исповѣдуетъ вѣру въ Святаго Духа, глаголавшаго Пророки; но мало читая и еще менѣе разумѣя истинныя пророчества ветхозавѣтной Библіи нередко обращается къ человѣческимъ предсказаніямъ и гаданіямъ о грядущемъ. Напримѣръ, мой добрый старецъ и сотрудникъ Петръ, нѣсколько разъ уже, ссылаясь на Даніила Пророка, а книги его не раскрывая, повторялъ мнѣ предсказаніе о князѣ Михаилѣ, который возстанетъ будто-бы отъ Сѣверскія страны, и будетъ въ Іерусалимѣ царствовать въ послѣднія времена, и все еще, кажется, не совсѣмъ простился съ сею мечтою, хотя я и объяснялъ, что сей князь Михаилъ есть Михаилъ Архангелъ, что сей Архангелъ есть Ангелъ-хранитель народа еврейскаго, что онъ, во время свое, познавая, изъ откровенія таинъ Божіихъ въ іерархіи ангельской свыше, приближеніе времени прійдти съ Сіона Избавителю и отвратить нечестіе отъ Іакова, и снять съ Іудеевъ грѣхи и клятву, по сану Ангела-хранителя, будучи возбужденъ и движимъ Духомъ Святымъ, станетъ съ торжественнымъ дерзновеніемъ въ ходатайствѣ и молитвѣ предъ Богомъ о народѣ своемъ, о семъ народѣ таинственномъ, который онъ сохраняетъ и до конца сохранитъ, какъ малую горсть сѣмянъ, разсыпанныхъ по лицу земли; и что тогда-то исполнится оная тайна, которую св. Апостолъ Павелъ христіанамъ изъ язычниковъ открываетъ, къ смиренію ихъ, говоря: и тако весь Исраиль спасется (Рим. 11, 26), что и Пророку Даніилу небесный тайноводитель его сообщилъ, говоря: и въ то время спасутся людіе твои вси, обрѣтшіися вписани въ книзѣ (Дан. 12, 1). О, коликихъ преславныхъ чудесъ будетъ исполнено сіе время! Тогда свѣтильникъ еврейской Библіи, нынѣ вмѣстѣ съ народомъ неимѣющій храма и пришельствующій, родныхъ своихъ не покидающій, печальнымъ крепомъ раввинскихъ толкованій лживыхъ повитый, тусклое и унылое мерцаніе разливающій въ синагогахъ, украсится какъ невѣста въ день брака, и среди иныхъ отъ него порожденныхъ свѣтильниковъ возсіяетъ въ Церкви Господа нашего Іисуса Христа. Достойно также примѣчанія, что Архангелъ Гавріилъ далѣе говоритъ Даніилу: ты же Даніиле загради словеса и запечатай книги до времени скончанія, дондеже научатся мнози, и умножится вѣдѣніе (Дан. 12, 4). Сіе вѣдѣніе умножилось во-первыхъ съ распространеніемъ въ мірѣ Библіи въ еллинскомъ переводѣ, и христіанства вмѣстѣ съ новозавѣтными книгами откровенія Божія, а потомъ съ возбужденіемъ въ христіанскихъ церквахъ чувства потребности испытывать Писанія посредствомъ преложенія Библіи вновь съ еврейскаго языка на живые новѣйшіе. Ибо по мѣрѣ того, какъ умножается и утончается и разливается въ мірѣ вѣдѣніе суеты и зла, Господу благоугодно умножать въ Церкви Своей вѣдѣніе истины и блага. Посему иная мѣра вѣдѣнія удѣлена была временамъ происхожденія и постепеннаго исполненія еврейской Библіи; иная мѣра — временамъ просвѣщаемымъ наипаче Библіею еллинскою; иная мѣра — нашему времени, просвѣщаемому нами еврейскою Библіею ветхаго завѣта и еллинскою новаго».

«Если вы скажете: еще не время; россійскій народъ не созрѣлъ; то мы скажемъ: когда языкъ созрѣлъ, то и народъ созрѣлъ. Вы говорите подобно человѣку, слишкомъ долго заспавшемуся, который умоляетъ возбуждающихъ, чтобы дали ему поспать еще немного. Но св. Павелъ вопіетъ неумолкно: востани спяй,и освѣтитъ тя Христосъ (Ефес. 5, 14). А св. Іоаннъ Богословъ: Дѣти мои! тма проходитъ, и свѣтъ истинный уже свѣтитъ. Дѣти! послѣднее время. И какъ вы слышали, что придетъ антихристъ; а нынѣ уже много антихристовъ: то мы и примѣчаемъ изъ того, что послѣднее время (1 Іоан. 2, 8. 18). Если тогда уже было послѣднее время; то какъ теперь не послѣднее? Впрочемъ и все послѣдованіе вѣковъ новозавѣтныхъ есть послѣднее время; потому Господь и говоритъ: се гряду скоро (Апок. 22, 12). Помяните же притчу Іисуса Христа о пяти дѣвахъ мудрыхъ, о пяти неразумныхъ, о внезапномъ пришествіи жениха на бракъ, о святильникахъ угасающихъ, о свѣтильникахъ приготовляемыхъ и украшаемыхъ; и скажите, ужели россійскій народъ не созрѣлъ для брака съ Премудростію Божіею, а созрѣлъ для беззаконнаго союза съ ея соперницею, женою чуждою, и лукавою, которая прельщаетъ его многою бесѣдою, и тенетами устенъ привлекаетъ его (Прит. 7, 5. 21)? Теперь позвольте сказать вамъ: наши святые предки не могли ни видѣть, ни слышать, ни читать на живомъ языкѣ своемъ ничего тому подобнаго, что потомки ихъ въ наше время и видятъ, и слышатъ, и читаютъ на россійскомъ языкѣ; потому легче было для нихъ подъ руководствомъ славянской Библіи спасаться, нежели для тѣхъ потомковъ ихъ, которые держась, по видимому, славянской Библіи, не читаютъ ея, не любятъ ея, и живутъ по духу міра, а не по Библіи. Но еще одно слово, и кончу: если россійскій языкъ, въ прелестныхъ произведеніяхъ мірской словесности, служащей орудіемъ грѣха и неправды, заражаетъ все тѣло общественное, и воспаляетъ кругъ жизни (Іак. 3, 6) народной; то позвольте Христовой Церкви уготовить и преподать народу противоядіе — полную Библію на россійскомъ языкѣ, дабы онъ обратился въ орудіе правды, и самъ освятившись молитвою и словомъ Божіимъ, служилъ бы къ освященію и истинному просвѣщенію народа словомъ Божіимъ и молитвою».

Милостивѣйшій Архипастырь! Представляю вашему высокопреосвященству, незабвенному наставнику моему, сіи мысли, какъ ученическій опытъ. Чтобы открыть въ началѣ скромную стезю вожделѣнному дѣлу, правители воинствующей Церкви не могутъ ли употребить слѣдующую мѣру: при С.-Петербургской духовной академіи можно издавать особый журналъ подъ названіемъ: «опыты въ переводѣ съ еврейскаго и греческаго», и въ семъ журналѣ, который, безъ всякихъ предварительныхъ объявленій, былъ бы разсылаемъ не по церквамъ, а по всѣмъ лицамъ учащимъ въ академіяхъ и семинаріяхъ, еслибы, напримѣръ, въ четыре мѣсяца выходила книга такой мѣры, какъ весь новый завѣтъ на россійскомъ нарѣчіи, то можно было бы въ продолженіе двухъ лѣтъ помѣстить весь ветхій завѣтъ, начиная съ пророческихъ книгъ, продолжая агіографами и апокрифами, и заключивъ сіе изданіе книгами каноническими историческаго содержаиія. Сія мѣра еще спокойнѣйшимъ путемъ вела бы къ цѣли, если бы къ тексту были прилагаемы избранныя параллели, и самыя краткія примѣчанія, между прочимъ, въ изъясненіе пророчествъ. Тогда мы стали бы спокойно ожидать времени, каковое правители Церкви получили бы для разсмотрѣнія, исправленія, усовершенія, одобренія и усвоенія Церкви россійской сего приготовительнаго труда. Нынѣ же благословите, милостивѣйшій Архипастырь, воззрѣть на сей предметъ съ той стороны, которою онъ обращенъ къ дѣлу службы моей.

Россійской державѣ Богъ даровалъ столь многіе народы, во тмѣ и сѣни смертнѣй сѣдящіе, безъ сомнѣнія, для того, чтобы россіяне, нѣкогда сами подобно имъ находившіеся въ удаленіи отъ пути истиннаго богопознанія и спасенія, помогли симъ племенамъ, которыя Имѣющій державу смерти содержитъ въ мучительномъ рабствѣ, войдти въ свободу чадъ Божіихъ познаніемъ истиннаго Отца и Спасителя всѣхъ человѣковъ во Христѣ Іисусѣ Господѣ нашемъ. Не могу ничего сказать вопреки тѣмъ, которые скажутъ, что многія изъ сихъ племенъ, еще младенческія, въ маломъ кругу своихъ нуждъ и понятій, и въ бѣдномъ образованіи своихъ языковъ требуютъ сокращеннаго слова о спасеніи Іисусомъ Христомъ. Но якуты и камчадалы, остяки и самоѣды, киргизы и здѣшніе татары, камской или шаманской, по жрецамъ и наставникамъ, вѣры, совсѣмъ не то, что наши крымскіе, казанскіе, астраханскіе и даже прочіе въ Сибири живущіе татары-магометане, по знакомству сихъ съ россійскимъ нарѣчіемъ, по сношеніямъ и связямъ ихъ съ россіянами, по степени образованности въ жизни общественной, по языку имѣющему словарь и грамматику, по составу лукавнующей церкви ихъ, и по самому Алкорану. Ужели подумаемъ, что ихъ муллы, ахуны, муфтіи совсѣмъ не знаютъ, чтó дѣлается и что не дѣлается въ россійской Церкви? Безъ сомнѣнія, они чувствовали существованіе и дѣйствованіе библейскаго общества; и хотя вписывали и свои имена въ число содѣйствовавшихъ успѣхамъ Библіи приношеніями; но въ тайнѣ сердца негодовали, и горевали. Они чувствовали также существованіе и дѣйствованіе того сословія, которое, потрудившись въ преложеніи книгъ новозавѣтныхъ приступило къ преложенію книгъ ветхаго завѣта на россійскій языкъ, весьма многимъ въ ихъ паствѣ извѣстный столькоже, какъ и татарскій; и хотя принимали отъ гражданскихъ чиновниковъ книги священной Библіи на россійскомъ языкѣ, съ изъявленіемъ покорнѣйшей благодарности; но въ тайнѣ сердца горевали, страшились. Нѣкоторые, какъ вѣроятно, даже читали сіи свидѣтельства истины, и невольно чувствовали поразительную убѣдительность оныхъ; но между тѣмъ увлекались и предразсудками укоренившимися съ дѣтства, и находившими подкрѣпленіе, въ разныхъ желаніяхъ и опасеніяхъ пристрастнаго сердца, и такимъ образомъ колебались между новымъ царскимъ путемъ истины, который начали примѣчать, и стезею обольщенія, на которую были поставлены воспитаніемъ. — Что скажутъ сіи люди, услышавъ о недавнихъ событіяхъ? Не помыслятъ ли они въ сердцѣ своемъ: «видно, христіане сами не увѣрены въ правотѣ начинаній своихъ. Если Моисеевы книги на россійскомъ языкѣ были уже въ печати; и потомъ ихъ нѣтъ: то, видно, открылись какія нибудь важныя сомнѣнія, по которымъ ветхозавѣтныя книги хотятъ оставить на языкѣ славянскомъ, котораго простой народъ не понимаетъ». — Такъ, можетъ быть, иной магометанинъ, который, читая Новый Завѣтъ въ русскомъ переводѣ, начиналъ познавать достоинство христіанства, и сомнѣваться въ достоинствѣ Корана, при остановленіи русскаго перевода Библіи, обратитъ на нее свое сомнѣніе, и перестанетъ опасаться за свой Коранъ.

Другой народъ, особеннаго вниманія россійской Церкви требующій, суть евреи. Когда пріидетъ время великаго обращенія сихъ евреевъ къ Богу-Спасителю, которое будетъ столь же великимъ чудодѣйствіемъ благодати, какъ и чудо воскресенія мертвыхъ; когда спадетъ Моѵсеево покрывало съ умственныхъ очей Израильтянъ, и они узрятъ славу истиннаго Мессіи своего во Іисусѣ; тогда полная россійская Библія въ исправномъ переводѣ съ еврейскаго и греческаго послужитъ серпомъ Божіимъ въ оной благословенной жатвѣ. Но и нынѣ, когда мы въ обращеніи немногихъ по временамъ евреевъ еще не видимъ ничего столь торжественнаго, чтó соотвѣтствовало бы торжественности Божественныхъ провѣщаній о повсюдномъ и всеобщемъ откровеніи и движеніи новой жизни въ этомъ народѣ, и нынѣ полная россійская Библія и въ служителяхъ Церкви и во всякомъ всякаго сословія мужѣ человѣколюбивыхъ желаній можетъ возжигать искры того священнаго пламени, которымъ была объята великая душа св. Павла, когда онъ писалъ къ римской церкви: Братія, желаніе моего сердца и молитва къ Богу о Израильтянахъ есть о спасеніи ихъ (Рим. 10, 1-2). Истину говорю предъ Христомъ, не лгу предъ Духомъ Святымъ (въ чемъ свидѣтель мнѣ совѣсть моя), что великая для меня печаль и непрестанное мученіе сердцу моему. Ибо я желалъ бы самъ отлученъ быть отъ Христа за братьевъ моихъ, родственниковъ моихъ по плоти, которые суть Израильтяне, коимъ принадлежатъ и усыновленіе, и слава, и завѣты, и законоположеніе, и богослуженіе, и обѣтованія; коихъ и отцы, и отъ коихъ Христосъ по плоти, Богъ надъ всѣмъ благословенный во вѣки, аминь (Рим. 9, 1-5). Таковыя св. Павла желанія, таковыя молитвы, — столь глубокая и искренняя печаль и туга сердечная, столь чистая и божественная любовь и готовность на жесточайшее самопожертвованіе, безъ сомнѣнія, не были безплодны и на землѣ въ его подвигахъ и страданіяхъ апостольскаго служенія, и въ небесахъ, пріемлющихъ благовонныя куренія сего духовнаго ѳиміама, и посылающихъ земли благословенія, дождь ранній и поздній, и сообщающихъ ей плодородіе. Но, сколько кто можетъ вмѣстить, столько и да вмѣщаетъ; и когда многія чада церковныя, хотя по немногу, воспріемлютъ участіе въ семъ духовномъ трудѣ св. Павла; тогда и сіи частицы малыя, соединяясь въ сердцѣ небеснаго Отца, составляютъ вкупѣ великое благо человѣчества и богатство Христовой Церкви. Но какъ Апостолъ Павелъ возбуждалъ и питалъ въ себѣ оный огнь пророческимъ ветхозавѣтнымъ словомъ, которому внимая и самъ получалъ явленіе пророческаго духа на пользу Церкви: то великая польза для христіанъ россійскихъ отъ полной Библіи на живомъ отечественномъ языкѣ и съ сей стороны очевидна. Ибо когда пророческое и апостольское слово будетъ въ живомъ нарѣчіи, и, такъ сказать, въ устахъ народа; тогда будетъ ближе и къ сердцу вѣрующихъ; а чѣмъ болѣе будетъ сердецъ, усвояющихъ мысли и чувствованія Пророковъ и Апостоловъ; тѣмъ желаніе просвѣщенія какъ слѣпотствующимъ магометанамъ и евреямъ, такъ и прочимъ народамъ, Россіи преданнымъ, въ нашей Церкви будетъ сильнѣе, искреннѣе, и въ тоже время какъ для Россіянъ, освященіемъ духа народнаго, такъ и для всѣхъ нехристіанскихъ народовъ, заключающихся въ гражданскомъ составѣ державы, благотворнѣе. Посему пастыри Церкви, по заповѣди Спасителя: жатва многа, дѣлателей же мало: молитеся убо Господину жатвѣ, да изведетъ дѣлатели на жатву свою (Лук. 10, 2), пекущіеся о спасеніи сихъ народовъ, безъ сомнѣнія, вѣруютъ, что слово Самого Господа есть дѣйствительнѣйшее средство къ произведенію добрыхъ дѣлателей, — и что всѣ средства и пособія подобаетъ употребить къ обогащенію Церкви полною священною Библіею въ той мѣрѣ ясности, въ какой она Богомъ дарована и даруется человѣчеству въ еврейскомъ и еллинскомъ письмени. Какая изобильная польза произойдетъ отъ сего для воспитательныхъ заведеній церковныхъ! И въ академіяхъ и семинаріяхъ нашихъ, въ продолженіи каждаго періода учебнаго, наставники получатъ удобность проходить съ воспитанниками полную Библію, съ краткими, по мѣстамъ, замѣчаніями. Какое для служителей Церкви пособіе къ назиданію и себя самихъ — разумѣніемъ, и вѣрующихъ — изъясненіемъ Библіи: ибо весьма немногіе между ними имѣютъ досугъ, способность, возможность прибѣгать къ средствамъ нарядной учености. Какое утѣшеніе для какого нибудь миссіонера, можетъ быть, любознательностію значительно раздраженною искушаемаго, отъ просвѣщенныхъ отцевъ и братій своихъ и отъ всякой библіотеки удаленнаго въ странствіяхъ: ибо онъ могъ бы вездѣ имѣть съ собою богатѣйшее книгохранилище, и могъ бы легко и безпечально обойтись безъ нѣмецкихъ или латинскихъ тяжеловѣсныхъ толковниковъ, если бы имѣлъ полную Библію на россійскомъ языкѣ, въ переводѣ съ еврейскаго и греческаго. Какое и для всей Церкви россійской благополучіе, украшеніе и сокровище! Тогда не только клирики, но и всякаго сословія боголюбцы съ дерзновеніемъ увѣренности отчетливой, будутъ указывать евреямъ на пророчества, объясняющія нынѣшнее состояніе ихъ безъ отечества, безъ храма, безъ жертвъ, безъ священниковъ, обличающія невѣріе ихъ и услаждающія скорбь и печаль ихъ непреложными обѣтованіями о близкомъ спасеніи. Еврей откроетъ еврейскую Библію, русскій россійскую: и начнутъ разбирать писанія, аще суть сія тако (Дѣян. 17, 11); и на одномъ первомъ словѣ не разошедшись въ разумѣніи, они сойдутся и согласятся въ радостномъ соутѣшеніи общею и единою Библіею. «Боже Авраама, Исаака, Іакова»! — скажетъ еврей, — «чѣмъ объяснить сіе распространеніе святыхъ Писаній Твоихъ между языками, если не Твоею отеческою любовію къ нимъ? Мы согрѣшили предъ Тобою, и содѣлались недостойными благоволенія Твоего; чѣмъ обратили сіи язычники, чѣмъ привлекли, привязали къ себѣ любовь Твою? Ибо святое слово Твое есть драгоцѣннѣйшій даръ Твоей благости и премудрости которымъ нѣкогда одинъ избранный народъ, одинъ Израиль хвалился; а теперь вотъ и земледѣлецъ русскій читаетъ и разумѣетъ Библію, какъ и раввины» — «О вы, евреи, евреи»! — скажетъ и собесѣдникъ его, — «доколѣ будете, имѣя очи, не видѣть, имѣя уши, не слышать? Вѣтви святаго корени! Вы отломились отъ древа жизни, и отпали невѣріемъ; но Богъ силенъ опять привить васъ. Ибо если мы отсѣчены отъ дикой по природѣ маслины, и не по природѣ привились къ доброй маслинѣ: кольми паче вы природные привьетесь къ своей маслинѣ. И если паденіе ваше богатство міру, и недостатокъ вашъ богатство язычникамъ; кольми паче полнота ваша? Если отверженіе ваше есть примиреніе міра: то что будетъ принятіе ваше, какъ не оживленіе изъ мертвыхъ» (Рим. 11, 20. 23. 24. 12. 15)? — Потомъ нашъ земледѣлецъ прочитаетъ на россійскомъ языкѣ и дастъ еврею прочитать на еврейскомъ сообразныя сему новозавѣтному пророчеству предсказанія ветхозавѣтныхъ пророковъ и скажетъ: «не видишь ли, что Мессія, и вашъ и нашъ Господь, и Ангелъ завѣта, долженствовалъ прійдти, когда еще вторый храмъ существовалъ въ Іерусалимѣ? Гдѣ же теперь сей храмъ? И гдѣ вы? Повѣрь же, честный еврей, что Мессія пришелъ; но вы не приняли, не узнали столь долго ожидаемаго, вожделѣннаго Гостя; а намъ Богъ даровалъ принять Его, и мы, увѣровавши въ Него, содѣлались чадами Божіими во Христѣ Іисусѣ, и духовнымъ потомствомъ Авраама по духу вѣры. Но дары и призываніе Божіе не преложны, сказано въ новомъ нашемъ завѣтѣ. И какъ мы нѣкогда были непослушны Богу, а нынѣ, по непослушанію вашему помилованы: такъ и вы теперь не послушны, дабы, по причинѣ помилованія насъ, и сами вы были помилованы» (Рим. 11, 29-31). — Кто же скажетъ, что разумѣть пророчества и на россійскомъ языкѣ могутъ одни ученые, когда сами пророки происходили частію изъ простаго народа? Кто подумаетъ, что проповѣдывать Іисуса Христа могутъ одни ученые, когда Господь бѣдныхъ рыбарей поставилъ въ мірѣ Апостолами? При семъ случаѣ мнѣ представляется особенная мысль. — Можно издать Библію на россійскомъ языкѣ по крайней мѣрѣ въ пользу миссій, учреждаемыхъ для обращенія нехристіанъ къ истинной вѣрѣ и Церкви, и также въ помощь священникамъ и прочимъ служителямъ Церкви, незнающимъ языка еврейскаго, при увѣщаніи іудеевъ невѣрующихъ и наставленіи оглашаемыхъ.

Милостивѣйшій Архипастырь! Вашему высокопреосвященству извѣстно, что славянскій языкъ для меня непротивенъ, и я, какъ прежде думалъ, такъ и нынѣ тѣхъ мыслей, что въ пользу и утѣшеніе нѣкоторыхъ дѣтей церковныхъ, любящихъ читать духовныя книги на славянскомъ языкѣ, было бы по временамъ благопотребно издавать писанія нѣкоторыхъ святыхъ отцевъ на славянскомъ языкѣ въ давнихъ, чрезвычайно точныхъ и вѣрныхъ, переводахъ, которые надлежало бы только съ осторожностію уяснять по мѣстамъ. Ибо служители новаго завѣта и въ семъ отношеніи суть служители не буквы, а духа; и во всѣхъ вещахъ односторонность достойна того, чтобы мы опасались ея. Но когда для всѣхъ разнообразныхъ потребностей мы еще не собрались съ силами; то, усматривая важнѣйшую нужду, всѣ силы должны устремить для удовлетворенія ея, ожидая благовременія и на прочее. Если же долго будемъ страшиться препятствій и затрудненій; то не дождутся ли того времени, когда англійское миссіонерское и библейское общество между народами, не имѣющими полной Библіи на своемъ живомъ языкѣ, а имѣющими языкъ достойный и способный къ тому, чтобы вмѣстить полноту сего Божія дара, примѣтитъ наконецъ и россійскій, и поспѣшитъ прислать пастырямъ россійской Церкви въ безмездный даръ полную ветхаго завѣта Библію на россійскомъ языкѣ, въ исправномъ переводѣ каноническихъ книгъ съ еврейскаго, апокрифическихъ съ греческаго, и одной изъ оныхъ съ латинскаго? Нужно ли, чтобы англійская церковь предвосхитила честь труда, россійской принадлежащаго, и дала православной Россіи россійскую Библію?

Милостивѣйшій Архипастырь! Читая слово, говоренное вами 12 октября 1830 года въ Москвѣ, я гадалъ о тѣхъ чувствованіяхъ, съ каковыми внималъ вамъ великій градъ, бывшій въ то время подъ крестомъ губительной болѣзни, особенно когда вы напомянули о Езекіи, и извлекли изъ Писанія, какъ изъ струнъ небесной арфы, сіи жалобные звуки: яко ластовица, тако возопію, и яко голубь, тако поучуся: изчезостѣ бо очи мои, еже взирати на высоту небесную ко Господу (Ис. 38, 14). Но горе одно прошло, вотъ настало другое горе; и, какъ видно изъ вѣдомостей, неурожай посѣтилъ нѣкоторыя области россійскаго царства. Не дерзаю судить о путяхъ Провидѣнія, но невольно помышляю, что какъ явленіе народу благоволенія и милости Божіей, такъ и откровеніе суда Божія надъ народомъ, бываетъ, поколику то и другое привлекаетъ на себя народъ. Есть въ судѣ любовь и милость, есть и въ щедротахъ благости судъ Его. На кого же? Кто въ дарованіяхъ любви Божіей не познаетъ сей любви, и не радуется вкупѣ съ чадами Божіими о щедротахъ Отца небеснаго. — Боже милостивъ буди мнѣ грѣшному! Научи познавать даръ Твоей милости и любви въ словѣ Твоемъ, и радоваться съ радующимися о явленіи святаго слова Твоего въ немощномъ словѣ нашихъ устенъ, и просить исполненія дарованія: ибо имущему даръ, благодарящему въ простотѣ радости дѣтской, пользующемуся и утѣшающемуся даромъ, и умноженія, иснолненія дара взыскующему, дано будетъ, и преизбудетъ; отъ неимущаго же такимъ образомъ дарованій Божіихъ, и еже мнится имѣя, взято будетъ (Матѳ. 25, 29). Духъ Святый, снисшедшій на святыхъ учениковъ и Апостоловъ Господа нашего, и даровавшій имъ разными живыми языками проповѣдывать великія дѣла Божіи, да внушитъ Благочестивѣйшему Государю нашему благую и крѣпкую мысль и ревностное желаніе создать, освященными руками пастырей россійской Церкви, изъ чистѣйшихъ веществъ россійскаго слова, полный, по чертежу небеснаго Архитектона, домъ премудрости Божіей и кивотъ слова Божія, и за сіе великое благодѣяніе для всей Церкви Христовой, да напишется имя Его на небесахъ.

Милостивѣйшій Архипастырь! простите меня: грѣхъ вплетается въ мысли, слова и дѣла мои, кажущіяся иногда правильными. Но я рѣшился, не смотря на то, представить вашему высокопреосвященству сіи мысли, давно зачавшіяся въ душѣ моей. Ибо ослабѣваю, и, пока еще не смерклось совсѣмъ, поспѣшаю подѣлать что нибудь: ибо ѣмъ хлѣбъ церковный. Мысленно повергаясь къ стопамъ вашимъ, предаю себя ходатайству вашихъ молитвъ у Бога, и святительскаго благословенія испрашиваю

Вашего Высокопреосвященства Милостиваго Архипастыря и отца
преданнѣйшій послушникъ Архимандритъ Макарій.

23 Марта 1834. Маймá.

Примѣчаніе:
[1] Слово на день вѣнчанія на царство Государя Императора Николая Павловича, говоренное 22 августа 1833 г.

Источникъ: Письмо покойнаго миссіонера архимандрита Макарія, бывшаго начальникомъ Алтайской Духовной Миссіи къ Синодальному члену, высокопреосвященнѣйшему Филарету митрополиту Московскому, отъ 23 дня марта 1834 года, о потребности для Россійской Церкви преложенія всей Библіи съ оригинальныхъ языковъ на современный русскій языкъ. // Журналъ «Прибавленiя къ изданію твореній Святыхъ Отцевъ, въ русскомъ переводѣ». — М.: Типографiя В. Готье, 1861. — Часть XX. — С. 292-326.

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0