Русская Библiя
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Русская Библія
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Греческая Библія

Ἡ Παλαιὰ Διαθήκη
-
Ἡ Καινὴ Διαθήκη

Славянская Библія

Ветхій Завѣтъ
-
Новый Завѣтъ

Синодальный переводъ

Исторія перевода
-
Ветхій Завѣтъ
-
Новый Завѣтъ

Переводы съ Масоретскаго

митр. Филарета Дроздова
-
Росс. Библ. Общества
-
прот. Герасима Павскаго
-
архим. Макарія Глухарева
-
С.-Петербургской Д. А.
-
проф. И. П. Максимовича
-
проф. М. С. Гуляева
-
проф. А. А. Олесницкаго
-
Неизвѣстн. перевод.
-
В. Левисона - Д. Хвольсона
-
проф. П. Горскаго-Платонова
-
«Вадима» (В. И. Кельсіева)
-
проф. П. А. Юнгерова
-
Л. І. Мандельштама
-
О. Н. Штейнберга
-
А. Л. Блоштейна

Переводы съ Греческаго LXX

свящ. А. А. Сергіевскаго
-
архіеп. Агаѳангела Соловьева
-
еп. Порфирія Успенскаго
-
проф. П. А. Юнгерова

Переводы Новаго Завѣта

архіеп. Меѳодія Смирнова
-
Росс. Библ. Общества
-
В. А. Жуковскаго
-
К. П. Побѣдоносцева
-
А. С. Хомякова

Апокриѳы

Ветхозавѣтные
-
Новозавѣтные

Библейскія изслѣдованія

Святоотеческія толкованія
-
Изслѣдованія по библеистикѣ
-
Толковая Библія Лопухина
-
Библія и наука

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 18 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ТОЛКОВАЯ БИБЛІЯ А. П. ЛОПУХИНА

Александръ Павловичъ Лопухинъ († 1904 г.)

Александръ Павловичъ Лопухинъ (1852–1904), русскій православный церковный писатель, переводчикъ, библеистъ. Родился въ семьѣ священника Саратовской губерніи. Окончилъ С.-Петербургскую Духовную Академію (1878), писать и печататься началъ еще въ студенческіе годы. Послѣ выпуска Лопухинъ, какъ хорошо знающій англійскій языкъ, былъ направленъ псаломщикомъ въ США (1879–82), гдѣ трудился при русской посольской церкви въ Нью-Йоркѣ. Вернувшись въ Россію, Лопухинъ занялъ каѳедру сравнительнаго богословія въ СПб.ДА (1883), а съ 1885 перешелъ на каѳедру древней исторіи, которую занималъ до конца своихъ дней. За сравнительно короткую жизнь Лопухинъ сдѣлалъ очень много для русскаго духовнаго просвѣщенія: былъ редакторомъ «Церковнаго вѣстника», «Странника», «Общедоступной богословской библіотеки» и «Симфоніи». По его иниціативѣ сталъ издаваться полный переводъ твореній свт. Іоанна Златоуста. Много статей написалъ Лопухинъ для «Православной богословской энциклопедіи», первые тома которой онъ редактировалъ. далѣе>>

ВЕТХІЙ ЗАВѢТЪ

ТОЛКОВАЯ БИБЛІЯ,
или комментарій на всѣ книги Священнаго Писанія Ветхаго и Новаго Завѣта.

Книга Пѣснь Пѣсней Соломона.

Глава 8-я.

1. О, еслибы ты былъ мнѣ братъ, сосавшій груди матери моей! тогда я, встрѣтивши тебя на улицѣ, цѣловала бы тебя, и меня не осуждали бы.

2. Повела бы я тебя, привела бы тебя въ домъ матери моей. Ты училъ бы меня, а я поила бы тебя ароматнымъ виномъ, сокомъ гранатовыхъ яблоковъ моихъ.

3. Лѣвая рука его у меня подъ головою, а правая обнимаетъ меня.

4. Заклинаю васъ, дщери Іерусалимскія, — не будите и не тревожьте возлюбленной, доколѣ ей угодно.

5. Кто это восходитъ отъ пустыни, опираясь на своего возлюбленнаго? Подъ яблонью разбудила я тебя: тамъ родила тебя мать твоя, тамъ родила тебя родительница твоя.

6. Положи меня, какъ печать на сердце твое, какъ перстень, на руку твою, ибо крѣпка, какъ смерть, любовъ; люта, какъ преисподняя, ревность; стрѣлы ея — стрѣлы огненныя; она — пламень весьма сильный.

7. Большія вóды не могутъ потушить любви, и рѣки не зальютъ ея. Еслибы кто давалъ все богатство дома своего за любовь, то онъ былъ бы отвергнутъ съ презрѣньемъ.

8. Есть у насъ сестра, которая еще малá, и сосцовъ нѣтъ у нея; чтó намъ будетъ дѣлать съ сестрою нашею, когда будутъ свататься за нее?

9. Еслибы она была стѣна, то мы построили бы на ней палаты изъ серебра; еслибы она была дверь, то мы обложили бы ее кедровыми досками.

10. Я — стѣна и сосцы у меня, какъ башни; потому я буду въ глазахъ его, какъ достигшая полноты.

11. Виноградникъ былъ у Соломона въ Ваал-Гамонѣ; онъ отдалъ этотъ виноградникъ сторожамъ; каждый долженъ былъ доставлять за плоды его тысячу сребрениковъ.

12. А мой виноградникъ у меня при себѣ. Тысяча пусть тебѣ, Соломонъ, а двѣсти — стерегущимъ плоды его.

13. Жительница садовъ! товарищи внимаютъ голосу твоему, дай и мнѣ послушать его.

14. Бѣги, возлюбленный мой! будь подобенъ сернѣ, или молодому оленю, на горахъ бальзамическихъ.


VIII.
1-4. Возлюбленная выражаетъ страстное желаніе, чтобы ея отношенія къ Возлюбленному получили характеръ большей простоты и интимности. — 5-7. Пламенное исповѣданіе Суламиты несравненной силы истинной любви. — 8-10. О сестрѣ Суламиты. — 11-12. Воспоминаніе ея о своемъ первобытномъ состояніи. — 13-14. Въ заключеніе она вновь зоветъ своего друга, слыша и отъ него соотвѣтствующій призывъ, — стремиться на лоно природы для всецѣлаго наслажденія блаженствомъ любви.

1-4. Нормальная половая любовь, хотя и отлична по природѣ и характеру отъ любви по крови и свойству, но въ отношеніи интимности, простоты и непосредственности, первая естественно беретъ за образецъ вторую; и потому какъ Женихъ книги Пѣсни Пѣсней не разъ именовалъ Невѣсту сестрою (ахот, IV, 12), такъ и Невѣста, не удовлетворяясь положеніемъ своимъ — первой изъ царицъ (VI, 8-9), жаждетъ тѣснѣйшаго невозбраннаго общенія съ своимъ Женихомъ — на подобіе ласкъ сестры и брата. При этомъ главенствовать долженъ Женихъ-братъ — онъ долженъ учить Невѣсту-сестру (ст. 2), а она должна дарить ему беззавѣтную любовь и преданность. Ст. 3 повторяетъ сказанное въ ст. 6 гл. II-ой. По объясненію проф. Олесницкаго, въ разсматриваемыхъ стихахъ «земля, совершившая свой лѣтній трудъ и сдавшая свои плоды, выражаетъ желаніе, чтобы солнце было ея братомъ, т. е., неразрывно пребывало вмѣстѣ въ нею для того, чтобы ея виноградники и гранаты непрерывно цвѣли, чтобы старые плоды немедленно смѣнялись новыми. Пѣснь опять оканчивается обращеннымъ къ дочерямъ Іерусалима заклинаніемъ не нарушать царствующей въ природѣ любви и гармоніи» (цит. соч. стр. 377).

5. Вопросъ «кто это?..» какъ и въ аналогичныхъ мѣстахъ III, 6 и VI, 10, принадлежащій вѣроятно, Іерусалимскимъ женщинамъ, относится, безъ сомнѣнія, къ новому и теперь уже послѣднему выступленію Невѣсты. Въ евр. Библіи: ала мин-гамидбар, Vulg. ascendit de deserto, русск. синод.: восходитъ (архим. Макарія: восходящая) отъ пустыни, что буквально согласуется съ III, 6 и вѣроятно искусственно перенесено оттуда. LXX читали иначе и передали: λελευϰανϑισμένη, слав. убѣлена, что гораздо ближе соотвѣтствуетъ общему ходу мысли и рѣчи священнаго поэта: Невѣста въ его книгѣ представляется усовершающеюся, и если въ началѣ книги она являлась черною отъ загара солнечнаго (I, 4-5), то теперь, въ концѣ книги, она — по противоположности — представляется убѣленною, достигшею ослѣпительной бѣлизны. По мнѣнію проф. Олесницкаго, «послѣдняя стадія Пѣснь Пѣсней VIII, 5-14 приближается къ картинамъ первой стадіи и изображаетъ первую половину зимняго сезона, охлажденіе и усыпленіе или — такъ сказать — сокращеніе жизни природы... Не напрасно Палестина въ предшествующей пѣсни такъ боялась удаленія солнца. Солнце уклонилось — и вотъ въ одно утро Палестина является вся бѣлая отъ снѣга. Эта мысль прямо выражается въ первыхъ словахъ пѣсни по чтенію LXX: кто это выступаетъ блестящая такимъ бѣлымъ цвѣтомъ (по LXX) и яркостью этого снѣжнаго цвѣта уподобляющаяся другу своему солнцу?» (стр. 377); «главнымъ зимнимъ украшеніемъ Палестины служатъ созрѣвающіе въ декабрѣ апельсины... священный поэтъ ихъ, и только ихъ однихъ разумѣетъ подъ общимъ именемъ яблокъ. Обремененныя зрѣющими плодами апельсинныя деревья — одинъ уцѣлѣвшій залогъ близкихъ отношеній между землею и солнцемъ; въ этихъ запоздалыхъ плодахъ зимнее солнце едва возбуждаетъ къ жизни Палестину, спящую на лонѣ матери — земли» (стр. 378).

6-7. Въ ст. 6-7, по согласному признанію всѣхъ древнихъ и новыхъ толкователей, выражена основная мысль или идея всей книги Пѣснь Пѣсней — о несравненно высокомъ достоинствѣ и непреоборимой силѣ истинной любви, какъ начала по существу и источнику своему божественнаго. Даваемое здѣсь священнымъ поэтомъ изображеніе любви — крѣпкой, какъ смерть, и ревности, ненасытимой, какъ самый шеолъ, любви, какъ божественнаго пламени не угасимаго и неподкупнаго, является поистинѣ неподражаемымъ, истинно классическимъ. Но все глубокое значеніе этой картины дѣлается понятнымъ лишь въ связи съ типологическимъ толкованіемъ книги Пѣснь Пѣсней. Воспользуемся и здѣсь превосходнымъ объясненіемъ проф. Олесницкаго. «Какъ писатели пророческихъ книгъ въ изображеніе крайняго политическаго паденія еврейскаго народа вводятъ черты блаженнаго мессіанскаго царства въ видахъ утѣшенія и ободренія народа, такъ и писатель Пѣснь Пѣсней, дойдя въ своемъ описаніи до низшей ступени жизни обѣтованной земли, какъ-бы уснувшей отъ дѣйствія зимняго холода, неожиданно вводитъ въ свое описаніе не имѣющую отношенія къ изображаемой имъ дѣйствительной Палестинѣ черту высшаго непосредственнаго отношенія Бога къ землѣ своего народа. Изображеніе любви въ стт. 6-7, которая не прерывается даже смертію и адомъ, не потушается никакими (зимними) водами и не пріобрѣтается никакими сокровищами, есть изображеніе той божественной любви, которая служитъ основаніемъ всего ветхозавѣтнаго ученія о Мессіи. Приспособительно къ тому, что въ нашей книгѣ вообще говорится о солнцѣ и его благодѣтельной теплотѣ, и любовь Божія называется здѣсь пламенемъ (по первоначальному чтенію; пламя Іеговы Ягъ) [1]. Такимъ образомъ совершенно справедливо древніе толкователи видѣли въ Пѣсни Пѣсней одно изъ самыхъ высшихъ и самыхъ свѣтлыхъ пророчествъ о Мессіи. Съ того высшаго пункта, на которомъ мы стоимъ въ VIII, 6-7, общая мысль всей книги Пѣснь Пѣсней должна быть опредѣлена такъ: Среди всѣхъ превратностей судьбы Палестины, среди смѣняющихся картинъ ея природы, для народа еврейскаго есть только одно твердое и неизмѣнное основаніе жизни, это — обѣщанная ему высшая и совершеннѣйшая любовь Іеговы, съ раскрытіемъ которой не нужно уже будетъ солнца на землѣ избранныхъ Божіихъ, потому что самъ Іегова будетъ для нея солнцемъ незаходимымъ» (стр. 378-379). О параллелизмѣ ст. 6-7 съ Римл. VIII, 35-39 мы говорили.

8-14. Общій смыслъ этого заключительнаго отдѣла состоитъ въ указаніи полнаго довольства и удовлетворенія, какого достигла Невѣста въ осуществившемся наконецъ давно желанномъ ею безраздѣльномъ общеніи съ своимъ Возлюбленнымъ. Частности же, какъ и въ многихъ мѣстахъ нашей священной книги, съ трудомъ поддаются удовлетворительному, безспорному объясненію. Такъ трудно опредѣлить кто именно та младшая сестра, о которой говорятъ — по предположенію, имѣющему много сторонниковъ (см. напр. русскій переводъ Архим. Макарія) — братья Невѣсты въ ст. 8-9. Мидрашъ и многіе толкователи (въ томъ числѣ и проф. Олесницкій) видятъ и въ этой, младшей сестрѣ Невѣсту-героиню Пѣсни Пѣсней, и именно въ примѣненіи къ ней, т. е., ближе всего къ историческому библейскому Израилю, изъясняютъ упомянутыя здѣсь несовершенства и нужды этой сестры. Однако за отличіе ея отъ Невѣсты говоритъ уже самое названіе ея меньшею, а также и то, что въ ст. 10 Невѣста по своимъ качествамъ прямо противополагается, какъ «достигшая полноты» (у архим. Макарія: «нашедшая миръ»), несовершенной младшей сестрѣ. Поэтому естественнѣе видѣть въ послѣдней чуждую Израилю и его богодарованному достоянію общину язычниковъ, хотя и вѣрующихъ, но далеко не имѣвшихъ благопріятныхъ условій для развитія и практическаго осуществленія этой вѣры (можно здѣсь для сравненія привести изображеніе состоянія язычества у Апостола Павла, напр. Ефес. II, 12-13).

Виноградникъ, ст. 11-12, напротивъ, есть, какъ и въ Ис. V, 1 сл., образъ ветхозавѣтнаго библейскаго Израиля съ его теократическимъ устройствомъ. «Ваалъ-Гамонъ», какъ собственное имя, въ ветхозавѣтныхъ каноническихъ книгахъ не встрѣчается. Сопоставленіе этого имени съ городомъ Валамономъ, упомянутымъ въ книгѣ Іудиѳь, VIII, 3 имѣетъ лишь ту вѣроятность, что послѣдній находился (Onomast. 191. 228) вблизи Доѳана или Доѳаима (Onomast. 396), т. е., вблизи и Сунема — родины Суламиты. Но еще вѣроятнѣе, что «Ваалъ-Гамонъ» есть нарицательное имя, буквальное значеніе котораго: «владѣтель множества (народовъ)», вполнѣ приличествуетъ Соломону, а еще болѣе прообразованному имъ Мессіи.

Съ послѣдними взаимными привѣтами любви, ст. 13-15, Возлюбленные исчезаютъ въ эѳирныхъ высотахъ, съ чѣмъ вмѣстѣ замолкаютъ и послѣдніе тоны превосходнѣйшей изъ пѣсней — Пѣсни Пѣсней, этой — по истинѣ, «неуловимой загадки, предложенной человѣческому духу Духомъ Абсолютнымъ» (проф. А. А. Олесницкій, Книга Пѣснь Пѣсней. Стр. 338).

А. Глаголевъ.

Примѣчаніе:
[1] Дѣствительно, вмѣсто принятаго чтенія въ евр. текстѣ ст. 6 שַלְהֶבֶתִ יָה пламень (сильный), въ весьма многихъ кодексахъ у Кенникотта и Росси читается שַׁלְהֶבֶתיָה пламя Іеговы.

Назадъ / Къ оглавленію


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0