Русская Библiя
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Русская Библія
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Греческая Библія

Ἡ Παλαιὰ Διαθήκη
-
Ἡ Καινὴ Διαθήκη

Славянская Библія

Ветхій Завѣтъ
-
Новый Завѣтъ

Синодальный переводъ

Исторія перевода
-
Ветхій Завѣтъ
-
Новый Завѣтъ

Переводы съ Масоретскаго

митр. Филарета Дроздова
-
Росс. Библ. Общества
-
прот. Герасима Павскаго
-
архим. Макарія Глухарева
-
С.-Петербургской Д. А.
-
проф. И. П. Максимовича
-
проф. М. С. Гуляева
-
проф. А. А. Олесницкаго
-
Неизвѣстн. перевод.
-
В. Левисона - Д. Хвольсона
-
проф. П. Горскаго-Платонова
-
«Вадима» (В. И. Кельсіева)
-
проф. П. А. Юнгерова
-
Л. І. Мандельштама
-
О. Н. Штейнберга
-
А. Л. Блоштейна

Переводы съ Греческаго LXX

свящ. А. А. Сергіевскаго
-
архіеп. Агаѳангела Соловьева
-
еп. Порфирія Успенскаго
-
проф. П. А. Юнгерова

Переводы Новаго Завѣта

архіеп. Меѳодія Смирнова
-
Росс. Библ. Общества
-
В. А. Жуковскаго
-
К. П. Побѣдоносцева
-
А. С. Хомякова

Апокриѳы

Ветхозавѣтные
-
Новозавѣтные

Библейскія изслѣдованія

Святоотеческія толкованія
-
Изслѣдованія по библеистикѣ
-
Толковая Библія Лопухина
-
Библія и наука

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 23 сентября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ТОЛКОВАЯ БИБЛІЯ А. П. ЛОПУХИНА

Александръ Павловичъ Лопухинъ († 1904 г.)

Александръ Павловичъ Лопухинъ (1852–1904), русскій православный церковный писатель, переводчикъ, библеистъ. Родился въ семьѣ священника Саратовской губерніи. Окончилъ С.-Петербургскую Духовную Академію (1878), писать и печататься началъ еще въ студенческіе годы. Послѣ выпуска Лопухинъ, какъ хорошо знающій англійскій языкъ, былъ направленъ псаломщикомъ въ США (1879–82), гдѣ трудился при русской посольской церкви въ Нью-Йоркѣ. Вернувшись въ Россію, Лопухинъ занялъ каѳедру сравнительнаго богословія въ СПб.ДА (1883), а съ 1885 перешелъ на каѳедру древней исторіи, которую занималъ до конца своихъ дней. За сравнительно короткую жизнь Лопухинъ сдѣлалъ очень много для русскаго духовнаго просвѣщенія: былъ редакторомъ «Церковнаго вѣстника», «Странника», «Общедоступной богословской библіотеки» и «Симфоніи». По его иниціативѣ сталъ издаваться полный переводъ твореній свт. Іоанна Златоуста. Много статей написалъ Лопухинъ для «Православной богословской энциклопедіи», первые тома которой онъ редактировалъ. далѣе>>

ВЕТХІЙ ЗАВѢТЪ

ТОЛКОВАЯ БИБЛІЯ,
или комментарій на всѣ книги Священнаго Писанія Ветхаго и Новаго Завѣта.

Книга пророка Іоны.

Глава 2-я.

2. И помолился Іона Господу Богу своему изъ чрева кита

3. и сказалъ: «къ Господу воззвалъ я въ скорби моей, — и Онъ услышалъ меня; изъ чрева преисподней я возопилъ, — и Ты услышалъ голосъ мой.

4. Ты ввергъ меня въ глубину, въ сердце мóря, и потоки окружили меня, всѣ вóды Твои и волны Твои проходили надо мною.

5. И я сказалъ: отринутъ я отъ очей Твоихъ, однако я опять увижу святый храмъ Твой.

6. Объяли меня вóды до души моей, бездна заключила меня; морскою травою обвита была голова моя.

7. До основанія горъ я нисшелъ, земля своими запорами на-вѣкъ заградила меня; но Ты, Господи Боже мой, изведешь душу мою изъ ада.

8. Когда изнемогла во мнѣ душа моя, я вспомнилъ о Господѣ, и молитва моя дошла до Тебя, до храма святаго Твоего.

9. Чтущіе суетныхъ и ложныхъ боговъ оставили Милосердаго своего,

10. а я гласомъ хвалы принесу Тебѣ жертву; чтó обѣщалъ, исполню. У Господа спасеніе!»

11. И сказалъ Господь киту, и онъ извергъ Іону на сушу.


II.

1-11. Поглощеніе пр. Іоны китомъ и молитва Іоны.

1 ст. Фактъ трехдневнаго пребыванія пр. Іоны во чревѣ кита является средоточнымъ пунктомъ его книги, около котораго группируется все остальное ея содержаніе, вмѣстѣ съ тѣмъ по своему характеру это событіе представляется какъ бы выходящимъ за всякіе предѣлы вѣры. Встрѣчаемое недоумѣніемъ или яростными нападками, оно подвергалось разнаго рода перетолкованіямъ и искаженіямъ едва ли не болѣе всякаго другого мѣста въ Библіи. Въ виду сказаннаго мы остановимся на немъ подробнѣе.

Главныя усилія критики направляются на то, чтобы представить невозможность факта трехдневнаго пребыванія Іоны во чревѣ кита, какъ дѣйствительно историческаго событія и доказать, что его необходимо считать вымысломъ. Чтобы достигнуть послѣдней цѣли, стараются всю книгу представить вымышленнымъ произведеніемъ съ тою или другою нравоучительною цѣлью и приравниваютъ ее по литературной формѣ то къ притчѣ, то къ апологу (баснѣ), то къ аллегоріи. Не останавливаясь на вопросѣ о томъ, насколько книга пр. Іоны можетъ быть отождествляема съ указанными выше и встрѣчающимися въ Библіи формами творческаго вымысла (объ этомъ см. въ Введеніи), мы укажемъ прежде всего на то, что назвать разсказъ о трехдневномъ пребываніи Іоны во чревѣ кита вымысломъ, не значитъ рѣшить вопросъ. Нужно сказать еще, откуда этотъ вымыселъ явился. Вѣдь вымыселъ является не изъ ничего; самая богатая фантазія свои образы и картины, лучше сказать — элементы вымысла, беретъ все же изъ дѣйствительности; выдумать что-либо такое, что бы въ дѣйствительности не встрѣчалось совершенно ни въ какомъ видѣ и подобіи, нельзя. Означенное положеніе трудно оспаривать, поэтому теорія чистаго вымысла за послѣднее время встрѣчаетъ уже мало защитниковъ. Начинаетъ преобладать другой взглядъ, по которому считается необходимымъ поставить содержаніе книги въ то или другое отношеніе къ дѣйствительности, и вотъ, дѣлая эту уступку, разсказъ книги Іоны объявляютъ легендой или миѳомъ. Въ такомъ случаѣ предполагается, что въ основѣ его лежитъ нѣчто дѣйствительно историческое, какое-либо событіе или явленіе, но оно, сохраняясь долгое время въ устномъ преданіи, до такой степени изукрашено и извращено народной фантазіей, что объ этой исторической основѣ сказанія только съ трудомъ можно догадываться. Чтобы не быть голословными, защитники указаннаго взгляда дѣлаютъ попытки освободить содержаніе книги Іоны отъ позднѣйшихъ наслоеній фантазіи и найти ея историческое зерно, при чемъ историческую основу одни указываютъ въ жизни пр. Іоны или вообще въ еврейской исторіи, другіе обращаются за этимъ даже къ сказаніямъ языческимъ. По мнѣнію высказанному еще іудейскими раввинами и затѣмъ протестантскими экзегетами стóитъ только освободить книгу Іоны отъ чудесныхъ подробностей, какъ предъ нами предстанетъ подлинная исторія. Іона, дѣйствительно, говорятъ былъ посланъ съ проповѣдію въ Ниневію, но ослушался Бога и поплылъ въ Ѳарсисъ; во время плаванія, дѣйствительно, случилась буря, но чуда при этомъ никакого не произошло, а просто корабль потерпѣлъ крушеніе, а Іона неожиданно для него спасся. Это кораблекрушеніе и спасеніе понято было Іоной какъ предостереженіе свыше и онъ направился въ Ниневію. Чтобы самый способъ спасенія Іоны представить ближе напоминающимъ разсказъ его книги, говорятъ, что Іону спасъ другой корабль, который назывался «Китъ», на немъ (внутри его) Іова пробылъ трое сутокъ, а затѣмъ былъ высаженъ на берегъ и отправился въ Ниневію, или что послѣ кораблекрушенія Іона ухватился за случайно плававшаго на поверхности мертваго кита и ихъ вмѣстѣ потомъ выбросило волнами на берегъ. Другіе толковники очищаютъ книгу Іоны отъ чудесныхъ элементовъ тѣмъ, что относятъ ихъ къ области сновидѣній: Іона, говорятъ, плывя въ Ѳарсисъ на кораблѣ, заснулъ (1, 5 ст.), случилась буря. Какъ часто во снѣ мы реагируемъ на впечатлѣнія окружающей насъ дѣйствительности, такъ и Іона отъ шума волнъ и качки сталъ и во снѣ видѣть тоже бурю. Чувствуя себя виновнымъ передъ Богомъ, онъ и во снѣ видитъ, что ищутъ виновника бури, бросаютъ жребій, жребій падаетъ на него, его бросаютъ въ воду, и вотъ страшное чудовище будто его проглатываетъ, но къ удивленію своему, онъ живетъ и въ этомъ чудовищѣ и въ отчаянномъ воплѣ молитъ Бога о спасеніи, тогда чудовище его выбрасываетъ на берегъ. Тутъ Іона просыпается. На морѣ продолжалась еще свирѣпствовать буря, на кораблѣ было смятеніе; это усиливало впечатлѣніе страшнаго сна Іоны и онъ раскаялся въ своемъ неповиновеніи Богу. Кромѣ указанныхъ, существуютъ и другія попытки просто и естественно представить сюжетъ книги Іоны. Намъ нѣтъ надобности приводить ихъ всѣ, мы можемъ ограничиться двумя изложенными, какъ наиболѣе удачными. Какова ихъ цѣнность въ качествѣ опытовъ объясненія книги Іоны? Несомнѣнно, они могутъ подкупать своею простотою и естественностью, но этого недостаточно: упрощенное представленіе факта часто бываетъ его искаженіемъ. Нужно, чтобы эти упрощенія имѣли для себя какое-нибудь основаніе, кромѣ простого нежеланія чудесности. А между тѣмъ защитники легендарнаго характера книги Іоны, отвергая ее въ качествѣ историческаго свидѣтеля, никакихъ другихъ основаній въ подтвержденіе своихъ словъ не указываютъ. Такимъ образомъ ихъ опыты по своему представить дѣло являются простыми предположеніями, которыя имъ нравятся. Такихъ предположеній сдѣлано уже много, ихъ можно сдѣлать и еще сколько угодно, но приблизить насъ къ истинѣ, которая едина, они не могутъ.

Неудовлетворительность попытокъ найдти историческую основу для книги пр. Іоны въ обстоятельствахъ его жизни заставляетъ многихъ толковниковъ за источниками для нея обращаться даже къ языческой миѳологіи. Въ этомъ случаѣ чаще всего указываютъ на греческій миѳъ о Геркулесѣ и Гезіонѣ, финикійскій о Персеѣ и Андромедѣ и вавилонскій объ Оаннесѣ. Говорятъ, что книга пр. Іоны, въ особенности же разсказъ о трехдневномъ пребываніи во чревѣ кита, есть передѣлка того или другого изъ нихъ. Однако, если мы будемъ сравнивать содержаніе кн. Іоны съ указанными миѳами, то между ними найдемъ весьма мало общаго. Въ частности въ миѳѣ о Геркулесѣ, какъ онъ передается древнѣйшими языческими писателями: Аполлодоромъ, Овидіемъ, Діодоромъ Сицилійскимъ, Гомеромъ (Иліада, XX пс. ст. 144-148) нѣтъ никакихъ подробностей, которыя могли бы дать основаніе для разсказа о поглощеніи Іоны китомъ: борьба Геркулеса съ морскимъ чудовищемъ представляется наружною, поединкомъ; затѣмъ, съ греческими миѳами евреи могли познакомиться не ранѣе времени Александра Македонскаго, а книга пр. Іоны болѣе ста лѣтъ до этого времени вошла уже въ канонъ священныхъ книгъ. Однако самое главное возраженіе противъ всѣхъ попытокъ указать для кн. Іоны миѳологическую основу заключается не въ томъ, что между указываемыми миѳами и содержаніемъ книги пр. Іоны оказывается мало сходства и не въ томъ, что нѣкоторые изъ указываемыхъ миѳовъ оказываются болѣе поздняго сравнительно съ кн. Іоны происхожденія, а въ нравственной невозможности для еврея-писателя пользоваться языческими миѳами для переработки ихъ въ сказаніе о пророкѣ Іеговы. Хотя евреи и увлекались язычествомъ, но это было уввлеченіе формами языческаго культа и легкими языческими нравами, идейной же противоположности между языческимъ многобожіемъ и вѣрой въ единаго Бога они никогда не забывали. Въ частности писатель книги пр. Іоны твердо вѣруетъ въ единаго Бога, Творца вселенной (I, 9), а языческихъ боговъ считаетъ суетными и ложными (II, 9); какъ же такой человѣкъ, съ идеями и чувствами противоположными всему языческому, могъ взять разсказъ о языческихъ богахъ и переработать его для цѣлей своей религіи.

Послѣ того, какъ попытки указать источники для разсказа о трехдневномъ пребываніи Іоны во чревѣ кита въ народномъ преданіи, изукрасившемъ будто бы простое событіе чудесными подробностями, и въ языческой миѳологіи оказались несостоятельными, мы утверждаемся въ мысли, что его необходимо считать за повѣствованіе о дѣйствительномъ событіи и постараемся, насколько возможно, уяснить его себѣ.

«И повелѣлъ Господь большому киту поглотить Іону...» Морское животное, которому Богъ повелѣлъ поглотить Іону, названо въ еврейскомъ текстѣ dag gabol, чтó значитъ большая рыба. Для обозначенія морскихъ млекопитающихся животныхъ, не рыбъ, въ еврейскомъ языкѣ употребляются слова: levijatan, tanijm (Іовъ XL, 25; VII, 12; Псал. CIII, 26; Быт. I, 21), но не употребляется слово dag, поэтому въ данномъ случаѣ нельзя думать, что Іона былъ поглощенъ китомъ. Такимъ образомъ падаетъ возраженіе, что чудо поглощенія Іоны противоестественно, такъ какъ у кита очень узкое горло. Что касается греческаго и славянскаго переводовъ, то они употребляютъ слово κῆτος, китъ потому, что тогда съ этимъ словомъ не соединялось понятія объ опредѣленномъ видѣ млекопитающихся животныхъ, а разумѣли вообще морское чудовище, включая сюда и огромную морскую рыбу («чудо рыба-китъ»). Какая рыба поглотила Іону, текстъ не указываетъ, но можно думать, что это была акула. Порода акулъ, называемая squalus carcharias — акула людоѣдъ, которая водится въ Средиземномъ морѣ, достигаетъ 32 футовъ длины и вполнѣ можетъ проглотить человѣка цѣликомъ.

«...и былъ Іона во чревѣ этого кита три дня и три ночи...» Выраженіе «три дня и три ночи» на библейскомъ языкѣ не означаетъ непремѣнно трехъ полныхъ сутокъ (1 Цар. XXX, 12-13; Есѳ. IV, 15; V, 1), а можетъ означать періодъ времени даже въ 26-28 часовъ (Матѳ. XXVII, 46; Марк. XV, 34; Лук. XX, 43-46), если онъ граничитъ съ концомъ перваго и началомъ третьяго дня. Однако, если мы время пребыванія пр. Іовы во чревѣ кита ограничинъ 26-28 часами, то и въ такомъ видѣ этотъ фактъ продолжаетъ оставаться чудомъ, т. е. событіемъ, необъяснимымъ дѣйствіемъ однихъ только естественныхъ силъ въ обычномъ порядкѣ. Поэтому Спаситель называетъ это событіе «знаменіемъ», подобнымъ чуду воскресенія Его послѣ трехдневной смерти, при чемъ пребываніе Іоны во чревѣ кита сравнивается съ пребываніемъ Спасителя во гробѣ и адѣ. Значитъ, во чревѣ кита Іона былъ какъ бы погребеннымъ, естественныя условія, въ которыхъ онъ оказался, неизбѣжно должны были вести его къ смерти, и если онъ остался жить, то только по чрезвычайному дѣйствію Всемогущества Божія. «Идѣже хощетъ Богъ, побѣждается естества чинъ». Какимъ способомъ Богъ сохранилъ жизнь Іоны во чревѣ кита, намъ знать не дано; понять, какъ дѣйствуетъ Богъ въ чудесномъ мы не можемъ, однако разумъ человѣческій не отказывается совершенно отъ попытокъ представать себѣ возможаость того или другого чуда, подыскать для него аналогіи въ естественныхъ явленіяхъ и такимъ образомъ въ своемъ знаніи найти опору для вѣры. Такими, уясняющими чудо пребыванія во чревѣ кита, аналогіями могутъ быть возвращеніе къ жизни человѣка послѣ пребыванія подъ водою, случаи мнимой смерти (летаргіи) и, наконецъ, девятимѣсячное пребываніе младенца въ утробѣ матери. Изъ приведенныіъ фактовъ слѣдуетъ, прежде всего, что смерть можетъ наступать не сразу, какъ человѣкъ лишится притока воздуха. Правда, отсрочка смерти для человѣка подъ водой бываетъ на короткій срокъ, но важно то, что подобное явленіе уже не становится абсолютно невозможнымъ; а что возможно при естественныхъ условіяхъ хотя бы на моментъ, то легко себѣ представить продолжающимся по дѣйствію Всемогущества Божія на болѣе продолжительное время. Такое дѣйствіе будетъ уже для насъ не противоестественнымъ, а только сверхъестественнымъ, законы природы имъ не нарушаются, а Богъ пользуется ими для своихъ промыслительныхъ цѣлей. Случаи летаргіи, когда мнимо умершаго зарываютъ въ землю и онъ продолжаетъ послѣ нѣкоторое время жить, говорятъ о томъ, что человѣкъ при пониженной жизнедѣятельности можетъ сравнительно долгое уже время обходиться безъ нормальнаго количества воздуха. Если это возможно въ естественномъ порядкѣ, то тѣмъ легче подобное событіе представить себѣ въ порядкѣ чудесномъ. Наконецъ, естественные законы, которыми сохраняется жизнь младенца во чревѣ матери, по существу своему для насъ не менѣе непостижимы и чудесны, чѣмъ пребываніе Іоны во чревѣ кита. Если Творецъ создалъ такіе законы, по которымъ жизнь одного существа сохраняется во чревѣ другого цѣлые мѣсяцы, то не въ Его ли власти направить и сочетать эти законы такъ, чтобы жизнь человѣка во чревѣ рыбы сохранить три дня.

2-10 ст. Молитва пр. Іоны изъ чрева кита даетъ весьма много поводовъ для возраженій противъ ея подлинности. Обращаютъ вниманіе на то, что она по частямъ сходна съ различными мѣстами изъ псалмовъ и отсюда заключаютъ о ея компилятивномъ характерѣ и на этомъ основаніи относятъ ея происхожденіе ко времени упадка еврейской письменности. Дѣйствительно, сходство молитвы Іоны съ псалмами несомнѣнно: 3 ст. напоминаетъ 7 ст. XVII пс. и 1-ый CXIX-го; 4 ст. — 3 ст. LXVIII-го; 5 ст. — 23, XXX-го; 6 ст. — 5 и 6, XVII-го пс. 15 — 16 ст. LXVIII-го пс., 7 ст. — 16-17, XVII пс; 8 ст. — 4-7, CXLII-го пс. Но можно ли изъ этого вывести, что молитва Іоны — позднѣйшая компиляція? Не болѣе ли естественно думать, что Іона во чревѣ кита выражалъ свои чувства знакомыми ему образами псалмовъ, ибо переживаемое имъ состояніе не позволяло ему предаться творчеству. Онъ бралъ изъ псалмовъ не фразы и словá, какъ это дѣлалъ бы компиляторъ, а образы и картины, при чемъ такіе, которые къ его состоянію подходили даже болѣе, чѣмъ къ состоянію псалмопѣвца (таковы всѣ картины водныхъ опасностей).

Затѣмъ указываютъ на то, что молитва Іоны по своему содержанію будто не подходитъ къ переживаему Іоною душевному состоянію; главный ея мотивъ — благодареніе за спасеніе, между тѣмъ Іона изъ чрева кита долженъ былъ не благодарить, а молить Бога объ избавленіи отъ смертной опасности. Объясняютъ это тѣмъ, что она такъ неудачно была составлена какимъ-то позднѣйшимъ лицомъ. Но вѣдь, кромѣ благодаренія, въ молитвѣ Іоны есть и изображеніе водныхъ опасностей (4. 6-7 ст.) и вопль къ Богу о спасеніи въ переживаемомъ бѣдствіи (3. 5. 8 ст.), словомъ все то, чтó считается необходимымъ для молитвы, чтобы быть ей естественной вт устахъ Іоны; только все это въ молитвѣ изображено какъ моменты уже прошедшіе. Пророкъ главный трепетъ за свою жизнь пережилъ тогда, когда брошенный въ море все болѣе и болѣе погружался въ бездну, сходилъ къ основанію горъ, точно во адъ, чувствовалъ, какъ морская трава обвивала его голову, а вода стала доходить какъ бы до души его и тутъ онъ молилъ Бога объ избавленіи отъ смерти. Когда же его проглотила рыба и онъ продолжалъ жить въ ней по дѣйствію всемогущества Божія, онъ начиналъ чувствовать себя уже спасеннымъ Богомъ; гдѣ и какъ его Богъ хранилъ, онъ этого, вѣроятнѣе всего, не зналъ тогда, а только чувствовалъ, что онъ живъ, спасенъ отъ смерти, надѣялся, что Богъ до конца его избавитъ («я опять увижу святой храмъ Твой») и поэтому въ молитвѣ уже благодарилъ Его. Такимъ образомъ мы видимъ, что молитва Іоны по своему содержанію вполнѣ подходила къ переживаемому пр. Іоною душевному состоянію. Главный ея предметъ — изображеніе пребыванія Іоны въ тѣснотѣ скорби и его спасеніе. Этотъ предметъ развиваетя въ молитвѣ въ строгой послѣдовательности. Сначала въ ней правильно чередуются картины внѣшнихъ опасностей пророка (4. 6. 7a) и описанія пережитаго имъ въ это время душевнаго состоянія (3. 5. 7b-8), а заканчивается она (9-10) благодареніемъ за спасеніе, которое пророкъ почувствовалъ еще во чревѣ кита. Она дѣлится на четыре строфы по 2 ст. въ каждой и построена по законамъ стихотворнаго параллелизма, при чемъ стихи, въ которыхъ описывается внѣшнее положеніе пророка, написаны параллелизмомъ синтетическимъ, а изображающіе его душевное состояніе параллелизмомъ антитетическимъ. Отсюда видно, что молитва Іоны по своему логическому построенію и литературной формѣ представляетъ собою стройное и органически-связное цѣлое. Своимъ картиннымъ языкомъ она, какъ поэтическое произведеніе, существенно отличается отъ остальныхъ частей книги, содержащихъ историческій разсказъ.

11 ст. «И сказалъ Господь киту и онъ извергъ Іону на сушу». Мѣсто, гдѣ былъ выброшенъ Іона, въ текстѣ не указывается, но по связи этого стиха съ началомъ III-ей главы ближе всего здѣсь нужно разумѣтъ палестинскій берегъ Средиземнаго моря.

Источникъ: Толковая Библія, или комментарій на всѣ книги Св. Писанія Ветхаго и Новаго Завѣта. Съ иллюстраціями. Изданіе преемниковъ † А. П. Лопухина. Томъ седьмой. Книги: Прор. Даніила, Осіи, Іоиля, Амоса, Авдія, Іоны, Михея, Наума, Аввакума, Софоніи, Аггея, Захаріи и Малахіи. — СПб., 1910. — С. 225-228. [Безплатное приложеніе къ журналу «Странникъ» за 1910 годъ.]

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0