Русская Библiя
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Русская Библія
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Греческая Библія

Ἡ Παλαιὰ Διαθήκη
-
Ἡ Καινὴ Διαθήκη

Славянская Библія

Ветхій Завѣтъ
-
Новый Завѣтъ

Синодальный переводъ

Исторія перевода
-
Ветхій Завѣтъ
-
Новый Завѣтъ

Переводы съ Масоретскаго

митр. Филарета Дроздова
-
Росс. Библ. Общества
-
прот. Герасима Павскаго
-
архим. Макарія Глухарева
-
С.-Петербургской Д. А.
-
проф. И. П. Максимовича
-
проф. М. С. Гуляева
-
проф. А. А. Олесницкаго
-
Неизвѣстн. перевод.
-
В. Левисона - Д. Хвольсона
-
проф. П. Горскаго-Платонова
-
«Вадима» (В. И. Кельсіева)
-
проф. П. А. Юнгерова
-
Л. І. Мандельштама
-
О. Н. Штейнберга
-
А. Л. Блоштейна

Переводы съ Греческаго LXX

свящ. А. А. Сергіевскаго
-
архіеп. Агаѳангела Соловьева
-
еп. Порфирія Успенскаго
-
проф. П. А. Юнгерова

Переводы Новаго Завѣта

архіеп. Меѳодія Смирнова
-
Росс. Библ. Общества
-
В. А. Жуковскаго
-
К. П. Побѣдоносцева
-
А. С. Хомякова

Апокриѳы

Ветхозавѣтные
-
Новозавѣтные

Библейскія изслѣдованія

Святоотеческія толкованія
-
Изслѣдованія по библеистикѣ
-
Толковая Библія Лопухина
-
Библія и наука

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 23 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 22.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ТОЛКОВАЯ БИБЛІЯ А. П. ЛОПУХИНА

Александръ Павловичъ Лопухинъ († 1904 г.)

Александръ Павловичъ Лопухинъ (1852–1904), русскій православный церковный писатель, переводчикъ, библеистъ. Родился въ семьѣ священника Саратовской губерніи. Окончилъ С.-Петербургскую Духовную Академію (1878), писать и печататься началъ еще въ студенческіе годы. Послѣ выпуска Лопухинъ, какъ хорошо знающій англійскій языкъ, былъ направленъ псаломщикомъ въ США (1879–82), гдѣ трудился при русской посольской церкви въ Нью-Йоркѣ. Вернувшись въ Россію, Лопухинъ занялъ каѳедру сравнительнаго богословія въ СПб.ДА (1883), а съ 1885 перешелъ на каѳедру древней исторіи, которую занималъ до конца своихъ дней. За сравнительно короткую жизнь Лопухинъ сдѣлалъ очень много для русскаго духовнаго просвѣщенія: былъ редакторомъ «Церковнаго вѣстника», «Странника», «Общедоступной богословской библіотеки» и «Симфоніи». По его иниціативѣ сталъ издаваться полный переводъ твореній свт. Іоанна Златоуста. Много статей написалъ Лопухинъ для «Православной богословской энциклопедіи», первые тома которой онъ редактировалъ. далѣе>>

ВЕТХІЙ ЗАВѢТЪ

ТОЛКОВАЯ БИБЛІЯ,
или комментарій на всѣ книги Священнаго Писанія Ветхаго и Новаго Завѣта.

Книга Пѣснь Пѣсней Соломона.

Глава 1-я.

1. Да лобзаетъ онъ меня лобзаніемъ устъ своихъ! Ибо ласки твои лучше вина.

2. Отъ благовонія мастей твоихъ имя твое, какъ разлитое мѵро, поэтому дѣвицы любятъ тебя.

3. Влеки меня, мы побѣжимъ за тобою; — царь ввелъ меня въ чертоги свои, — будемъ восхищаться и радоваться тобою, превозносить ласки твои больше, нежели вино; достойно любятъ тебя!

4. Дщери Іерусалимскія! черна я, но красива, какъ шатры Кидарскіе, какъ завѣсы Соломоновы.

5. Не смотрите на меня, что я смугла, ибо солнце опалило меня: сыновья матери моей разгнѣвались на меня, поставили меня стеречь виноградники, — моего собственнаго виноградника я не стерегла.

6. Скажи мнѣ, ты, котораго любитъ душа моя: гдѣ пасешь ты? гдѣ отдыхаешь въ полдень? къ чему мнѣ быть скиталицею возлѣ стадъ товарищей твоихъ?

7. Если ты не знаешь этого, прекраснѣйшая изъ женщинъ, то иди-себѣ по слѣдамъ овецъ и паси козлятъ твоихъ подлѣ шатровъ пастушескихъ.

8. Кобылицѣ моей въ колесницѣ фараоновой я уподобилъ тебя, возлюбленная моя.

9. Прекрасны ланиты твои подъ подвѣсками, шея твоя въ ожерельяхъ;

10. золотыя подвѣски мы сдѣлаемъ тебѣ съ серебряными блестками.

11. Доколѣ царь былъ за столомъ своимъ, нардъ мой издавалъ благовоніе свое.

12. Мирровнй пучекъ — возлюбленный мой у меня, у грудей моихъ пребываетъ.

13. Какъ кисть кипера, возлюбленный мой у меня въ виноградникахъ Енгедскихъ.

14. О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! глаза твои голубиные.

15. О, ты прекрасенъ, возлюбленный мой, и любезенъ! и ложе у насъ — зелень;

16. кровли домовъ нашихъ — кедры, потолки наши — кипарисы.


I.
1-7. Невѣста, по имени Суламита (VII, 1), сначала въ монологѣ сама съ собою (ст. 1-3), а затѣмъ, въ обращеніи къ Іерусалимскимъ женщинамъ (ст. 4-7) выражаетъ свою пламенную любовь къ жениху и настойчивое исканіе его. 8-16. Только что явившійся Женихъ превозноситъ похвалами Невѣсту (ст. 8-10. 14) и въ свою очередь выслушиваетъ восторженныя похвалы себѣ съ ея стороны (ст. 11-13. 15-16).

1-3. Охваченная восторгомъ любви къ Жениху, отдавшись всѣмъ существомъ своимъ порыву и энтузіазму любви, Невѣста живетъ только мыслію о немъ, всѣми силами души стремится къ соединенію съ нимъ и невольно выражаетъ желаніе, чтобы Женихъ далъ ей осязательное проявленіе любви — лобзаніе: «да лобзаетъ онъ — говоритъ Невѣста о своемъ Возлюбленномъ, не называя даже его по имени, такъ какъ для любящаго ея сердца предметъ любви слишкомъ извѣстенъ, — меня лобзаніемъ устъ своихъ»! (ст. 1 а).

Половая человѣческая любовь есть взаимное притяженіе двухъ полярныхъ противоположностей. Но подобныя полярныя же противоположности существуютъ и вообще въ царствѣ природы, и въ жизни общественно-политической и въ религіозной; отсюда та страстная любовь и влеченіе къ Жениху, которое имѣетъ Невѣста — въ переносномъ или иносказательномъ смыслѣ можетъ означать: 1) стремленіе земли вообще и Палестинской природы въ частности къ солнцу, какъ источнику тепла, свѣта и жизни; 2) влеченіе страны напр. Палестины къ Царю, какъ нравственному солнцу страны; 3) наконецъ, и главнымъ образомъ, благодатно-таинственное стремленіе человѣчества или Церкви — ветхозавѣтвой и новозавѣтной — къ соединенію съ Богомъ и Христомъ. Въ такомъ случаѣ указанное стремленіе Невѣсты къ соединенію съ Возлюбленнымъ будетъ означать пламенное желаніе членовъ Церкви ветхозавѣтной — пророковъ и воообще праведниковъ — лицезрѣть Самого Христа (сн. Матѳ. XIII, 18-19). Такъ именно объясняется смыслъ словъ: «да лобзаетъ онъ меня» у Оригена — Іеронима: «Смыслъ этихъ словъ таковъ: доколѣ женихъ мой будетъ посылать мнѣ лобзанія чрезъ Моисея, доколѣ онъ будетъ давать мнѣ лобзанія чрезъ пророковъ? Я уже желаю коснуться его собственныхъ устъ: пусть онъ самъ придетъ, пусть самъ снидетъ ко мнѣ» (стр. 140). Что мысль о церкви или обществѣ вѣрующихъ въ его отношеніи къ Богу и Мессіи была ясно сознана уже Давидомъ, видно изъ параллельнаго по содержанію Пѣсни Пѣсней псалма XLIV (евр. 45), предъизображающаго (особено во второй своеи половинѣ, ст. 10-18) благодатно-таинственныя отношенія Христа и Церкви (см. «Толковую Псалтирь» Евѳимія Зигабена, перев. съ греч. Изд. 3-е Кіевъ. 1907 г., стр. 347-363).

Ибо ласки твои лучше вина (1 б). Эти слова и весь ст. 2, какъ затѣмъ и ст. 3, представляютъ обоснованіе высказаннаго Невѣстою страстнаго желанія принять лобзанія отъ своего Возлюбленнаго. Но здѣсь существуетъ разница между еврейскимъ масоретскимъ текстомъ съ одной стороны и греческимъ, Вульгатою, слав. и русск. съ другой. Евр. додеха — ласки твои — въ обращеніи къ мужчинѣ, — какъ требуетъ того и послѣдовательность рѣчи. Однако чтеніе дод — ласка, вѣроятнѣе всего, представляетъ уже намѣренную, тенденціозную корректуру первоначальнаго дад женскія груди, дѣвственные сосцы (ср. Іез. XXIII, 3. 8; Прит. V, 19), какъ и стоитъ въ текстѣ LXX: μαστοί σου, въ Вульгатѣ: ubera tua, славянск.: сосца твоя. Предъ книжниками еврейскими здѣсь стояла трудность едва преодолимая. Сообразно съ общимъ взглядомъ еврейской синагоги на Пѣснь Пѣсней, какъ на изображеніе любви Бога къ общинѣ Израилевой, они должны были видѣть здѣсь обращеніе къ мужчинѣ (Богу), но этому противостояла кажущаяся неумѣстность въ такомъ сочетаніи слова дад; поэтому или измѣняли конкретное дад въ обстрактное дод, или же суффиксъ муж. р. (ха) измѣняли въ суффиксъ ж. р. (х), читая дадайх. Объ этомъ сохранилось прямое свидѣтельство Мишны (тр. Абода Зара, гл. II, § 5).

Но съ точки зрѣнія болѣе широкаго символико-аллегорическаго пониманія идеи книги Пѣснь Пѣсней вполнѣ пріемлемо и принимаемое у LXX, въ Вульгатѣ и славянск. конкретное значеніе, какъ символъ нѣжности любви и обилія благъ, подаваемыхъ Возлюбленнымъ. Сравненіе любви съ виномъ указываетъ на полноту всяческой радости веселія (ср. Псал. CIII, 15).

«Отъ благовонія мастей твоихъ (архим. Макар.: масти твои пріятны для обонянія) имя твое, какъ разлитое мѵро»... (2 а). Слав.: воня мѵра твоего паче всѣхъ ароматъ, мѵро изліянное имя твое. Масти или мѵро, евр. шемен, елей — также символъ радости (Прит. XXI, 17), но чаще радости высшей, подаваемой благодатію (ср. Псал. XLIV, 8-9; Ис. LXI, 3). «Помазаніе елея есть наитіе Святаго Духа. Ибо радостворенъ Святый Духъ» (Евѳим. Зигабенъ, стр. 354). Толкователей затрудняетъ пониманіе евревскаго турак, передаваемаго у LXX: ἐϰϰενωθέν. Vulg. effusum, слав. изліянное, русск. разлитое (мѵро). Не лишено вѣроятія мнѣніе (Раабе, проф. Олесницкаго), по которому корень этого слова надо искать въ санскритскомъ taraka — звѣзда, такъ что имя Возлюбленнаго будетъ совмѣщать въ себѣ все лучшее, что только есть въ мірѣ звѣздъ. «Многіе — читаемъ мы у Оригена — Іеронима, — имѣли ароматы. Царица южная поднесла ароматы Соломону, и многіе другіе обладали ароматами; но какіе бы кто ни имѣлъ ароматы, они не могутъ сравниться съ благовоніями Христа, о которыхъ невѣста нынѣ говоритъ: благовоніе мастей твоихъ лучше всѣхъ ароматовъ. Я думаю, что и Моисей, и Ааронъ, и каждый изъ пророковъ имѣли ароматы. Но если я увижу Христа и почувствую пріятность и благовоніе мастей Его, то тотчасъ выскажу свое мнѣніе словами: благовоніе мастей твоихъ выше всѣхъ ароматовъ. Слова: мѵро изліянное имя твое — пророчественная тайна... Какъ мѵро чрезъ свое изліяніе далеко и широко распространяетъ благоуханіе: такъ распространено и имя Христово. По всей землѣ прославляется Христосъ, во всемъ мірѣ проповѣдуется Господь. Ибо мѵро изліянное имя Его. Теперь вѣдомо имя Моисея, извѣстность котораго прежде ограничивалась только тѣсными предѣлами Іудеи... Но какъ скоро Іисусъ возсіялъ въ мірѣ, Онъ вмѣстѣ съ собою вывелъ изъ неизвѣстности законъ и пророковъ, воистину исполнилось слово: мѵро изліянное имя твое» (стр. 144-145). Сравненіе добраго имени съ благоухающимъ елеемъ и мѵромъ встрѣчается, вѣроятно, не безъ вліянія книги Пѣснь Пѣсней, еще въ Еккл. VII, 1; Ос. XIV, 7-8; Сир. XLIX, 1 (не безъ значенія здѣсь была аллитерація словъ шем имя и шемен, масло, елей). Заключительныя слова ст. 2: «поэтому дѣвицы любятъ тебя» частію выражаютъ выводъ изъ ранѣе сказаннаго о совершенствахъ Жениха, частію образуютъ переходъ отъ монолога Невѣсты къ словамъ хора Іерусалимскихъ женщинъ — вѣроятно, придворныхъ Соломона (ср. ст. 4). Стихъ 3-й, составляющій развитіе и обоснованіе мысли конца ст. 2 представляетъ параллелизмъ послѣднему: страстное стремленіе Невѣсты къ Жениху выражается не только въ жаждѣ его поцѣлуевъ (ст. 1), но и въ дѣятельномъ стремленіи къ тѣснѣйшему соединенію съ нимъ, причемъ свой восторгъ и порывъ любви и влеченія къ Жениху Невѣста выражаетъ и выступающему теперь хору придворныхъ Іерусалимскихъ дѣвицъ. «Когда она просила отца жениха и обращалась непосредственно къ самому жениху, дѣвицъ еще не было. Но во время ея бесѣды съ женихомъ входитъ хоръ дѣвицъ и рекомендуется ему словами невѣсты» (Оригенъ — Іеронимъ, стр. 145-146).

Царь ввелъ меня съ чертоги свои. «Не говоритъ: ввелъ многихъ въ опочивальню свою. Многія остаются внѣ, въ опочивальню входитъ одна только невѣста, чтобы видѣть скрытыя и потаенныя сокровища и возвѣстить отроковицамъ: ввелъ меня царь въ опочивальню свою» [1] (Оригенъ — Іеронимъ, тамъ же). Между тѣмъ отроковицы... по вступленіи невѣсты въ опочивальню жениха и во время разсматриванія ею тамъ богатствъ мужа, пока ожидаютъ пришествія жениха, радостно поютъ: возрадуемся и возвеселимся о тебѣ. Онѣ радуются о совершенствѣ невѣсты. Въ добродѣтеляхъ нѣтъ зависти. Любовь эта чиста, безъ порока... Потомъ указывая на невѣсту, жениху: правота возлюбила тебя. Онѣ хвалятъ невѣсту, давая ей отъ собственныхъ ея добродѣтелей имя правоты» (тамъ же, стр. 147). Конецъ ст. 3, впрочемъ, не одинаково читается въ разныхъ текстахъ LXX, какъ и Оригенъ, — εὐϑύτης ἠγάπησέ σε, слав. правость возлюби тя. Vulg. recti diligund te. Но еврейское мешарим въ выраженіи евр. масор. мешарим агевуха, съ удобствомъ можетъ быть переведено нарѣчіемъ: достойно (русск. синод. перев.) или: по справедливости (архим. Макарій), по аналогіи съ Псал. LVII, 2; LXXIV, 3.

4-7. Замѣчаніе Невѣсты, обращенное къ дщерямъ Іерусалимскимъ: «черна я, но красива, какъ шатры Кидарскіе, какъ завѣсы Соломоновы» (ст. 4) имѣетъ характеръ какъ бы нѣкоего оправданія или объясненія, вызваннаго, быть можетъ, какимъ-либо насмѣшливымъ словомъ кого-нибудь изъ «дщерей Іерусалимскихъ» по поводу непосредственныхъ восторженныхъ изліяній чувствъ Невѣсты и высказаннаго ею нѣкотораго незнакомства съ придворнымъ этикетомъ. Изъ многнхъ чертъ бесѣды и обстановки Невѣсты она выступаетъ провинціалкою, недавно прибывшею въ среду придворныхъ дамъ Соломона. Объясняя свою черноту (ст. 4) или смуглость (ст. 5), Невѣста, во-первыхъ, сравниваетъ ее — въ отношеніи цвѣта — съ черными войлочными (козьей шерсти) шатрами Кидарянъ [2] — народности, происходившей отъ Измаила (Быт. XXV, 13) и частію кочевавшей, частію жившей открытыми поселками между Петрейской Аравіей и Вавилоніей (Ис. LX, 7; Іер. XLIX, 28-29: Onomast. 614); — а въ отношеніи красоты и привлекательности — съ завѣсами или павильонами Соломона (вѣроятно, имѣются въ виду царскія палатки Соломона во время его загороднаго лѣтняго путешествія, — на подобіе палатокъ нынѣшнихъ шейховъ арабскихъ). Причина черноты или смуглости указывается (ст. 5 а) въ дѣйствіи солнца. «Она (Невѣста) прекрасна, и можно даже указать, какъ прекрасна невѣста. Но мы спрашиваемъ, какимъ образомъ она, будучи черна и безъ бѣлизны, прекрасна? Она принесла покаяніе во грѣхахъ, обращеніе дало ей красоту, потому она воспѣвается прекрасною. Но такъ какъ она еще не очистилась отъ всей нечистоты грѣховъ, еще не омыта въ водѣ спасенія, то называется черною; однакоже она не остается навсегда въ черномъ цвѣтѣ. Она дѣлается бѣлою, когда стремится къ большему и отъ низкаго начинаетъ восходить къ высшему, и тогда говорится о ней: кто сія восходящая убѣлена [3] VIII, 5?» (Оригенъ — Іеронимъ, стр. 147).

Подобнымъ же образомъ Мидрашъ противоположность черноты и красоты объясняетъ о многоразличныхъ грѣхопаденіяхъ и возстаніяхъ Израильской общины въ Ветхомъ Завѣтѣ, напр. о противленіи евревъ Богу въ Египтѣ (Іез. XX, 8) и — очищеніи ихъ кровью пасхальнаго агнца и обрѣзаніемъ (Іез. XVI, 9), — о противоположности будней и субботы, простыхъ дней года и дня очищенія, вѣка настоящаго и вѣка будущаго (Der Midrasch Schir-ha-Schirim, übers, v. A. Wünsche, Leipz. 1880, s. 30).

Но противоположеніе Невѣсты-провинціалки «дщерямъ Іерусалимскимъ» позволяетъ видѣть въ первой не только іудейскую Синагогу, но и ту «языческую неплодящую Церковь», которая около времени Соломона обнаружила особенное стремленіе къ религіозному и всякому иному единенію съ Израилемъ (посѣщеніе Соломона Царицею Савскою. 3 Цар. X, 1-9, которая, по мнѣнію блаж. Ѳеодорита, являлась образомъ всѣхъ благонамѣренныхъ и честныхъ язычниковъ оправдавшихся безъ закона по Апостолу Рим. II, 14-15. Блаж. Ѳеодоритъ, Толков. на 3 книгу Царствъ, вопр. 33. См. Толковую Библію, т. II стр. 413), въ виду чего Соломонъ молилъ Іегову, чтобы въ построенномъ имъ храмѣ Богъ благоволилъ принимать молитвы и язычниковъ (3 Цар. VIII, 41-43). «Когда раздается голосъ Спасителя говорящаго: царица южская возстанетъ на судъ съ родомъ симъ и осудитъ его: яко пріиде отъ конецъ земли слышати премудрость Сололомонову и се болѣ Соломона здѣ (Матѳ. XII, 42), то ты будь внимателенъ къ тайнамъ, которыя въ этихъ словахъ предлагаются. Отъ предѣловъ земли приходитъ царица южная, церковь, и осуждаетъ людей рода сего, т. е. Іудеевъ, преданныхъ плоти и крови. Она приходитъ отъ предѣловъ земли послушать мудрости Соломона, не того, который прославляется въ Ветхомъ Завѣтѣ, а того, который въ Евангеліи есть больше Соломона» (Оригенъ — Іеронимъ, стр. 149). Въ такомъ случаѣ противоположность наружнаго безобразія (языческаго быта) и внутренней красоты (душъ лучшихъ язычниковъ) выступаетъ съ особенною рельефностью.

Объясняя, далѣе, почему солнце особенно губительно повліяло на ея наружность, Невѣста указываетъ на то, что «сыны матери» ея (т. е. сводные братья, Лев. XVIII, 9; XX, 11 или даже родные, Быт. XXVII, 29; Втор. XIII, 7) по недоброжелательству дали ей несродное и чуждое занятіе — сторожить чужой виноградникъ, пренебрегая собственнымъ (ст. 5). Только въ концѣ книги Невѣста говоритъ о цѣлости и всецѣлой принадлежности ей ея виноградника (VIII, 12). Исторія дохристіанскаго міра, какъ въ іудействѣ, такъ и въ язычествѣ, изобилуетъ примѣрами того, какъ близкіе по плоти нерѣдко отклоняли истинныхъ чтителей Бога и ревнителей правды Божіей отъ царскаго пути ихъ возвышенныхъ стремленій въ сторону занятій низменныхъ и дѣлъ недостойныхъ. Мидрашъ въ поясненіе словъ: «поставили меня стеречь виноградники»... говоритъ: «сдѣлали меня, говоритъ Моисей, судьей споровъ дочерей Іоѳора, а "моего собственнаго виноградника я не стерегъ", т. е. не имѣлъ возможности принять на себя дѣло моихъ братьевъ въ Египтѣ» (s. 34). Оригенъ изъ даннаго мѣста дѣлаетъ примѣненіе къ начальной исторіи христіанской Церкви: «Посмотри на Павла, гонителя Церкви, и ты поймешь, какимъ образомъ сынъ ея матери враждовалъ противъ нея. Гонители церкви принесли покаяніе, и противники ея, возвратившись опять подъ знамена сестры, проповѣдывали вѣру, которую прежде опровергали» (стр. 150).

Послѣ обращенія къ придворнымъ женщинамъ, Невѣста съ новою силою страсти обращается мыслію и всѣмъ существомъ опять къ Возлюбленному и, несмотря на его отсутствіе, говоритъ къ нему, какъ присутствующему, именно умоляетъ его открыть ей мѣсто, гдѣ онъ пасетъ, гдѣ со стадами отдыхаетъ въ полдень, чтобы ей не быть скиталицею (архим. Макар.: какъ бы «покрытою», что болѣе точно соотвѣтствуетъ значенію евр. ата, ср. Быт. XXXVIII, 4; Лев. XIII, 46 и др.) при стадахъ его товарищей (ст. 6). На это получается не чуждый ироніи отвѣтъ «дщерей Іерусалимскихъ», что, разъ она не освѣдомлена о своемъ возлюбленномъ, то пусть до поры до времени пребываетъ со стадами другихъ пастуховъ (ст. 7). Ясно, что невинная Невѣста наивно почитаетъ Соломона пребывающимъ со стадами, даже пасущимъ ихъ, и именно это даетъ поводъ придворнымъ дамамъ Соломона къ ихъ недружелюбной ироніи. Это очень напоминаетъ обычно недружелюбное отношеніе іудеевъ къ прозелитамъ. Только такіе Богопросвѣщенные мужи, какъ пророки: Илія, Елисей, Іона и др. понимали и осуществляли идею единенія Израиля со всѣмъ остальнымъ человѣчествомъ, по крайней мѣрѣ, съ лучшими представителями его (3 Цар. XVII, 8-23; Лук. IV, 25-26; 4 Цар. V, 1-19 и др.).

8-10. Появившійся внезапно Соломонъ превозноситъ похвалами свою возлюбленную, сравнивая ее, въ отношеніи стройности, красоты, живости, съ конницею Фараона и надѣляя ее всевозможными драгоцѣнностями. «Что это такое: "конямъ моимъ въ колесницахъ Фараоновыхъ я уподобилъ тебя"? Я знаю, что всадникъ сей женихъ, какъ говоритъ пророкъ: "и ѣзда его спасеніе" (Авв. III, 8). Итакъ ты подобна конямъ моимъ въ колесницахъ Фараоновыхъ. Насколько отличаются кони, принадлежащіе Мнѣ, Который есть Господь, и Который потоплялъ въ рѣкахъ Фараона, и начальниковъ его, и всадниковъ его, и коней его, и колесницы его (Исх. гл. XIV), отъ коней Фараона, настолько ты, невѣста, лучше всѣхъ дщерей» (Оригенъ, стр. 153). — Въ ст. 9 (евр. 10) евр. батторим въ подвѣскахъ, LXX (читали: катторим) передаютъ ὡς τρυγόνες, слав. (прекрасны ланиты твои) яко горлицы, Vulg. sicut turturis. Въ эстетическомъ смыслѣ послѣднее чтеніе преимуществуетъ предъ первымъ, хотя параллелизмъ рѣчи говоритъ за масоретское чтеніе. Къ ст. 10 Оригенъ замѣчаетъ: «Послѣ сего женихъ находится на ложѣ, онъ почилъ, какъ левъ, какъ скименъ львовъ уснулъ (Быт. 49, 9), чтобы потомъ услышать: кто возбудитъ его. Между тѣмъ во время сна его являются товарищи жениха — ангелы и утѣшаютъ невѣсту такими словами: мы не можемъ сдѣлать тебѣ золотыхъ украшеній, ибо мы не такъ богаты, какъ женихъ твой, который подарилъ тебѣ золотое ожерелье» (стр. 154).

11-13. Стихъ 11-й сторонники такъ называемой «гипотезы пастуха» понимали, какъ обращеніе Невѣсты не къ Соломону, а къ другому (Эвальдъ, Вайгингеръ и др.) своему возлюбленному — неизвѣстному пастуху, объясняя данный стихъ такъ: пока царь былъ въ отсутствіи (на охотѣ, на войнѣ, въ лагерѣ) и не отягощалъ меня своими ласками, я была счастлива воспоминаніемъ о далекомъ другѣ. Но на самомъ дѣлѣ текстъ говоритъ не объ отсутствіи, а о присутствіи царя Соломона за столомъ своимъ (LXX: ἐν ἀναϰλίσει αὐτοῦ, Vulg. in accubito suo. Слав. на восклоненіи своемъ), вообще у своего домашняго очага. Поэтому въ ст. нужно видѣть рѣчь Невѣсты о любви своей именно къ Соломону, при чемъ эта любовь образно представляется подъ ароматомъ нарда. Нардъ (см. еще П. П. IV, 13-14) — благовонное растеніе въ сѣверной и восточной Индіи изъ семейства валеріановыхъ (Valeriana Nardostachys Iatamansi), изъ котораго приготовлялось сильно благоухающее и весьма цѣнное масло (Іоан. XII, 3 сл.), которымъ на востокѣ помазывались на пирахъ. Въ упоминаніи Невѣсты о благовоніи нарда (ст. 11) Оригенъ и Іеронимъ видятъ типическое изображеніе помазанія тѣла Спасителя Маріею нардовымъ мѵромъ незадолго до страданій (стр. 156-157). Но источникомъ своего благовонія любви Невѣста представляетъ своего Возлюбленнаго, т. е. Соломона, котораго она сравниваетъ съ мирровымъ пучкомъ у грудей ея (ст. 12) и съ кистью кипера, подобною кисти винограда въ садахъ Енгеддскихъ (ст. 13). Мирра (евр. мор) или смирна (греч.) — рѣзко благовонная смола, цвѣта изжелта-бѣлаго и красноватаго, въ жидкомъ и твердомъ видѣ; добывается изъ дерева (Balsamodendron Myrrha Nees), растущаго въ Индіи, Египтѣ и Нубіи, но, быть можетъ, Соломономъ разводившагося и въ своихъ садахъ (ср. П. П. IV, 6. 14; V, 1 сн. Еккл. II, 5). Употреблялась для куреній и умащеній на пирахъ и въ спальняхъ богатыхъ женщинъ (П. П. V, 5; Псал. XLIV, 9; Прит. VII, 17), какъ парфюмерное средство клалась (въ порошкѣ) въ складки платья (Псал. XLIV, 9). Затѣмъ, какъ у египтянъ смирна употреблялась при бальзамированіи, такъ у евреевъ, по крайней мѣрѣ, во время Іисуса Христа, трупы умершихъ умащались смирною. Особенно высокій сортъ смирны у грековъ назывался σταϰτὴ (см. П. П. I, 13 по LXX и слав. ст. 12).

Киперъ (евр. кофер, греч. ϰύπρος) (ср. IV, 13), по-арабски Ал-хенна, — благовонный въ Египтѣ, Персіи, Аравіи, Остъ-Индіи, въ ботаникѣ Lawsonia alba. Цвѣты кипера напоминаютъ грозды виноградной кисти, имѣютъ бѣложелтый цвѣтъ и запахъ, напоминающій запахъ резеды; любимые цвѣты восточной женщины. Изъ высушенныхъ и истолченныхъ лепестковъ приготовляются употребительнѣйшія на древнемъ и новомъ востокѣ румяна женщинъ. Кустарники кипера, вѣроятно, насаждены были Соломономъ въ садахъ Енгедскихъ. Енгадди или Ен-Геди (Нав. XV, 62; Іез. XLII, 10; 1 Цар. XXIV. Onomast. 401), теперь Айн-Джиди, — городъ на юго-востокѣ Палестины, на оазисѣ близъ западнаго берега Мертваго моря (См. «Толковую Библію» т. II, стр. 100 и 285).

14-16. Выраженная Невѣстою (ст. 11-13) нѣжность чувства любви къ Жениху вызываетъ у него (ст. 14) восторгъ отъ созерцанія ея красоты, при чемъ онъ сравниваетъ ее — со стороны ея чистоты, подвижности и привлекательной простоты и невинности — съ голубями (сн. V, 12, ср. «голубица моя» II, 14; V, 2; VI, 9). (По Мидрашу, благочестивые Израильтяне въ посѣщеніяхъ своихъ храма въ праздники и во многихъ другихъ отношеніяхъ уподобляются голубямъ, s. 49-50). Оригенъ говоритъ: «Почему невѣста не говоритъ: "вотъ ты прекрасенъ, ближній мой", а только: "вотъ ты прекрасенъ"? и почему онъ не только говоритъ: "ты прекрасна", но и "ты прекрасна ближняя моя"? Невѣста, если находится далеко отъ жениха, не прекрасна, она дѣлается прекрасною тогда, когда соединяется со Словомъ Божіимъ. И справедливо она теперь поучается отъ жениха тому, чтобы она была вполнѣ близка къ нему и не удалялась отъ его бока» (стр. 160). (Мидрашъ объясняетъ это тѣмъ, что Возлюбленный (Богъ) имѣетъ и другихъ народовь, кромѣ Израиля, а Невѣста — Израиль — только Его одного считаетъ достойнымъ любви s. 51).

Въ ст. 15 Невѣста «слыша о себѣ такія похвалы, взаимно воздаетъ жениху похвалами, своею хвалебною рѣчью не усвояя ему того, чего онъ не имѣетъ, а истинно уразумѣвая и созерцая красоту его» (Оригенъ — Іеронимъ, стр. 161). Именно, восхищенная вниманіемъ къ себѣ царя, Невѣста хвалитъ красоту и любезность его, Возлюбленнаго своего, и зоветъ его, съ цѣлію полнаго наслажденія, на лоно природы, гдѣ ложе — зелень, кровли домовъ изъ кедра и потолки изъ кипариса. «Изслѣдуя, какого свойства эти деревья, и замѣчая, что кедръ — дерево не гніющее, а кипарисъ имѣетъ весьма пріятный запахъ, старайся и ты такъ устроять домъ свой, чтобы и о тебѣ могло быть сказано: кровли домовъ нашихъ — кедры, а потолки наши кипарисы». (Оригенъ — Іеронимъ, стр. 162).

Примѣчанія:
[1] Слав. въ ложницу свою. Но ни еврейское хедер, ни греческое ταμετον не обозначаютъ непремѣнно спальни, а имѣютъ и болѣе общій смыслъ: внутренніе покои (ср. 2 Цар. XIII, 10; IV, 7).
[2] Евр. кедар, какъ и кидрон выражаетъ понятіе темноты, черноты.
[3] «Убѣлена» λελευϰανϑισμένη читаетея въ VIII, 5 только по тексту LXX и славянскому.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0