Русская Библiя
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Русская Библія
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Греческая Библія

Ἡ Παλαιὰ Διαθήκη
-
Ἡ Καινὴ Διαθήκη

Славянская Библія

Ветхій Завѣтъ
-
Новый Завѣтъ

Синодальный переводъ

Исторія перевода
-
Ветхій Завѣтъ
-
Новый Завѣтъ

Переводы съ Масоретскаго

митр. Филарета Дроздова
-
Росс. Библ. Общества
-
прот. Герасима Павскаго
-
архим. Макарія Глухарева
-
С.-Петербургской Д. А.
-
проф. И. П. Максимовича
-
проф. М. С. Гуляева
-
проф. А. А. Олесницкаго
-
Неизвѣстн. перевод.
-
В. Левисона - Д. Хвольсона
-
проф. П. Горскаго-Платонова
-
«Вадима» (В. И. Кельсіева)
-
проф. П. А. Юнгерова
-
Л. І. Мандельштама
-
О. Н. Штейнберга
-
А. Л. Блоштейна

Переводы съ Греческаго LXX

свящ. А. А. Сергіевскаго
-
архіеп. Агаѳангела Соловьева
-
еп. Порфирія Успенскаго
-
проф. П. А. Юнгерова

Переводы Новаго Завѣта

архіеп. Меѳодія Смирнова
-
Росс. Библ. Общества
-
В. А. Жуковскаго
-
К. П. Побѣдоносцева
-
А. С. Хомякова

Апокриѳы

Ветхозавѣтные
-
Новозавѣтные

Библейскія изслѣдованія

Святоотеческія толкованія
-
Изслѣдованія по библеистикѣ
-
Толковая Библія Лопухина
-
Библія и наука

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 28 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ИСТОРІЯ ПЕРЕВОДА

И. А. Чистовичъ († 1893 г.)
Исторія перевода Библіи на русскій языкъ.

Введеніе.

Судьба Священнаго Писанія въ древней греческой и русской Церкви. — Оригинальные тексты священныхъ книгъ Ветхаго и Новаго Завѣта. — Переводъ LXX. — Извѣстнѣйшіе опыты исправленій перевода LXX. — Древнѣйшіе списки. — Переводъ Библіи на славянскій языкъ и исторія славянской Библіи.

Переводъ библіи на русскій языкъ имѣетъ безъ сомнѣнія чрезвычайно большую важность и высокое историческое значеніе. Онъ удовлетворилъ существенной потребности православнаго русскаго народа читать слово Божіе на родномъ, понятномъ ему, языкѣ и почерпать въ немъ наставленіе и подкрѣпленіе въ вѣрѣ и руководство и утѣшеніе въ жизни.

Русскій народъ, издревде расположенный къ чтенію книгъ духовно-учительнаго и священно-историческаго содержанія и, можно сказать, воспитавшійся на этой литературѣ, имѣлъ счастіе, доставшееся въ удѣлъ не всѣмъ христіанскимъ народамъ, получить священныя книги на родномъ и понятномъ ему языкѣ при самомъ обращеніи своемъ къ христіанству.

Церковно-славянскій языкъ, на который переведены были книги священнаго писанія, частію бывшій можетъ быть въ ту пору письменнымъ, литературнымъ языкомъ, былъ еще такъ близокъ къ языку нашихъ предковъ (древне-русскому) и вообще такъ былъ понятенъ всѣмъ славянскимъ племенамъ, всему славянскому міру, что на него можно смотрѣть, какъ на церковный обще-славянскій языкъ того времени, хотя еще до перевода библіи, и можетъ быть даже за нѣсколько вѣковъ до этого событія, общій славянскій языкъ, родоначальный для всѣхъ славянскихъ нарѣчій, уступилъ уже мѣсто говорамъ отдѣльныхъ славянскихъ народовъ. По той мѣрѣ, какъ эти послѣдніе вѣтвились между разными славянскими племенами, слагавшимися въ особые организмы, и принимали видоизмѣненія, возникавшія изъ особенныхъ условій, при которыхъ развивалась историческая жизнь различныхъ славянскихъ народовъ, общій памятникъ вѣры и общее наслѣдіе всего славянскаго племени — славянская библія, сохранявшаяся долгое время неприкосновенною, мало-по-малу также потребовала приспособленій къ постепенно возростающимъ и увеличивающимся разностямъ народныхъ языковъ отдѣльныхъ славянскихъ народовъ.

Русскій языкъ, слѣдуя тѣмъ же законамъ развитія, какимъ слѣдовали языки и другихъ славянскихъ народовъ, въ незапамятное время выдѣлился изъ общей славянской рѣчи и, развиваясь мало-по-малу, принялъ тѣ формы, какими пользуется въ настоящее время русская мысль для своего выраженія. Въ IX-мъ вѣкѣ живымъ элементомъ вошелъ въ него языкъ церковно-славянскій въ переводѣ библіи. Русскій языкъ безъ сомнѣнія многое заимствовалъ изъ этого источника, но продолжалъ развиваться своимъ порядкомъ.

Постоянное употребленіе церковно-славянскаго языка при богослуженіи дѣлало на долгое время не особенно примѣтною разность между собственно русскимъ и старымъ церковно-славянскимъ языкомъ. Нѣкоторыя, разновременно и исподоволь дѣлавшіяся, исправленія священнаго текста и приспособленія его въ возникающимъ новымъ формамъ рѣчи дѣлали языкъ библіи понятнымъ, хотя въ разной мѣрѣ, для всѣхъ членовъ православной русской церкви. Но продолжающееся развитіе русскаго языка уже въ послѣдней половинѣ XVII столѣтія вызвало попытку къ переводу наиболѣе употребительной священной книги — Псалтири — на русскій языкъ [1]; а сдѣлавшись особенно быстрымъ съ начала XVIII вѣка, сдѣлало, вмѣстѣ съ тѣмъ, настоятельно необходимымъ переложеніе библіи на современный русскій языкъ, понятный для всѣхъ.

Прежде нежели приступить къ исторіи этого перевода мы считаемъ не лишнимъ сказать нѣсколько словъ ο судьбѣ священнаго текста въ древней греческой и нашей отечественной церкви.

Оригинальный текстъ ветхаго завѣта, за сравнительно немногими исключеніями относительно книгъ, написанныхъ на греческомъ языкѣ или только сохранившихся въ греческомъ переводѣ, есть еврейскій текстъ. Но уже за долго до Р. X. священныя книги ветхаго завѣта переведены были на греческій языкъ. Переводъ этотъ, извѣстный подъ именемъ перевода LXX, вошелъ въ христіанскую церковь съ перваго вѣка ея существованія и получилъ въ ней исключительное употребленіе. Но еще до Р. X., при ограниченномъ употребленіи этого перевода, въ этотъ текстъ вкрались поврежденія. Уже у Филона встрѣчаются чтенія изъ LXX, съ признаками поврежденія. Въ первые вѣка послѣ Р. X., при чрезвычайно большой распространенности этого текста, онъ подвергся большимъ измѣненіямъ, частію ненамѣреннымъ и случайнымъ, частію намѣреннымъ, выходившимъ изъ побужденій, какими руководились еретики, желавшіе оправдать свои заблужденія при помощи искажаемаго ими священнаго писанія.

Церковь, охраняя библію отъ еретиковъ и обличая вносимую ими порчу въ священныя книги, не могла однакожъ, при тогдашнемъ употребленіи только рукописныхъ книгъ, ни предотвратить, ни устранить всѣхъ измѣненій, какимъ естественно подвергался священный текстъ, ничѣмъ не огражденный отъ произвола переписчиковъ и непризванныхъ исправителей. Независимо отъ этого, іудеи укоряли христіанъ (напр. Трифонъ у Іустина, 68) въ неточности греческаго перевода, и относительно нѣкоторыхъ, приводимыхъ изъ него, мѣстъ говорили, что этого нѣтъ въ еврейской библіи. Нѣкоторыя еретическія секты, стоя на сторонѣ іудеевъ, также поддерживали ихъ противъ христіанъ.

Эти споры, эта борьба, были поводомъ къ новымъ переводамъ библіи, которыхъ много появилось во II и III-мъ вѣкахъ. Таковы были переводы Аквилы, Ѳеодотіона, Симмаха и трехъ неизвѣстныхъ переводчиковъ. Они сдѣланы были по различнымъ побужденіямъ.

Аквила, по однимъ іудей, по другимъ язычникъ, обратившійся въ іудейство, сдѣлалъ свой переводъ около 128 г. по Р. X. съ еврейскаго текста, употреблявшагося въ то время между іудеями, и для іудеевъ. Одни порицали его за этотъ переводъ, какъ враждебный христіанству; другіе одобряли за буквально-точную передачу еврейскаго текста и высоко ставили его переводъ. Іудеи приняли его съ восторгомъ. Онъ вытѣснилъ изъ александрійскихъ синагогъ александрійскій текстъ LXX и имѣлъ два изданія.

Въ концѣ II-го вѣка (около 180 г.) Ѳеодотіонъ, родомъ изъ Ефеса, ученикъ Маркіона, по нѣкоторымъ евіонитъ (Евсев. Ц. И. III, 8) [2], наконецъ обратившійся въ іудейство, сдѣлалъ свой переводъ, въ которомъ хотѣлъ повидимому только исправить текстъ перевода LXX по еврейскому оригиналу, но значительно отступилъ отъ перваго въ тѣхъ мѣстахъ, гдѣ переводъ LXX отступаетъ отъ еврейскаго подлинника.

Нѣсколько позже Аквилы и Ѳеодотіона, Симмахъ, родомъ самарянинъ, обратившійся сперва къ іудейству, потомъ христіанинъ, по мнѣнію нѣкоторыхъ также евіонитъ, сдѣлалъ еще новый переводъ, въ которомъ онъ не заботился о буквальной передачѣ текста, но довольно свободно передавалъ содержаніе текста (Non verbum e verbo, sed sensum ex sensu transtulit. Hieronymus). Переводы Аквилы, Симмаха и Ѳеодотіона, не во всемъ согласные съ христіанскою истиною (Ирин. III, 21; Евсев. Ц. И. V, 8, VI, 17), не были въ церковномъ употребленіи (Евсев. Ц. И. VI, 16); но, по крайней мѣрѣ, Ѳеодотіоновъ былъ въ домашнемъ обращеніи у христіанъ. Впрочемъ одна книга изъ Ѳеодотіонова перевода, именно книга пророка Даніила, вошла въ общее церковное употребленіе.

Знаменитый александрійскій ученый, христіанскій писатель Оригенъ, предпринявши пересмотръ греческаго текста библіи, нашелъ въ употребленіи, сверхъ поименованныхъ, еще три перевода, сдѣланные неизвѣстными лицами (sine nominibus interpretum. Hieronymus. Comm. ad Tit. c. 3), повидимому христіанами изъ іудеевъ, которые онъ внесъ въ свои Гекзаплы (сводъ параллельно помѣщенныхъ шести переводовъ), подъ именемъ пятаго, шестого и седьмого. Переводы эти всего ветхаго завѣта, или только нѣкоторыхъ частей его, сдѣланы были съ еврейскаго языка, или при пособіи еврейскаго текста, и имѣли видъ болѣе парафраза, нежели собственно перевода. Итакъ уже во время Оригена были въ обращеніи, сверхъ общаго церковнаго текста LXX, еще шесть переводовъ ветхаго завѣта: Аквилы, Симмаха, Ѳеодотіона и трехъ неизвѣстныхъ переводчиковъ. Но и списки перевода LXX представляли весьма большое разнообразіе.

При обширной учености и глубокомъ филологическомъ образованіи, Оригенъ († 254 г.), имѣя подъ руками, сверхъ еврейскаго подлинника, всѣ эти переводы, приступилъ къ исправленію перевода LXX и выясненію разностей, какія были между этимъ переводомъ и еврейскимъ текстомъ.

Надо думать, что это былъ не первый опытъ исправленія церковнаго текста. Но предшествовавшіе опыты ограничивались, вѣроятно, частными поправками, какъ можно судить, напримѣръ, по нѣкоторымъ мѣстамъ у Іустина, отличнымъ отъ общаго текста. Оригенъ повелъ это дѣло въ большомъ размѣрѣ. То, чего не доставало въ переводѣ LXX противъ подлинника, Оригенъ заимствовалъ всего чаще изъ Ѳеодотіонова перевода и присовокуплялъ къ тексту LXX, обозначая (по примѣру тогдашнихъ грамматиковъ, рецензировавшихъ и издававшихъ классиковъ: Гомера, Платона и др.) звѣздочками (астерисками), а что находилъ въ немъ излишняго противъ подлинника и переводовъ, знакомъ — (обеломъ или обелискомъ). Редакція эта, въ томъ видѣ, какъ она вышла отъ Оригена, имѣла видъ болѣе ученой редакціи, нежели текста, приспособленнаго къ церковному или народному употребленію. Астериски и обелы запутывали переписчиковъ и подавали новый поводъ къ порчѣ текста.

Послѣ Оригена, частію продолжая его исправленія, частію очищая сводный текстъ его Гекзаплъ отъ поврежденій, внесенныхъ въ него переписчиками послѣ его смерти, занимался исправленіемъ греческаго текста св. Памфилъ, кесарійскій пресвитеръ и мученикъ († 307 г.), слушавшій, до посвященія въ пресвитеры, въ Александріи Піэрія. Этотъ извлеченный изъ Гекзаплъ и исправленный текстъ — плодъ трудовъ и образованности Оригена и Памфила — былъ столько уважаемъ, что былъ въ общемъ употребленіи во всѣхъ церквахъ, находившихся между Александріею и Антіохіею. Съ него снимали списки не для одной Палестины, но и для другихъ церквей. Въ 303 году Константинъ просилъ кесарійскаго епископа Евсевія заготовить и прислать ему 50 лучшихъ списковъ библіи на пергаментѣ для новой столицы имперіи — Константинополя (Ѳеодоритъ, Ц. И. 1, 16). Евсевій говоритъ (въ жизни Константина, кн. IV, гл. 37), что онъ послалъ ему роскошно приготовленные трехъ и четырехъ-листовые свитки, конечно, Памфиловой редакціи.

Въ то же время, какъ св. Памфилъ занимался пересмотромъ и исправленіемъ текста священнаго писанія въ кесарійской церкви, этимъ же дѣломъ занимался въ антіохійской церкви тамошній пресвитеръ и потомъ мученикъ св. Лукіанъ († 312 г.). «Лукіанъ, говоритъ блаж. Іеронимъ (De viris illustr. 77), человѣкъ весьма образованный (vir disertissimus), столько трудился надъ писаніемъ, что доселѣ нѣкоторые экземпляры называются Лукіановыми». Не вполнѣ достовѣрно то, что онъ имѣлъ подъ руками различные списки греческаго перевода и сличалъ ихъ между собою; трудами Оригена, повидимому, онъ также не пользовался; но несомнѣнно, что онъ пользовался еврейскимъ текстомъ, будучи знатокомъ въ еврейскомъ языкѣ (Свида). Кромѣ того онъ пользовался древнимъ, сирскимъ переводомъ Пешито.

Такимъ образомъ въ началѣ IV вѣка, сверхъ названныхъ выше шести переводовъ, извѣстны были, и были въ употребленіи: текстъ Гекзаплъ, Памфиловъ и Лукіановъ, но кромѣ того сохранялся, конечно, и общій текстъ LXX, который былъ предметомъ исправленій.

Къ этимъ именамъ надлежитъ присоединить еще имя Исихія, египетскаго епископа и мученика, который также занимался исправленіемъ греческой библіи въ концѣ III или въ началѣ IV вѣка. Вѣроятно это было дальнѣйшее исправленіе александрійскаго (Оригенова и Памфилова) текста.

О церквахъ, въ которыхъ употреблялись эти исправленныя редакціи церковнаго греческаго текста, Іеронимъ говоритъ слѣдующее: Alexandria et Egyptus in LXX suis Hesychium laudant auctorem. Constantinopolis usque ad Antiochiam Luciani martyris exemplaria probant. Mediae inter has provinciae Palestinos codices legunt, quos, ab Origene elaboratos, Eusebius et Pamphilus evulgaverunt; totusque orbis inter se hâc triphariâ varietate compugnat (Praefatio in Paralipom.).

Итакъ во время Іеронима были въ употребленіи три редакціи перевода LXX: Александрійская — Исихіева, Константинопольская — Лукіанова и Палестинская — Памфилова.

Но исправленія продолжались или повторялись и послѣ описаннаго времени; потому что естественно продолжалась или повторялась порча рукописей. Съ другой стороны, церковные писатели сличали чтенія различныхъ редакцій и пользовались тою или другою, какая представлялась имъ точнѣе и исправнѣе.

Отъ переводовъ Аквилы, Симмаха и Ѳеодотіона сохранились только отрывки. Изъ трехъ переводовъ неизвѣстныхъ — только нѣкоторыя части. Подлинникъ Оригеновыхъ Гекзаплъ погибъ въ 653 году, при истребленіи кесарійской библіотеки сарацинами. Уцѣлѣли только отрывки, изданные Монтфокономъ, въ Парижѣ, въ 1714 г.

Общій текстъ LXX сохранился въ трехъ древнѣйшихъ манускриптахъ: александрійскомъ, ватиканскомъ и синайскомъ, которые имѣютъ много разностей между собою.

Александрійскій, вѣроятно и писанный въ Александріи, въ 1628 г. подаренъ былъ александрійскимъ патріархомъ Кирилломъ Лукарисомъ англійскому королю Карлу I и въ настоящее время хранится въ Британскомъ музеѣ въ Лондонѣ. Онъ состоитъ изъ 4 томовъ и заключаетъ въ себѣ книги ветхаго и новаго завѣта и два посланія Климента Римскаго, но многихъ листовъ въ срединѣ и на концѣ не достаетъ. Въ книгахъ новаго завѣта не достаетъ почти цѣлаго Евангелія отъ Матѳея, двухъ главъ отъ Іоанна, и почти всего второго посланія къ Коринѳянамъ. Писанъ унціальнымъ письмомъ, безъ удареній и главъ и относится, какъ полагаютъ, къ V вѣку. Ветхій завѣтъ изданъ въ 1816-28 гг. Биберомъ, въ 4 т.; новый завѣтъ изданъ Вуадомъ въ 1786 г. и Коутромъ въ 1860 г.

Ватиканскій хранится съ древняго времени въ Ватиканской библіотекѣ въ Римѣ и носитъ всѣ признаки глубокой древности. Онъ также содержитъ книги ветхаго и новаго завѣтовъ и также съ значительными пропусками. Изъ книгъ новаго завѣта не достаетъ четырехъ посланій — 2-хъ къ Тимоѳею, къ Титу и къ Филимону и нѣсколькихъ главъ въ посланіи къ евреямъ и Апокалипсисъ. Порядокъ книгъ тотъ же, какъ въ александрійскомъ; но изъ книгъ новаго завѣта посланія ап. Павла изложены какъ одна книга. Писаны на Востокѣ и вѣроятно въ Александріи же; написаніе изслѣдователи относятъ къ IV вѣку. Изданіе предпринято было въ 1822 г. кардиналомъ Маи и окончено Верчеллономъ въ 1858 г. Въ 1868 г. при Піѣ IX, Верчеллоне и Коцца сдѣлали новое изданіе ватиканскаго манускрипта въ Римѣ.

Синайскій манускриптъ открытъ профессоромъ Лейпцигскаго университета Тишендорфомъ († 1874 г.) въ монастырѣ св. Екатерины на Синаѣ въ 1859 г. Нѣкоторые отрывки этого манускрипта (изъ книгъ ветх. зав.) сдѣлались извѣстными Тишендорфу еще прежде и изданы въ 1846 г. (Codex Frederico—Augustanus, хранится въ библіотекѣ Лейпцигскаго университета). За исключеніемъ этой части, синайскій манускриптъ состоитъ изъ 346 1/2 листовъ и содержитъ большую часть ветхаго завѣта, Евангеліе, посланія ап. Павла, дѣянія, соборныя посланія и апокалипсисъ, посланіе ап. Варнавы и части «Пастыря» Ермы. Слѣдовательно этотъ кодексъ полнѣе александрійскаго и ватиканскаго, но онъ и древнѣе ихъ: написаніе его относятъ къ первой половинѣ IV в.; печатное изданіе его, fac-simile сдѣлано подъ наблюденіемъ Тишендорфа въ Спб. въ 1862 г. въ 310 экз. Послѣ было два изданія въ Лейпцигѣ въ 1863, 1864, 1865 гг.

Самый манускриптъ хранится въ Спб. Императорской Публичной Библіотекѣ [3].

Кромѣ этихъ манускриптовъ есть много другихъ, сохранившихся отъ послѣдующаго времени. Печатныя изданія перевода LXX начались съ Комплютенской полиглотты 1514-1517 гг. [4]; за нею слѣдовало альдинское изданіе 1518 г. и др., полиглотта Валmтона 1657 г. (наиболѣе полная).

Какому же изъ названныхъ переводовъ или какой изъ вышепоказанныхъ редакцій, Памфиловой, Лукіановой или Исихіевой, соотвѣтствуютъ эти манускрипты и изданія? Точнаго, опредѣленнаго и общепризнаннаго отвѣта на эти вопросы наука еще не дала [5], частію потому, что сохранившіеся отрывки древнихъ редакцій — Оригеновой, Лукіановой и Исихіевой — очень скудны; сохранившіеся же болѣе или менѣе полные манускрипты — александрійскій, ватиканскій и синайскій — представляютъ собою текстъ смѣшанный, въ которомъ соединены элементы Гекзаплъ и Памфиловой, и Лукіановой, и Исихіевской рецензій; частію же потому, что только александрійскій списокъ изданъ былъ съ довольно большою точностію въ 1786 году Уайдомъ; ватиканскій же, при первомъ изданіи 1587 г., пополненъ былъ въ тѣхъ мѣстахъ, гдѣ были въ немъ пропуски, по другимъ спискамъ; съ этими перемѣнами онъ вошелъ и въ лондонскую полиглотту Вадьтона (1657 г.); синайскій открытъ недавно и изданъ только въ 1862 году; а многіе манускрипты (напримѣръ, нашей синодальной, бывшей патріаршей, библіотеки) еще не изданы.

*     *     *

Изъ всѣхъ этихъ данныхъ открывается слѣдующее:

Въ древней церкви, съ первыхъ вѣковъ ея, переводъ LXX употребляемъ былъ, и этимъ употребленіемъ освященъ, какъ текстъ церковный. Новые переводы, какихъ появилось нѣсколько во II и III вв., не имѣли церковнаго употребленія, за исключеніемъ одной книги пророка Даніила, которая, въ переводѣ Ѳеодотіона, вошла въ церковное употребленіе, вѣроятно потому, что этотъ переводъ болѣе соотвѣтствовалъ еврейскому тексту, нежели переводъ LXX [6].

Подвергаясь, съ продолженіемъ времени, поврежденіямъ и разнообразясь въ отдѣльныхъ спискахъ по расположенію книгъ, главъ и стиховъ, и по чтеніямъ, текстъ LXX отъ времени до времени былъ исправляемъ отъ поврежденій и приводимъ къ однообразію въ расположеніи книгъ, главъ и стиховъ, и въ чтеніяхъ. Исправленные списки греческаго перевода LXX не имѣли однакожъ полнаго однообразія и не было никакого церковнаго постановленія, которое бы признало и утвердило предпочтительное достоинство одного списка передъ другими.

При этомъ всеобщемъ употребленіи греческаго перевода LXX, въ древней церкви не было однакожъ какого либо враждебнаго отношенія къ еврейскому тексту; напротивъ, при чтеніи и при исправленіяхъ греческаго текста, къ нему всегда обращались, какъ къ пособію.

Употребленіе еврейскаго текста въ этомъ отношеніи было разнообразное. Онъ употребляемъ былъ для возстановленія подлиннаго смысла текста въ тѣхъ случаяхъ, когда греческій былъ неясенъ и еврейскій не казался поврежденнымъ. При множествѣ и разнообразіи списковъ греческаго перевода, въ которыхъ то чего либо не доставало, то было что нибудь излишнее, или перемѣшано было расположеніе частей, еврейскій текстъ употребляемъ былъ для указанія полноты или недостаточности того или другого списка и послѣдовательности и порядка чтеній. Но, при такомъ употребленіи еврейскаго текста, онъ никогда не былъ принимаемъ за норму, опредѣляющую правильность чтеній, имѣющихъ важность въ догматическомъ отношеніи. Такою нормою служило установившееся въ церкви извѣстное пониманіе и толкованіе священнаго текста, или священное преданіе.

Съ какого списка переведена наша славянская библія, съ одного или съ нѣсколькихъ по частямъ?

Первоначальный переводъ библіи, сдѣланный Кирилломъ и Меѳодіемъ, не сохранился до настоящаго времени въ полномъ видѣ; а потому нельзя судить о томъ, въ переводѣ съ какого греческаго списка наши предки получили библію. Изъ переводовъ священныхъ книгъ, сохранившихся до настоящаго времени, наибольшую древностъ имѣетъ переводъ Пятокнижія, извѣстный и бывшій въ употребленіи въ 1136 году, но сдѣланный, вѣроятно, раньше этого времени. — Слѣдующій за этимъ переводомъ по времени, хотя также древній, есть переводъ книгъ Іисуса Навина, Судей и Руѳь. Далѣе слѣдуютъ Псалтирь и Притчи Соломона. Эти книги могутъ считаться остатками древняго славянскаю перевода библіи. Къ глубокой также древности принадлежатъ переводы книгъ Пророковъ, сохранившіеся по списку 1047 года, и книги Іова. Но особенность перевода этихъ послѣднихъ книгъ заключается въ томъ, что это былъ переводъ не отдѣльно взятаго библейскаго текста, но текста съ отеческими толкованіями на Іова и пророковъ (за исключеніемъ послѣднихъ четырехъ меньшихъ пророковъ, переведенныхъ безъ толкованій). Всѣ эти книги переведены съ греческаго: Пятокнижіе и книги Іисуса Навина и Руѳь — по списку несходному исключительно ни съ ватиканскимъ, ни съ александрійскимъ. Есть сходство съ тѣмъ и другимъ, но есть чтенія, не встрѣчающіяся ни въ томъ, ни въ другомъ, а находящіяся въ другихъ древнихъ спискахъ. Переводъ Судей и Псалмовъ слѣдуетъ преимущественно александрійскому списку. Переводъ Іова — преимущественно ватиканскому списку, Пророковъ — Исаіи и Іереміи — преимущественно ватиканскому списку; Іезекіиля — александрійскому, Даніила — тексту Ѳеодотіона; книги малыхъ пророковъ — смѣшанному тексту. Менѣе древній переводъ четырехъ книгъ Царствъ преимущественно держится редакціи ватиканскаго списка. За нимъ слѣдуетъ переводъ Премудрости Іисуса сына Сирахова, слѣдующій также преимущественно редакціи ватиканскаго списка. Книги: первая и вторая Паралипоменонъ, первая Эздры, Нееміи, вторая Эздры, Премудрости Соломоновой, третья Эздры, Товита, Іудиѳь, переведены съ Вульгаты, вѣроятно при собраніи библіи въ концѣ XV в. Первыя десять главъ книги Есѳирь переведены съ еврейскаго, съ польскими идіотизмами; послѣднія 6 главъ — съ Вульгаты. Книга Екклезіаста въ переводѣ съ греческаго, чрезвычайно смѣшанной редакціи. Переводъ этотъ сдѣланъ позже перевода книги Притчей, но довольно древній. Книга Пѣснь Пѣсней переведена, вмѣстѣ съ однимъ древнимъ толкованіемъ на нее, по греческому александрійскому списку. Маккавейскія книги первая и вторая переведены съ Вульгаты, вѣроятно въ одно время съ прочими вышеупомянутыми книгами, переведенными съ Вульгаты, т.-е. въ концѣ XV вѣка. Третьей Маккавейской не было въ переводѣ.

Такимъ образомъ, наша Славянская библія, не имѣя полнаго сходства и согласія ни съ еврейской библіей и ни съ однимъ изъ древнѣйшихъ и вообще извѣстныхъ списковъ греческаго перевода LXX, по своему составу можетъ быть поставлена въ одинъ разрядъ съ такъ-называемыми смѣшанными списками перевода LXX.

Собраніе полной библіи въ Россіи сдѣлано въ самомъ концѣ XV вѣка; при чемъ какъ нѣкоторыя книги переведены съ Вульгаты, такъ и расположеніе книгъ сдѣлано по Вульгатѣ же, потому конечно, что она была уже въ печатномъ изданіи [7].

Острожскіе издатели библіи, имѣя подъ руками рукописную библію, собранную въ послѣднемъ десятилѣтіи XV вѣка, помѣстили въ печатномъ изданіи тѣ книги, которыя переведены были съ греческаго, въ этихъ переводахъ, исправивъ ихъ предварительно съ греческаго текста; но нѣкоторыя книги исправлены по Вульгатѣ; равно и расположеніе главъ въ нѣкоторыхъ книгахъ сдѣлано также, согласно съ еврейскимъ текстомъ, по Вульгатѣ. Такъ, напримѣръ, многія главы Іереміи, не бывшія въ переводѣ съ греческаго, переведены съ Вульгаты, и расположеніе главъ сдѣлано по Вульгатѣ же; книга Притчей на концѣ (XXIX, 26 — XXXI, 10) приведена въ порядокъ, сообразный съ текстомъ еврейскимъ по Вульгатѣ; въ исправленіяхъ книги пророка Іезекіиля видны слѣды сличенія съ Вульгатой. Книга Пѣснь Пѣсней, бывшая въ рукописной московской библіи въ греческомъ переводѣ, помѣщена въ другомъ, вновь сдѣланномъ, переводѣ съ греческаго-жъ. Книги Паралипоменонъ, первая и вторая Эздры, Нееміи и Премудрости Соломоновой, бывшія въ московской библіи въ переводѣ съ латинскаго, переведены вновь съ греческаго. Книга Есѳирь, первая и вторая Маккавейскія, также переведены вновь или исправлены съ греческаго. Книги Товита, Іудиѳь и третья Эздры оставлены въ переводѣ съ латинскаго. Какъ ни велико было желаніе издателей острожской библіи исправить библію съ греческаго, однакожъ и тамъ, гдѣ можно было сдѣлать это, исправители пользовались Вульгатой и чешской библіей, переведенной съ Вульгаты [8].

Острожское изданіе имѣетъ то важное достоинство, что оно установило текстъ славянской библіи и расположеніе главъ и стиховъ. Но такъ какъ оно было до нѣкоторой степени подъ вліяніемъ латинской Вульгаты, переведенной съ еврейскаго, то, отклонившись само, оно отклонило и послѣдующія изданія славянской библіи, въ расположеніи многихъ мѣстъ, отъ греческой библіи.

Московская библія 1663 года перепечатана была съ острожской, но не буквально. По свидѣтельству Добровскаго (Слав. грам. предисл. стр. LVIII) въ московскомъ изданіи 1663 г., по острожскому тексту, исправлены были только немногія и то легчайшія ошибки; гораздо множайшія и при томъ важнѣйшія остались, хотя бы легко могли быть исправлены при разсмотрѣніи греческаго текста. Кто занимался этими исправленіями, неизвѣстно; по крайней мѣрѣ патріархъ Никонъ былъ недоволенъ этимъ изданіемъ.

Петровскіе исправители не держались опредѣленной системы въ исправленіяхъ и пользовались безразлично еврейскимъ текстомъ, изданіями греческой библіи и Вульгатою. Для сличенія текстовъ они имѣли передъ глазами полиглотту Вальтона; по мѣстамъ обращались и къ отеческимъ толкованіямъ.

Елизаветинскіе исправители повели дѣло болѣе методически. Они исправляли славянскій текстъ по греческому; а книги Товитъ и Іудиѳь, помѣщенныя въ острожской и московской библіяхъ въ переводѣ съ Вульгаты, перевели вновь съ греческаго текста. Желая установить систему въ исправленіяхъ славянской библіи по греческому тексту, они въ 1741 г. доносили Св. Синоду: «понеже старая русская библія, ради близкой силы съ еврейскою, повидимому больше съ александрійской переведена: того ради и прежніе исправители больше той придерживались; а чего въ оной александрійской къ дополненію силы еврейской библіи не доставало, то дополняли изъ текстовъ комплютенской библіи. Потому-жъ и они, послѣдуя прежнимъ исправителямъ, представляемую Св. Синоду библію свидѣтельствовали, дабы не учинилось разоренія старой русской библіи текстамъ, которые близкую силу къ еврейской библіи имѣютъ, съ неуроненіемъ и тѣхъ текстовъ старыя русскія библіи, которыя токмо въ ватиканской находятся. А буде бы по единому только ватиканской библіи (которая подъ именемъ LXX переводчиковъ въ полиглоттѣ Вальтона положена) тексту, какъ прежними исправителями русская наша библія исправляема, такъ и ими-жъ свидѣтельствована была: то много бы урону было изъ старой нашей русской библіи; ибо кромѣ перемѣны и великой разности собственныхъ именъ во всѣхъ книгахъ оной ватиканской, наипаче въ Іисусѣ Навинѣ и въ Судейскихъ, и несходства съ оригиналомъ еврейскимъ, которому александрійскій текстъ болѣе близокъ, недостаетъ много не только словъ, но и цѣлыхъ стиховъ. Да и кромѣ сихъ показанныхъ дефектовъ въ означенныхъ книгахъ, по всей той мнимой LXX-ти ватиканской библіи премножество урону и недостаточества въ истинѣ еврейской. Того ради какъ видно, что изстари русская библія больше послѣдовала александрійской и въ нужныхъ мѣстахъ дополнялась изъ комплютенской (не оставя нѣкоторыхъ мѣстъ и ѳедотіоновой библіи, яко то въ молитвѣ трехъ отроковъ и въ исторіи о Сусаннѣ и проч.): такъ и прежніе исправители той александрійской больше послѣдовали, и они-жъ потому свидѣтельствовали, а которой библіи, кромѣ александрійской, привнесенъ гдѣ въ составъ текстъ, тотъ означенъ на страницѣ». При дальнѣйшемъ сличеніи славянской библіи съ греческою оказалось, что нѣкоторыя мѣста несходны ни съ александрійскою, ни съ ватиканскою библіею. Св. Синодъ на счетъ такихъ мѣстъ постановилъ (18 ноября 1746 г.): «въ случаѣ разностей славянской библіи съ греческою въ чтеніи и расположеніи стиховъ, сносить славянскую библію съ греческими кодексами и выписками, и ежели хотя въ одномъ встрѣтится тоже чтеніе и расположеніе стиховъ, равно какъ прибавленіе и убавленіе и всякая другая перемѣна, то оставить такъ и въ такомъ разумѣ, какъ и въ какомъ разумѣ и въ старой печатной» [9]. Если оказывались слова или стихи, несходные ни съ однимъ греческимъ спискомъ: то исправители, безъ особенной нужды, не исключали ихъ изъ славянской библіи въ томъ предположеніи, что они находятся въ другихъ греческихъ кодексахъ, которыхъ не было у нихъ подъ руками.

*     *     *

Исторія перевода библіи на русскій языкъ имѣетъ нѣсколько фазисовъ: первый составляетъ переводъ библіи, предпринятый и частію изданный Россійскимъ Библейскимъ Обществомъ; второй — переводъ, существующихъ на еврейскомъ книгъ ветхаго завѣта, протоіерея Г. П. Павскаго; третій — переводъ алтайскаго миссіонера архимандрита Макарія, и четвертый — изданіе библіи въ русскомъ переводѣ, предпринятое въ 1857 году и издаваемое по благословенію Св. Синода.

Предлагаемая исторія перевода библіи на русскій языкъ есть собственно историческій очеркъ, образовавшійся изъ матеріаловъ, доступныхъ составителю, и обнимающій, главнымъ образомъ, внѣшнюю сторону этого дѣла. Авторъ его сознается, что даже для этой внѣшней стороны дѣла онъ не имѣлъ всѣхъ нужныхъ матеріаловъ; внутренней же, филологической, стороны, требующей особаго плана, онъ почти не касался.

Примѣчанія:
[1] Въ московской синодальной библіотекѣ есть списокъ перевода Псалтири на «нашъ простой, обыклой» языкъ, сдѣланный въ 1663 г. переводчикомъ посольскаго приказа Абрамомъ Панкр. Фирсовымъ. Объяснивши въ предисловіи привязанность русскихъ современниковъ къ книгамъ, напечатаннымъ до исправленія при патріархѣ Никонѣ, переводчикъ говоритъ далѣе ο пользѣ чтенія св. писанія и замѣчаетъ, что Псалтири, въ древнемъ ея переводѣ, нельзя правильно понимать «по множеству въ ней реченій разныхъ языковъ». Фирсовъ предпринялъ исправить этотъ переводъ по еврейскому тексту; но исправлялъ по новымъ переводамъ съ него, лютерову и другимъ, и сближалъ его съ народнымъ языкомъ, какъ показываютъ, напр., слѣдующія мѣста: VI, 4: долго-ли же такъ будетъ Господи? (пославянски: и Ты Господи доколѣ); VII, 16: копалъ ровъ и выкопалъ его, да самъ же въ него впалъ (пославянски: ровъ изры, и ископа и, и падетъ въ яму, юже содѣла); XVII, 9, 11: закурился дымъ изъ ноздрей Его... и ѣздилъ на херувимѣхъ и леталъ будуще носимъ (пославянски: взыде дымъ гнѣвомъ его... и взыде на херувимы и летѣ на крилу вѣтреню); XXX, 4: сего ради попровадь мене (пославянски: имене твоего ради наставиши мя); CXIII, 4: горы скакали яко бараны (пославянски: горы взыграшася яко овни). Передъ псалмами показываются поводъ и время написанія псалмовъ, напр. о псалмѣ LXXXIV сказано: сей псаломъ сложенъ тогда, егда Антіохъ воевалъ жидовъ. Въ объясненіе текста дѣлаются замѣчанія историческія, археологическія, догматическія и проч. (Описаніе рукописей московской синодальной библіотеки, Т. I, стр. 190-196, Москва. 1855). Этотъ переводъ возбудилъ споры. Патріархъ Іоакимъ запретилъ его (Евгенія, Словарь свѣтскихъ писателей ч. 2, стр. 230).
[2] «Евіонитскою ересію — скажемъ словами Евсевія — навывается та, которой послѣдователи говорятъ, что Іисусъ Христосъ родился отъ Іосифа и Маріи, и почитаютъ Его простымъ человѣкомъ; утверждаютъ также, что надобно соблюдать іудейскій законъ». Церк. Ист. VI, 17; III, 27.
[3] Въ 1933 году совѣтское правительство продало его Британскому музею за 100.000 фунтовъ стерлинговъ (Прим. — А. К.).
[4] Комплютенская полиглотта издана въ 1514-1517 г. толедскимъ архіепископомъ Хиненесомъ въ испанскомъ городѣ Комплютѣ (нынѣ Алкала-де-Генаресъ, въ провинціи Мадридъ, въ Старой Кастиліи). Съ 1508 г. городъ этотъ былъ университетскимъ до 1836 г., когда университетъ переведенъ въ Мадридъ.
[5] Попытку въ этомъ родѣ сдѣлалъ Голмезъ (издатель своднаго текста LXX въ 1728-1827), распредѣлившій бывшіе у него подъ руками списки по фамиліямъ Тетраплъ, Гекзаплъ, Лукіановой и Исихіевой редакцій; но выводы его считаются довольно произвольными. Гугъ доказываетъ, что Лукіанова рецензія новаго завѣта читается во многихъ греческихъ рукописяхъ евангелія и апостола нашей бывшей патріаршей, нынѣ синодальной библіотеки. Нѣкоторые полагаютъ наконецъ, что комплютенскій текстъ близокъ къ Гекзапламъ, а александрійскій списокъ къ александрійской (Исихіевой) редакціи.
[6] Александрійскій переводъ Даніила найденъ въ Хисіанскомъ (Chisianus) кодексѣ въ Римѣ и изданъ, въ первый разъ, въ 1772 г.
[7] Описаніе славянскихъ рукописей московской синодальной библіотеки. Т. I, отд. 1. Москва 1855 г.
[8] Чешская библія напечатана въ 1488 г. въ Прагѣ чешской. Это была первая печатная библія изъ славянскихъ. Второю была библія Франциска Скорины, доктора медицины изъ Полоцка, современника Лютера и Меланхтона. Библія эта, на литовско-русскомъ нарѣчіи, печаталась отдѣльными книгами въ Прагѣ 1517-1519 г. и Вильнѣ 1525-1528 г. Скорина переводилъ съ Вульгаты. Но ни у насъ въ Россіи, ни между славянами, библія его не пользовалась уваженіемъ. Третья (не считая польской библіи Симона Буднаго) — Острожская библія 1581 г. Она господствовала въ продолженіе двухъ столѣтій и имѣла много изданій. Четвертая Московская 1663 г., перепечатанная съ острожской. Наконецъ пятая — Елисаветинская 1751 г. До времени изданія славянской библіи Россійскимъ Библейскимъ Обществомъ вышло ея 26 изданій.
[9] Исправіеніе славянскаго перевода библіи передъ изданіемъ 1751 г. И. Чистовича. Правосл. Обозр. 1860 г., ч. 1., стр. 499-507.

Источникъ: И.А. Чистовичъ. Исторія перевода Библіи на русскій языкъ. — Второе изданіе. — СПб.: Типографія М. М. Стасюлевича, 1899. — С. 1-16.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0