Русская Библiя
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Русская Библія
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Греческая Библія

Ἡ Παλαιὰ Διαθήκη
-
Ἡ Καινὴ Διαθήκη

Славянская Библія

Ветхій Завѣтъ
-
Новый Завѣтъ

Синодальный переводъ

Исторія перевода
-
Ветхій Завѣтъ
-
Новый Завѣтъ

Переводы съ Масоретскаго

митр. Филарета Дроздова
-
Росс. Библ. Общества
-
прот. Герасима Павскаго
-
архим. Макарія Глухарева
-
С.-Петербургской Д. А.
-
проф. И. П. Максимовича
-
проф. М. С. Гуляева
-
проф. А. А. Олесницкаго
-
Неизвѣстн. перевод.
-
В. Левисона - Д. Хвольсона
-
проф. П. Горскаго-Платонова
-
«Вадима» (В. И. Кельсіева)
-
проф. П. А. Юнгерова
-
Л. І. Мандельштама
-
О. Н. Штейнберга
-
А. Л. Блоштейна

Переводы съ Греческаго LXX

свящ. А. А. Сергіевскаго
-
архіеп. Агаѳангела Соловьева
-
еп. Порфирія Успенскаго
-
проф. П. А. Юнгерова

Переводы Новаго Завѣта

архіеп. Меѳодія Смирнова
-
Росс. Библ. Общества
-
В. А. Жуковскаго
-
К. П. Побѣдоносцева
-
А. С. Хомякова

Апокриѳы

Ветхозавѣтные
-
Новозавѣтные

Библейскія изслѣдованія

Святоотеческія толкованія
-
Изслѣдованія по библеистикѣ
-
Толковая Библія Лопухина
-
Библія и наука

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 17 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ИЗСЛѢДОВАНІЯ ПО БИБЛЕИСТИКѢ

И. С. Якимовъ († 1885 г.)
Объясненіе 5-й гл. книги Судей Израильскихъ.

5-ая глава книги Судей содержитъ въ себѣ, такъ называемую, пѣснь Девворы. Исторія, послужившая поводомъ къ этой пѣсни, излагается въ 4 гл. Именно: по смерти Аода, евреи подпали игу Іавина, царя ханаанскаго. Иго продолжалось 20 лѣтъ. Никто не рѣшался свергнуть его; но вотъ, наконецъ, Деввора возбудила Варака, и онъ одержалъ побѣду надъ врагами и свергнулъ иго. Въ 4, 14 вся эта исторія называется чудомъ, о ней говорится, какъ о дѣлѣ, совершившемся силою Божіею. Что же тутъ чудеснаго? Это объяснено въ пѣсни Девворы. Чудесное здѣсь то, что возстаніе народа для низверженія ига, сверженіе ига, произведено было слабою женщиною. Начало совершено Девворой, конецъ — Іаилью. Первая воздвигла народъ къ возстанію; вторая погубила Сисару, военачальника ханаанскаго.

Пѣснь Девворы замѣчательна, какъ образцовое произведеніе еврейской словесности. Гебраисты согласно хвалятъ высокія поэтическія достоинства языка Девворы. — Подлинность пѣсни также единодушно признается знатоками дѣла, которые доказываютъ ясно и опредѣленно, что это именно та самая пѣснь, какую — по словамъ книги Судей — произнесла Деввора «въ тотъ день».

Пѣснь Девворы состоитъ изъ 3 частей. Первая часть кончается 11 стихомъ; вторая — 21-мъ; третья продолжается до конца главы. Сдѣлаемъ разборъ пѣсни.

Ст. 1. «Въ тотъ день воспѣли Деввора съ Варакомъ…» т. е. только пѣли оба; сочиненіе же пѣсни принадлежало Девворѣ, потому что она говоритъ (ст. 3): «я пою Господу, бряцаю Богу Израилеву», — и въ 7 ст. «пока не востала Деввора, пока не востала я, Деввора».

До ст. 12 развивается та мысль, что совершилось чудное дѣло; и вотъ оно въ чемъ состоитъ: князи стали предводительствовать, а народъ показалъ ревность. Итакъ прославьте Господа! Прославьте потому, что доселѣ никто не хотѣлъ, не смѣлъ самъ по себѣ возстать, а вотъ теперь, благодаря женщинѣ, по голосу Девворы, народъ возсталъ, нашлись и предводители. Доселѣ не было ни правителей, ни царя въ Израилѣ; не было никакого порядка: народъ былъ въ дремотѣ, въ усыпленіи, въ праздности. Начальники занимались болѣе ѣздою на бѣлыхъ ослицахъ, чѣмъ распоряжались по закону (ст. 10).

И вотъ теперь Деввора восклицаетъ въ радости, что прошло это время безначалія; иго свергнуто, насталъ вожделѣнный пиръ. Итакъ, «слушайте же цари и внимайте вельможи, я Господа пою, бряцаю Богу Израилеву» (ст. 3). 4, 1. 2 объясняетъ, чтó это были за «цари», къ которымъ обращается Деввора; это — цари языческіе, и къ нимъ-то восклицаетъ Деввора: «слушайте, — я Господа пою». Странно, что пророчица заставляетъ язычниковъ внимать славословію Господа, какъ чему-то новому и необыкновенному. Повидимому, тутъ ничего нѣтъ особенно замѣчательнаго. Господа (какого бы то ни было) имѣли всѣ язычники. Странно также съ перваго взгляда, когда читаемъ у Исаіи рѣчь ассирійскаго царя Сеннахирима: «всѣхъ боговъ я побѣдилъ: что такое и Господь?». «Если боги всѣхъ народовъ меня не побѣждаютъ, — не побѣдитъ и Господь». Но здѣсь, вмѣсто «Господь» нужно было бы сказать «Іегова»: это было бы лучше. Однако, отчего же сказано не «Іегова», а «Господь»? — Потому что это слово стало каноническимъ, освящено церковнымъ употребленіемъ — въ замѣнъ слова «Іегова». Гдѣ по-еврейски стоитъ Іегова, тамъ у LXX и греческихъ отцовъ стоитъ Κύριος. Но какъ явилось это слово Κύριος? — Лѣтъ за 300 до Р. Хр. между іудеями образовалось убѣжденіе, что имени Іеговы произносить нельзя и что его имѣетъ право произнесть одинъ первосвященникъ, и то однажды въ годъ, въ великій день очищенія. Основаніе такого убѣжденія находили въ худо понимаемой 3 заповѣди, «не пріемли имени Господа Бога твоего всуе». «Кто, — разсуждали тогда іудеи, — можетъ опредѣлить, когда всуе произносится имя Божіе, когда не всуе: лучше же ужъ совсѣмъ не произносить и не писать его». Между тѣмъ и писать и произносить это священное имя необходимо нужно было хотя бы, напр., въ синагогѣ. Какъ же тутъ быть? Евреи придумали на тѣхъ мѣстахъ свящ. книгъ, гдѣ должно было писать имя Божіе, ставить тамъ три буквы йотъ. Но какъ же произносить эти буквы? Рѣшено было при чтеніи вставлять на мѣсто этихъ йотъ такое слово, которое по своему значенію соотвѣтствовало бы величію Существа Божія; и такимъ словомъ признано было и принято въ употребленіе слово «Адонай» — Владыка, Господь. Впослѣдствіи нашли позволительнымъ произносить подлинное имя Божіе; а между тѣмъ оно было уже забыто. Въ такомъ затрудненіи поступили такимъ образомъ: къ тремъ йотамъ поставили тѣ гласныя, какія стоятъ въ словѣ Адонай. Такимъ образомъ явилось Іегова, — слово, которому греческіе переводчики присвоили значеніе имени Адонай. Впрочемъ, по мнѣнію лучшихъ гебраистовъ, подлинное имя Божіе должно произносить «Іагье».

Ст. 6. «Во дни Самгара, сына Анаѳова, пусты были дороги, водившіе по прямымъ путямъ; стали ходить окольными путями». Общественная безопасность нарушалась филистимлянами, такъ что опасно стало ходить по прямымъ дорогамъ и нужно было или сидѣть дома, или ходить околицами.

Ст. 7 и 8. «Не стало сильныхъ въ Израилѣ; ихъ не было, пока не востала Деввора, узнали новыхъ боговъ, которыхъ не знали отцы наши. Война началась у самыхъ воротъ города. Видѣнъ-ли былъ щитъ и копье у сорока тысячь Израиля?» «Новыми богами» называются здѣсь такіе языческіе боги, которыхъ не знали прежніе евреи, также покланявшіеся идоламъ, но не этимъ «новымъ» богамъ. — Относительно щитовъ и копій Деввора не говоритъ, чтобы этихъ вещей не было у израильтянъ; но говоритъ, что они не показывались, — не было со стороны іудеевъ ни защиты, ни нападенія: такъ распространена и сильна была между израильтянами трусость, невнимательность къ пустотѣ и безопасности дорогъ.

«Узнали, выбрали новыхъ боговъ, и вслѣдствіе сего открылась война у самыхъ воротъ города». Вторая половина стиха: по-славявски переведена совершенно иначе, именно такъ: «яко хлѣбъ яченъ». Переводъ LXX, откуда взяты такія слова, неправиленъ и совершенно непонятенъ въ настоящемъ мѣстѣ, вслѣдствіе того, что переводчики читали здѣсь по-еврейски иначе, чѣмъ какъ слѣдуетъ. Еврейскій текстъ, которымъ пользовались LXX толковниковъ, не имѣлъ гласныхъ; гласные знаки поставлены только въ V вѣкѣ по Р. Хр. Въ правильномъ еврейскомъ текстѣ читается это мѣсто такъ: «лахемъ шеаримъ». Лахемъ — война, oppugnatio; по LXX прочитали (поставивъ другіе знаки): лехемъ — хлѣбъ. У нихъ тѣмъ понятнѣе такая ошибка, что лахемъ и лехемъ имѣютъ одинъ корень, который переводится словомъ consumpsit — пожралъ. Это слово можетъ относиться и къ ѣдѣ, и къ войнѣ: говорится —ѣсть хлѣбъ, мечъ пожираетъ, война пожираетъ. Шеаримъ значитъ ворота; безъ гласныхъ знаковъ LXX читали сеара (въ началѣ вмѣсто шинъ — синъ, въ концѣ вмѣсто мемъ — ге, и другія гласныя), а это по-русски значитъ ячмень, по-лат. horridum. Теперь интересно, какъ объясняютъ церковные учители переводъ LXX. Напр. блаженный Ѳеодоритъ такимъ образомъ выражаетъ мысль, будто-бы заключающуюся въ разсматриваемомъ мѣстѣ: «какъ никто не предпочтетъ ячменнаго хлѣба пшеничному, такъ неразумно, безразсудно кланяться идоламъ вмѣсто Бога истиннаго». Учителей и отцовъ церковныхъ нельзя осуждать за такія и подобныя толкованія, хотя эти толкованія и несостоятельны съ научной точки зрѣнія. Они не знали еврейскаго текста, не справлялись съ нимъ, а просто объясняли народу переводъ LXX, стараясь держаться буквальнаго смысла. Они имѣли при этомъ одну добрую цѣль — нравственное назиданіе; и такую задачу свою они выполняли удовлетворительно.

Въ ст. 9-11 описывается новое мирное положеніе дѣлъ въ Израилѣ, за которое онъ долженъ благодарить и прославлять Господа. Въ ст. 6-8 говорилось о худыхъ обстоятельствахъ, въ которыхъ находился Израиль во дни Самгара; а вотъ въ ст. 9 Деввора уже приглашаетъ къ прославленію Іеговы всѣ классы людей отъ высшихъ и до низшихъ. Начинаетъ она съ людей знатныхъ, и именно съ предводителей войска, — «сильніи людей, благословите Господа» (ст. 9). Потомъ обращается вообще къ высшему классу еврейскаго народа: это, во-первыхъ, «ѣздящіи на ослятахъ бѣлыхъ». Такъ какъ совершенно бѣлыхъ ословъ нѣтъ, то здѣсь нужно разумѣть ословъ, имѣющихъ на себѣ, сколько можно, много бѣлыхъ пятенъ. Блаженный Іеронимъ въ своемъ переводѣ назвалъ такихъ ословъ блестящими. На коняхъ израильтяне не ѣздили: Моисей запретилъ имъ это, потому что на коняхъ ѣздили въ Египтѣ, а знакомство съ Египтомъ, подражаніе ему было опасно для нравственности Израиля. И вотъ почему, когда при Іисусѣ Навинѣ евреямъ пришлось захватить у непріятелей нѣсколько коней, онъ велѣлъ подрѣзать жилы этимъ животнымъ, чтобы сдѣлать ихъ негодными къ употребленію. На ослахъ, особенно бѣлыхъ, рѣдкихъ и очень дорогихъ, ѣздили только знатные и богатые. Это видно, напр., изъ Суд. X, 4, гдѣ говорится о 32 сыновьяхъ Іаира, ѣздившихъ на ослахъ. Подобное же говорится о 40 сыновьяхъ и 30 внукахъ Авдона, въ XII, 14. Во вторыхъ, Деввора обращается къ «сидящимъ на коврахъ»: это — богатые купцы, занимавшіеся торговлею съ финикіянами. Наконецъ, обращается къ «ходящимъ по дорогѣ»: это — простой, низшій классъ народа, которому теперь открылась возможность ходить безопасно по городу и за городомъ, тогда какъ доселѣ ходили тайно, кривыми путями, околицами (ст. 6).

Ст. 11. «Среди гласа дѣлящихъ добычу, гдѣ черпаютъ воду». Черпаютъ воду евреи: значитъ, наступила пастушеская, спокойная жизнь. «Тамъ да воспоютъ правду Іеговы». Правду: потому что Богъ праведно, по дѣламъ, предалъ евреевъ, согрѣшившихъ въ руки Сисары; но какъ сей послѣдній самъ много оскорбилъ евреевъ, то Богъ по правдѣ наказалъ и его, сдѣлавъ такимъ образомъ милость Израилю. Итакъ, народъ израильскій прославитъ правду и милость Іеговы, праведныя дѣла Его милосердія.

Въ прошлый разъ мы сдѣлали замѣчаніе о невѣрности греческаго перевода и объяснили эту невѣрность отсутствіемъ гласныхъ знаковъ въ еврейскомъ текстѣ, которымъ пользовались LXX толковниковъ, и принятымъ, вслѣдствіе этого, другимъ чтеніемъ текста. Это первое замѣчаніе, какое должно помнить толкователю Библіи. Теперь кстати сдѣлать другое замѣчаніе. Въ 10 ст., послѣ словъ: «ѣздящіе на бѣлыхъ ослицахъ» въ славянскомъ текстѣ стоитъ еще слово: «въ полудне». Зачѣмъ и откуда это слово? Его нѣтъ въ еврейскомъ текстѣ; да Деввора и не могла сказать такой глупости, что если какому знатному вельможѣ пришлось бы ѣхать на бѣлой ослицѣ не въ полдень, а въ полночь, такъ она, будто бы, не приглашаетъ прославить правду Іеговы. Не могли ли прибавить этого слова греческіе переводчики? На этотъ вопросъ мы прежде всего скажемъ прямо, что мы не имѣемъ подлиннаго списка перевода LXX, и потому не можемъ сказать, такъ-ли мы читаемъ греческую Библію, какъ она вышла изъ-подъ пера александрійскихъ переводчиковъ, — не можемъ отличить въ ней позднѣйшихъ вставокъ отъ первоначальнаго перифраза LXX. Впрочемъ, что касается вставокъ въ родѣ разсматриваемой «въ полудне», то они (какъ, напр. въ Аввак. III, 1) сдѣланы людьми, желающими объяснить дѣло, смыслъ Библіи своими отмѣтками, которыя писались на поляхъ списковъ. Что же хотѣлъ объяснить ученый человѣкъ вставкою слова «въ полудне»? Онъ хотѣлъ или объяснить, какимъ образомъ могутъ быть бѣлые ослы. Мы сказали, что бѣлыхъ ословъ не бываетъ; но ослы могутъ казаться такими при свѣтѣ солнца, въ полдень ясный. На этомъ основаніи блаж. Іеронимъ назвалъ ихъ блестящими. На этомъ же основаніи вставлено и слово «въ полудне»; неизвѣстный ученый хотѣлъ сказать, когда ослы могутъ быть бѣлыми. Или этимъ словомъ хотѣли объяснить, гдѣ брались такіе славные, блистающіе бѣлымъ цвѣтомъ ослы и гдѣ они жили до появленія въ Іудеѣ. Неизвѣстный человѣкъ замѣчаетъ на сторонѣ, что они жили «въ полудне», т. е. на югѣ, въ странѣ къ югу отъ Іудеи, въ Еѳіопіи. Итакъ, вотъ что нужно замѣтить для объясненія различій греческаго и еврейскаго текста, — нужно знать о существованіи объяснительныхъ вставокъ, первоначально сдѣланныхъ на поляхъ манускриптовъ, а потомъ вписанныхъ въ самый текстъ. — Одѣлаемъ теперь же замѣчаніе о томъ, отчего въ славянскомъ текстѣ, въ томъ же 10 ст., стоитъ: «сидящіи на судищи» вмѣсто «сидящіе на коврахъ». Греческіе переводчики невѣрно поняли слово: middin — ковры. Оно происходитъ отъ mid и будетъ множ. число: мы такъ производимъ, оставляя безъ вниманія букву n, явившуюся вслѣдствіе халдейскаго вліянія и допущенную только въ поэтическую рѣчь; правильно-характеристическое окончаніе множ. числа — im. Греческіе переводчики не уразумѣли этого и произвели слово middin отъ mdun — судить; и вышло, такимъ образомъ, судилище.

Съ 12 ст. начинается вторая часть пѣсни и продолжается до ст. 21 включительно.

Ст. 12. «Воспряни, воспряни, Деввора». Эти слова — вовсе не риторическая фраза для обозначенія начала второй части; это — призываніе самой себя къ торжественному прославленію Бога. Послѣ всѣхъ она обращается къ себѣ самой, возбуждая себя къ прославленію Іеговы. Впрочемъ, послѣ всѣхъ ли? Нѣтъ, между сословіями, приглашаемыми Девворою къ славословію Бога, мы не видимъ сословія священниковъ. Почему? — Потому же, почему при жертвоприношеніи Іефѳая не упоминается объ іереѣ. Причина этого умолчанія Девворы заключается въ томъ, что священники въ то время чрезвычайно были унижены, въ нравственномъ отношеніи глубоко пали и отъ нихъ нельзя было ожидать ничего добраго [1].

Во второй части прославляется другое великое дѣло Божіе — пораженіе Сисары.

Ст. 13, 14 и половина 15 говорятъ, какъ ревностно отозвались нѣкоторыя колѣна Израилевы на призывъ Девворы и приняли участіе въ дѣлѣ освобожденія отъ иноплеменнаго ига. Со второй половины 15 ст. до ст. 17 говорится о тѣхъ, которые не показали ни участія, ни безучастія въ войнѣ за свободу, оказались людьми фальшивыми. Въ ст. 17 сказано о колѣнахъ, совершенно хладнокровно отнесшихся къ дѣлу освобожденія отъ ига. — Ст. 14. «Отъ Ефрема шли укрѣпившіеся у Амалика». — Въ долинѣ, которая теперь доставила войско отъ колѣна Ефремова, жили прежде амаликитяне. — «За тобой Веніаминъ, братъ твой». Веніаминъ всегда слѣдовалъ въ своихъ движеніяхъ или Іудѣ или Ефрему, своимъ сосѣдямъ. Такъ поступаетъ онъ и теперь. — «Отъ Махира шли начальники», — изъ западной части области Манассіина колѣна (Михра — сынъ Манассіи). — «И отъ Завулона укрѣпляющіися въ скиптрѣ повѣствованія писменника». Скипетръ, по-евр. schevet — жезлъ, палка. По-славянски переведено возвышенно; слѣдуетъ говорить проще. Съ еврейскаго переводится такъ: «отъ Завулона явились ведущіе народъ палкою вождя», или проще — «предводители». Но что такое далѣе «повѣствованія писменника»? Что это за писменникъ? Sopher, отъ saphar — писать, считать, значитъ письменникъ. Параллельныя, могущія служить къ объясненію этого слова, мѣста есть, напр., въ 4 Цар. XXV, 19. Говорится, что Навуходоносоръ взялъ одного эвнуха — начальника войска, пять мужей, предстоящихъ предъ лицемъ царевымъ и книгочія князя силы, иже строяше люди земли тоя, т. е. главнаго писца въ войскѣ, который записывалъ людей въ войско, — это значитъ главнокомандующій всѣми войсками, нѣчто въ родѣ нашего военнаго министра. Въ 2 Парал. XXVI, 11 говорится, что «бѣ числа войскъ Озіи подъ рукою Іеіила писаря». Итакъ, теперь понятно, что отъ Завулона пришли люди, управляющіе военными людьми чрезъ записываніе и исчисленіе ихъ. По-славянски прибавлено слово «повѣствованія», — что звачитъ свертокъ бумаги, книга, запись. Значитъ вышло-бы: отъ Завулона пришли управляющіе войскомъ чрезъ запись, свитокъ бумаги. Но это слово «повѣствованія», не существующее въ еврейскомъ текстѣ, прибавлено переводчиками только для того, чтобы избѣжать затрудненія, причиненнаго неправильнымъ пониманіемъ слова sopher. Они принимали это слово въ общемъ смыслѣ писца, а не въ техническомъ, частномъ смыслѣ извѣстнаго высокаго сана.

Ст. 15. «Князи Иссахаровы съ Девворою, и Иссахаръ также, какъ Варакъ, бросился въ долину пѣшій». Это вотъ что значитъ: половина колѣна Иссахарова, именно князья, остались съ Девворою и составили совѣтъ, собраніе; а другая половина колѣна Иссахарова — ополченцы, — подобно Вараку, бросились пѣшіе въ битву. Въ греческомъ и славянскомъ переводѣ объ Иссахарѣ воюющемъ нѣтъ рѣчи, ни даже намека: это потому, что LXX переводчикамъ показалось страннымъ, почему не сказано о войскѣ Варака, хотя послѣдній въ еврейскомъ текстѣ не оставленъ безъ упоминанія. — «У племенъ Рувимовыхъ великія совѣщанія». Ст. 16. «Для чего сидишь ты между загонами, слушая голосъ свирѣлей у стадъ?» «У племенъ Рувимовыхъ великія совѣщанія». Рувимъ сидитъ и совѣщается, когда нужны не совѣты, а дѣло. Дважды повторяетъ Деввора съ ироніею, насмѣшливо: «у Рувима великія совѣщанія», — долгія, важныя совѣщанія, занимающія его болѣе, чѣмъ дѣло освобожденія отечества. Дважды повторенная Девворою, эта фраза — ничуть не есть монотонность, тождесловіе, а два оттѣнка мысли, особенно ясные на еврейскомъ языкѣ. Въ первомъ случаѣ стоитъ chikkelev: это значитъ намѣренія, совѣщанія сердца; во второмъ случаѣ стоитъ chikvelev — опредѣленія, постановленія, декреты. Итакъ, выходитъ, что Рувимъ все совѣщался и опредѣлялъ что-то, когда другія колѣна шли на войну и бились съ врагомъ. У Рувимова колѣна было много стадъ: и слушаетъ онъ дома, въ своемъ удѣлѣ, игру пастушескихъ свирѣлей, а не внимаетъ звукамъ военной трубы.

Ст. 17. «Галаадъ продолжаетъ оставаться за Іорданомъ (и къ намъ не приходитъ). И Данъ сидитъ на корабляхъ; Ассиръ живетъ на берегахъ морскихъ и у заливовъ своихъ прохлаждается». Сидятъ эти племена дома, въ своихъ удѣлахъ, и нейдутъ на войну за свободу отечества.

Обратимея теперь къ славянскому тексту. Вторая половина ст. 15 и 16 стихъ читается такъ: «въ раздѣленія Рувимова, велика испытанія сердца. Вскую ми сѣдиши посредѣ Мосфатемовъ» и проч. «Раздѣленія» — по евр. philgoth. Слово это можно понимать и буквально (нѣкоторые переводили словомъ «ручьи»); но лучше понимать метафорически, въ смыслѣ раздѣленія нравственнаго. Подобное раздѣленіе сдѣлалъ Давидъ въ сословіи священниковъ; конечно онъ раздѣлилъ ихъ не физически, а нравственно — на 24 класса (1 Пар. 24 гл.). Такимъ же образомъ и въ отношеніи къ Рувиму говорится о раздѣленіи не какомъ нибудь другомъ, а нравственномъ, о раздѣленіи на классы, на сословія. Итакъ, среди сословій или между сословіями колѣна Рувимова происходятъ великія совѣщанія. — «Вскую сѣдиши ты посреди Мосфатемовъ». Послѣднее слово LXX толковниковъ оставили безъ перевода. По евр. оно происходитъ отъ глагола «шапатъ»; — мишпатъ, мипшетаимъ, означаетъ всякую вещь, образуемую втыканіемъ кольевъ или гвоздей. Двойственное число здѣсь указываетъ на двѣ какія нибудь существенныя стороны предмета. Такою вещью на востокѣ были загоны, ограда изъ плетня, назначенная для скота и раздѣленная на двѣ части, одну для мужескаго, другую для женскаго пола. Греческіе переводчики приняли «мишпетаимъ» за собственное имя, за названіе какого нибудь города: корень этого слова былъ неизвѣстенъ имъ. Оно употреблено въ Библіи только три раза: кромѣ разсматриваемаго мѣста, въ Быт. XLIX, 14 (Иссахаръ... между загонами возлежитъ) и въ Псал. LXVII, 14 (аще поспите посредѣ предѣлъ). А извѣстно, что LXX переводчиковъ переводили не всѣ вмѣстѣ всю Библію, а нѣсколько человѣкъ переводили въ извѣстное время одну книгу или цѣлую часть Библіи; другую книгу или часть переводили другіе въ другое время, лѣтъ чрезъ 50. Поэтому-то вотъ переводчики книги Судей и могли не знать значенія слова, встрѣтившагося и понятаго другими переводчиками въ книгѣ Бытія и Псалмовъ. Итакъ, вотъ еще правило для объясненія невѣрностей перевода LXX; нѣкоторыя слова были неизвѣстны имъ по своему значенію и потому оставлены ими безъ перевода.

Ст. 18. «Завулонънародъ, обрекшій душу свою на смерть, и Нефѳалимъ, обитающій на высотахъ» (рѣшился умереть [2]). Колѣна Завулоново и Нефѳалимово представили 10,000 человѣкъ, (Суд. IV, 10); и это войско пошло противъ 900 желѣзныхъ колесницъ Сисары: развѣ не на смерть оно шло, по соображеніямъ обыкновеннаго разума человѣческаго?..

Вторая часть пѣсни Девворы заключается повѣствованіемъ о самой битвѣ съ Сисарою. Ст. 19-21. Пришли цари и сразились; тогда сразились цари Ханаанскіе въ Ѳанаахѣ, у водъ Магедонскихъ, и ничего не пріобрѣли отъ этого. Съ неба сражались противъ нихъ; звѣзды съ путей своихъ сражались съ Сисарою. Потокъ Кисонъ увлекъ ихъ, потокъ Кедумимъ, ручей Кисонъ. Стремись душа моя, съ силою!» Здѣсь говорится о многихъ ханаанскихъ царяхъ, между тѣмъ какъ въ IV, 2 говорится только объ одномъ царѣ Іавинѣ. Это вообще значитъ, что то былъ грозный врагъ; царь Іавинъ былъ только во главѣ цѣлой коалиціи ханаанскихъ царей, которыхъ, слѣдовательно, надобно представлять только его союзниками. Примѣръ подобной же коалиціи описанъ въ Іис. Нав. XI гл. 1-5 ст. Царь Іавинъ Асорскій призвалъ на помощь себѣ противъ Іисуса Навина множество ханаанскихъ царей. Затѣмъ говорится, что трупы убитыхъ воиновъ Сисары унесъ потокъ Кисонъ, потокъ Кедумимъ. Что значитъ, прежде всего, потокъ Кедумимъ? «Кедумимъ» не собственное имя, а нарицательное. Оно означаетъ или «древній» — въ томъ же смыслѣ, въ какомъ это слово употреблено въ Притч. VIII, 23 (прежде вѣкъ основа Мя, Премудрость); или же это слово означаетъ «битвы», отъ kadam воевать. Итакъ, это нужно перевести: «потокъ древній», или «потокъ битвъ». Но здѣсь не бывало прежде ни одной битвы: слѣдовательно, нужно перевести: «Кисонъ потокъ давній, древній». Затѣмъ слѣдуетъ третья часть пѣсни Девворы: описывается бѣгство Сисары и подвигъ Іаили. Ст. 22. «Топали копыта коней отъ побѣга сильныхъ всадниковъ. Ст. 23. Прокляните городъ Мерозъ (небольшой городокъ, близь Ѳавора, мимо котораго бѣжало войско Сисары, а онъ, этотъ городокъ, не помогъ докончить пораженіе Сисары), — говоритъ Ангелъ Господень, прокляните гражданъ его за то, что они не пришли на помощь ко Господу». Но оставимъ это и обратимся снова къ

Ст. 20. «Съ неба сражались противъ нихъ, звѣзды съ путей своихъ сражались». Прежде всего упомянемъ о неправильномъ мнѣніи одного протестантскаго толкователя, который подъ звѣздами въ настоящемъ мѣстѣ хочетъ разумѣть ангеловъ [3]. Но видѣть здѣсь мысль объ ангелахъ нельзя. Деввора называетъ предметы ихъ собственными именами»: Ангела она прямо и называетъ ангеломъ (23 ст.). Писатель книги Судей ангела называетъ также ангеломъ, а не звѣздою (IV, 8). Оставляя на время рѣчь о звѣздахъ, укажемъ на параллельное ст. 20 мѣсто, на IV, 14, 15, какъ на пособіе къ уразумѣнію разсматриваемаго стиха, «Господь предастъ Сисару въ руки твои... и привелъ Господь въ замѣшательство Сисару». Глаголъ «wajaham», кромѣ настоящаго раза, употребленъ только дважды въ историческихъ книгахъ Ветхаго Завѣта: въ первый разъ о фараонѣ, покрытомъ водою Чермнаго моря; во второй разъ объ Іисусѣ Навинѣ, взявшемъ Гаваонъ (Исх. XIV, 24; I. Нав. X, 10). «Wajaham» значитъ: ужаснулъ, смѣшалъ, повергнулъ каменья, градъ, молнію, дождь. Въ Псал. XVII, 8... есть нѣчто подобное. «И подвижеся и трепетна бысть земля... Взыде дымъ гнѣвомъ Его... И приклони небеса и сниде, и мракъ подъ ногама Его... Отъ облистанія предъ Нимъ облацы проидоша, градъ и угліе огненное. И возгремѣ съ небесе Господь, и Вышній даде гласъ свой. Ниспосла стрѣлы, и разгна я, и молніи умножи, и смяте я. И явишася источницы водніи...». Или въ Псал. CXLIII, 6 читаемъ: «Блесни молнію, и разженеши я: посли стрѣлы твоя, и смятеши я». Все это — описаніе бури. Послѣ этого и становится яснымъ выраженіе: «съ неба сражались противъ войска Сисары». Это значитъ,что произошла буря, какъ внѣшнее явленіе чрезвычайнаго вмѣшательства Божія въ дѣло сраженія. Могли быть каменный градъ, молнія, громъ: однимъ словомъ, была буря, какимъ бы образомъ она ни разразилась. Пусть слово «звѣзды» не сушествуетъ. На землѣ, въ тотъ день, нельзя было ничего ожидать, кромѣ смерти. Можно было ждать чего-нибудь только съ неба. Оттуда и рѣшено было сраженіе, именно бурею. Это — первое. Второе, на землѣ Кисонъ, ничтожный потокъ, мелкій, наполнился водой въ такой степени, что увлекъ своими волнами трупы убитыхъ воиновъ Сисары. Самъ по себѣ, потокъ не сдѣлалъ бы этого; но вслѣдствіе бури онъ разбушевался и унесъ на себѣ мертвыя тѣла воиновъ.

По соображеніи параллельныхъ мѣстъ, мы нашли, что день сраженія Варака съ Сисарою былъ день бурный, — день, подобный дню Гаваонскаго сраженія (Іис. Нав. X, 10. 11).

Нѣкоторый протестантскій толковникъ говоритъ, что сраженіе между Варакомъ и Сисарою происходило ночью, основываясь на томъ, что въ описаніи этого сраженія упоминаются звѣзды. Но въ XV, 8. 14 говорится прямо о днѣ сраженія, а не о ночи. Дѣло понимать нужно такимъ образомъ, что или сраженіе происходило въ продолженіе дня, въ обширномъ смыслѣ или въ продолженіе сутокъ, или же оно происходило днемъ, въ частномъ смыслѣ этого слова. Напрасно толковникъ хочетъ основаться въ своемъ мнѣніи на ст. 20, гдѣ говорится, что «звѣзды сражались съ путей своихъ». Здѣсь говорится о звѣздахъ не въ простомъ смыслѣ; о нихъ говорится, что они сражались съ путей своихъ. Число израильтянъ, вышедшихъ сразиться съ многочисленнымъ непріятелемъ, было очень невелико, и однако-жъ они побѣдили — почему? — Потому что звѣзды сражались съ путей своихъ, сошли съ своихъ естественныхъ орбитъ. Очевидно, что здѣсь рѣчь идетъ о дѣйствіи звѣздъ, произведенномъ внѣ естественнаго ихъ теченія. Звѣздъ не было на небѣ; онѣ сошли съ своихъ орбитъ и сражались на землѣ. Слѣдовательно мысль о ночи здѣсь неумѣстна. Нѣмецкій толковникъ объяснилъ дѣло болѣе оригинально, чѣмъ вѣрно. — Теперь, что же значитъ, что звѣзды сошли съ небесныхъ орбитъ и дѣйствовали на землѣ? — Другой нѣмецкій толковникъ говоритъ, что эта фраза есть только поэтическій оборотъ рѣчи. Но всякій знаетъ, что поэтическіе обороты суть вещи, заключающія въ себѣ недовольно смысла или, по крайней мѣрѣ, не соотвѣтствующія дѣйствительности, заключающія въ себѣ мало правды. И странно приписывать Девворѣ только риторическіе обороты, когда всѣ знатоки дѣла, всѣ толкователи, не исключая и раціоналистовъ, утверждаютъ, что ея рѣчь есть высокое, превосходное созданіе не фантазіи — въ риторическомъ вкусѣ, а произведеніе даровитой писательницы, гоняющейся никакъ не за словами, а за мыслью, за сущностью дѣла, за исторической вѣрностью своей рѣчи. Мы видѣли, что и въ восклицаніи «воспряни, Деввора!» нѣтъ ничего риторическаго, а что это восклицаніе есть ни что иное, какъ полное одушевленія и чувства обращеніе къ себѣ, возбужденіе себя къ тому, чтобы присоединиться къ общей радости сподвижниковъ Варака и воздать хвалу Іеговѣ. Скажемъ прямо и просто: такъ и нужно понимать буквально слова Девворы, что звѣзды сражались съ путей своихъ; такъ дѣйствительно и было. Какимъ же образомъ? Свѣтиламъ небеснымъ издревле приписывали вліяніе на измѣненія атмосферныя. Въ Матѳ. XVI, 2. 3 Іисусъ говоритъ іудеямъ, что они умѣютъ различать и толковать знаменія небесныя. «Вечеру бывшу, глаголетеведро, чермнуется бо небо (ибо небо красно). И утру, днесь зима (ненастье), чермнуетбося дряселуя (багрово) небо». Языкъ небесныхъ свѣтилъ, по мнѣнію древнихъ, понятенъ былъ и животнымъ. У пророка Іереміи, VIII, 7 говорится: «аистъ позналъ на небеси время свое; горлица, журавль и ласточка замѣчаютъ время, когда должны они возвращаться». Итакъ, у древнихъ была мысль объ управленіи землею съ неба звѣздами. Мы не будемъ долго останавливаться на 1 главѣ кн. Бытія, гдѣ говоритъ Моисей: «и сотвори Богъ свѣтила на тверди небеснѣй, владѣти днемъ и нощію» (ст. 18). Скажемъ вообще, что въ древности дѣйствительно было вѣрованіе, что свѣтила небесныя управляютъ землею и событіями на ней. Въ 16 гл. евангелія Матѳея читаемъ, что, по мнѣнію іудеевъ, багряное небо было предзнаменованіемъ хорошей погоды. Мы считаемъ теперь оба явленія эти слѣдствіемъ одной общей, высшей причины. Древніе не постигали этого и признавали знаменія, предвѣщающія то или другое атмосферное состояніе, причинами этихъ явленій. Имъ казалось, что облака, звѣзды, небо управляютъ состояніями погоды. Въ такомъ же смыслѣ говоритъ Богъ у Іова: «знаешь-ли ты законы неба, и ты-ли далъ ему власть на землѣ? Крикнешь-ли ты облакамъ, чтобы они пролили дождь? Кто вложилъ умъ въ тучи? Знаешь-ли, что дана небу власть на землѣ?» (XXXVIII, 33). Итакъ, самимъ св. Писаніемъ засвидѣтельствована мысль объ управленіи земли небомъ. Теперь, когда происходили какія-нибудь великія, необыкновенныя, грозныя явленія природы, то казалось, что — выражаясь языкомъ св. Писанія — небесныя силы, небесныя воинства подвигнулись, или — другими словами — оставили свое мѣсто. Когда, во время сраженія Варака съ Сисарою, произошла буря, помогшая Вараку поразить Сисару, то представлялось, что будто звѣзды подвигнулись съ своихъ путей, оставили свое мѣсто, чтобы сражаться съ Сисарою. По нашему, такъ только казалось и кажется; а древніе убѣждены были, что это происходитъ такъ на самомъ дѣлѣ. Когда Деввора говоритъ, что звѣзды сражались съ путей своихъ, то она употребляетъ не поэтическій оборотъ, но передаетъ народное представленіе и убѣжденіе; она не говоратъ, что такъ казалось, но говоритъ, что это было такъ въ дѣйствительности, на самомъ дѣлѣ.

Теперь покажемъ, какъ историческое преданіе изъясняло слова Девворы о звѣздахъ. Чѣмъ древнѣе объясненіе, тѣмъ проще. Іосифъ Флавій, передавая преданіе о битвѣ между Варакомъ и Сисарою, говоритъ, что то былъ бурный день. Вѣтеръ дулъ въ спину Израиля и гналъ его на непріятеля, а хананейскому войску дулъ въ лицо, слѣпилъ его и лишалъ возможности владѣть оружіемъ. Талмудисты объясняютъ дѣло, съ обычнымъ произволомъ и фантазіями. Одни изъ нихъ говорятъ: «звѣзды такъ раскалились и раскалили землю, что копыта коней Сисариныхъ (V, 22) отваливались, лошади не могли ходить, и Сисара не могъ сражаться». Другіе талмудисты, противополагаютъ такому объясненію другое, не менѣе фантастическое. «Хананеямъ, — говорятъ они, — стало такъ жарко отъ звѣздъ, что въ доспѣхахъ своихъ они кидались въ потокъ Кисонъ, и этотъ послѣдній уносилъ ихъ». — Число войска Сисары Филонъ опредѣляетъ въ милліонъ безъ 3,000, а войско Варака въ 10,000. Іосифъ Флавій считаетъ 250,000 воиновъ у Сисары.

Обратимся къ IV, 8. По переводу съ еврейскаго читается этотъ стихъ такъ: «если ты (Деввора) пойдешь,и я пойду, а ты не пойдешь, и я не пойду». Въ греческомъ переводѣ, а оттуда и въ славянскомъ, послѣ этихъ словъ сдѣлана слѣдующая прибавка: «яко не вѣмъ дне, въ оньже благоустроитъ Господь Ангела со мною». Это — не позднѣйшая вставка, а дѣйствительно прибавленіе самихъ переводчиковъ, и оно сдѣлано вполнѣ умѣстно и обнаруживаетъ глубокое знаніе дѣла, полное пониманіе смысла священнаго текста. Вотъ въ чемъ дѣло. Варакъ, по изображенію самаго Священнаго Писанія, былъ человѣкъ разумный и вѣрующій. Онъ, какъ говорится въ ст. 14, не усомнился пойти пѣшимъ, во главѣ 10,000 человѣкъ, противъ 900 колесницъ Сисары. Апостолъ Павелъ не знаетъ, какъ похвалить, — говоритъ, что не достанетъ времени на то, чтобы по достоинству похвалить вѣру Варака (Евр. XI, 32). Пророкъ Самуилъ въ 1 Цар. XII, 11, съ похвалою говоритъ о Варакѣ и его дѣлѣ. Теперь, вдругъ мы читаемъ слѣдующую рѣчь этого Варака, обращенную къ Девворѣ: «если ты пойдешь (на войну), и я пойду; а не пойдешь ты, и я не пойду». Чтó это значитъ? Неужели онъ труситъ, неужели не имѣетъ вѣры въ Бога, сомнѣвается въ Его помощи, не надѣется на успѣхъ? Какъ примирить это съ похвалами апостола Павла и Самуила? LXX переводчиковъ дѣлаютъ извѣстную прибавку, именно, съ цѣлію объяснить это кажущееся противорѣчіе. Они даютъ понять, что Варакъ вполнѣ вѣритъ и надѣется на Бога; но онъ не смѣетъ думать, чтобы онъ самъ былъ достоинъ благоволенія Божія, чтобы онъ былъ способенъ стать орудіемъ великаго дѣла Божія. Онъ не находитъ въ умѣ и волѣ своей такой твердой точки, опираясь на которую Іегова сотворилъ бы чудо. Его сомнѣніе происходитъ не отъ невѣрія, а отъ незнанія себя, отъ недостатка увѣренности въ себѣ. Онъ какъ бы такъ говоритъ: «я вѣрую, и иду за тобой, Деввора, но я не знаю, когда это нужно. Я знаю, что буду имѣть побѣду; но я опасаюсь, что буду не въ состояніи уловить моментъ, въ который долженъ буду приложить свою силу. Я имѣю храбрость, но не имѣю ума, духа божественнаго, потребнаго для того, чтобы употребить ее съ пользою». И вотъ, какъ бы въ отвѣтъ на такія недоумѣнія, Деввора говоритъ ему потомъ: «востань, Варакъ; потому что нынѣ день, въ который Господь предастъ Сисару въ руку твою, ибо Господь изыдетъ предъ тобою» (IV, 14).

Замѣтимъ нѣчто объ ангелѣ Господнемъ, о которомъ говорится въ IV, 8 и V, 23. Кто этотъ ангелъ Іеговы? — Это — ангелъ, поставленный Богомъ для того, чтобы постоянно руководить народъ еврейскій. О немъ говоритъ Іегова народу еврейскому: «се Азъ послю Ангела Моего предъ лицемъ твоимъ, да сохранитъ тя на пути, яко да введетъ тя въ землю, юже уготовахъ тебѣ. Вонми себѣ и послушай его…» (Исх. XXIII, 20. 21). По обѣтованію Божію, онъ долженъ быть хранителемъ евреевъ. Это есть Сынъ Божій: «имя Мое есть на Немъ», — говоритъ Іегова (Исх. XXIII, 21). Этотъ ангелъ являлся евреямъ, чтобы сказать, что какъ ни славны они и ихъ предводители, но только онъ одинъ и можетъ сохранять и дѣлать ихъ истинно счастливыми. По смерти Моисея, онъ являлся только людямъ особенно достойнымъ и въ особенно важныхъ случаяхъ. Такъ, напр., онъ является Іисусу Навину при Іерихонѣ. По смерти Іисуса Навина, въ первый періодъ судей, онъ же является обличителемъ Израиля при Бохимѣ. Не смотря на его заботы объ израильтянахъ, они постоянно уклоняются на путь порока, и вотъ, говоритъ ангелъ, я оставляю васъ и не буду сохранять васъ отъ народовъ, которые будутъ для васъ терніемъ и соблазномъ (Суд. II, 1-6). Періодъ такъ называемыхъ судей былъ тяжелымъ временемъ для народа еврейскаго, временемъ внутреннихъ раздоровъ и междоусобій и частыхъ порабощеній внѣшнимъ врагамъ; то они освобождаются отъ этихъ послѣднихъ, то снова подпадаютъ подъ ихъ иго. Конечно, причина всего этого заключалась отчасти въ идолопоклонствѣ, въ уклоненіи отъ истиннаго Бога; но главнымъ образомъ всѣ эти несчастія происходили отъ того, что евреевъ въ это время оставилъ ангелъ руководитель и хранитель ихъ. Тогда этотъ ангелъ Іеговы очень рѣдко являлся судьямъ или имъ подобнымъ лицамъ; и въ первый разъ послѣ событія при Бохимѣ объ ангелѣ упоминаетъ именно Деввора въ V, 23. «Прокляните Мерозъ, сказалъ мнѣ Ангелъ Іеговы», — говоритъ Деввора. Понятно, что когда ангелъ Іеговы явился снова покровителемъ евреевъ, то онъ опять будетъ руководить всею жизнію ихъ. И вотъ, разсуждая о предстоящемъ днѣ сраженія, Варакъ, самъ не знающій этого ангела, недоумѣваетъ, какъ одержать ему побѣду съ тѣми силами, которыми онъ располагаетъ. Онъ вѣруетъ, онъ убѣжденъ, что эти силы ничтожны, если не будетъ съ ними покровительства и помощи Божія ангела. Поэтому-то онъ и зоветъ съ собою въ походъ Деввору, женщину вдохновленную этимъ ангеломъ, въ томъ убѣжденіи, что только присутствіе на сраженіи лица, получающаго внушенія отъ ангела, можетъ даровать Израилю побѣду. — Итакъ, на вставку, которой нѣтъ въ еврейской Библіи и которую находимъ только въ греческой и славянской Библіи, нужно смотрѣть не какъ на утратившееся въ еврейской Библіи мѣсто, а какъ на приписку LXX переводчиковъ, сдѣланную для объясненія дѣла и основанную на древнѣйшемъ преданіи. Значитъ, при переводѣ на русскій языкъ, эту вставку и подобныя ей нужно оставить въ текстѣ, только поставить въ скобкахъ — въ знакъ того, что этого нѣтъ въ подлинномъ еврейскомъ текстѣ.

Въ V, 24-26. Деввора восхваляетъ Іаиль, убившую Сисару. Разсматривая книгу Судей, мы встрѣчаемъ въ ней вообще особенное уваженіе къ женщинамъ. Такъ, не смотря на то, что между сословіями, которыя приглашаетъ Деввора къ славословію Іеговы, не упомянуты священники, — въ той же пѣсни Девворы восхваляется Іаиль; упоминается и выставляется въ хорошемъ свѣтѣ дочь Іефѳая. Особенно хорошо обрисована въ книгѣ Судей жена Маное, мать Сампсона. Она выставляется какъ ревностная исполнительница закона и равная мужу по добродѣтели, а по уму даже превосходящая его. Это вотъ откуда видно. Сампсонъ, желая жениться на филистимлянкѣ, просилъ позволенія у отца и матери и не получилъ согласія. Потомъ онъ обращается съ вторичною просьбою уже къ одному отцу своему, не смѣя и подумать, что мать уступитъ его беззаконному желанію, и надѣясь, что отецъ скорѣе разрѣшитъ ему вступленіе въ бракъ, недозволенный закономъ. Это о благочестіи и ревности жены Маное. А вотъ о ея умѣ. Предъ рожденіемъ Сампсона ангелъ явился женѣ Маное и сказалъ, что имѣющій родиться отъ нея сынъ долженъ быть назореемъ и что онъ избавитъ евреевъ отъ ига филистимлянъ. Ангелъ считаетъ достойною своего явленія и откровенія жену Маное, а не его самого. Жена, съ своей стороны, показала благоразуміе, передавая своему мужу рѣчь ангела; она умолчала при этомъ объ освобожденіи Сампсономъ своего отечества, — не выдала политической тайны и поступила совершенно основательно. Еще: когда, вмѣстѣ съ мужемъ, она принесла жертву Богу и явившагося имъ ангела не стало предъ ними, то Маной испугался, думая, что если имъ явился Богъ, то они должны непремѣнно умереть. Жена отвѣчаетъ на такія опасенія мужа такимъ образомъ: «почему должны мы умереть? Нѣтъ, если бы Богъ хотѣлъ умертвить насъ, то Онъ, конечно, не принялъ бы и жертвы нашей»: — здравое разсужденіе! (Исторія эта описывается въ гл. XIII и XIV книги Судей). Говоря все это, мы нисколько не желаемъ издѣваться надъ Маноемъ или унижать его: по изображенію книги Судей, онъ все же былъ человѣкъ благочестивый. Но въ народѣ еврейскомъ, въ позднѣйшее время, распространилось неуваженіе и пренебреженіе этимъ человѣкомъ. Въ Талмудѣ особенно обнаружилось такое отношеніе къ Маною. Вотъ два примѣра: 1) Въ Суд. XIII, 11 говорится, что Маной шелъ позади жены своей. Раввины-талмудисты пишутъ, по поводу этой исторіи, такое правило: «если случится мужу съ женою переходить чрезъ рѣку по узкому мосту и мужъ будетъ позади жены, то онъ долженъ столкнуть ее въ рѣку, а не уступать первенства». 2) Другой раввинъ говоритъ: «лучше я пойду позади льва, чѣмъ позади своей жены; пойдетъ позади жены только Маной...»

Скажемъ нѣчто о подлинности пѣсни Деворы. Эта подлинность доказывается — 1) особенностями языка Девворы. Она говоритъ не чистымъ еврейскимъ языкомъ. Извѣстно, что нѣкоторыя колѣна говорили различными діалектами (шибболетъ и сибболетъ…). Деввора говоритъ именно нарѣчіемъ Ефремовой горы. Она жила въ колѣнѣ Ефремовомъ. Кто знаетъ по-еврейеки, тотъ пойметъ, что въ словахъ: «пока не востала я, Деввора», — чтеніе иное, чѣмъ настоящее еврейское. 2) Лирическимъ характеромъ пѣсни и указаніемъ Девворы на себя, какъ на дѣйствующее лицо воспѣваемаго ею дѣла. Это свидѣтельствуетъ, что пѣснь написана современно самому событію. Трудно допустить, чтобы позднѣйшее лицо, взявшись написать эту пѣснь, пришелъ въ такое одушевленіе, чтобы прославлялъ прежде всего Іегову, чтобы могъ изобразить характеръ народа такъ отчетливо, показать черты характера нѣкоторыхъ колѣнъ такъ живо и мѣтко. Прославляя Іегову, Деввора говоритъ, что нѣтъ царя у Израиля; жалуется, что идолопоклонство и пороки такъ развиваются между израильтянами, что новое поколѣніе превзошло старыя поколѣнія въ этомъ отношеніи; и вотъ гдѣ причина, почему война стала происходить уже у самыхъ воротъ города. Далѣе, прекрасно выставлены у Девворы отношенія различныхъ колѣнъ къ дѣлу освобожденія отечества, — это участіе и ревность однихъ и холодность другихъ — эти раздоры и разладъ, начавшіеся теперь между различными колѣнами и имѣвшіе извѣстный печальный исходъ. Говоримъ, что изобразить это событіе такъ живо и подробно не могъ человѣкъ, жившій въ позднѣйшее время. 3) Подлинность пѣсни Девворы доказывается тѣмъ, что эта пѣснь, при всей своей исторической вѣрности, содержитъ въ себѣ такія частности, которыхъ нѣтъ въ книгѣ Судей и которыхъ никоимъ образомъ не могъ бы знать позднѣйшій писатель. «Не стало сильныхъ въ Израилѣ, пока не востала я, Деввора». Даже Варакъ требуетъ поддержки... Характеристика времени рѣзкая! Замѣтимъ далѣе частности, которыми оттѣняетъ Деввора дѣятельность колѣнъ во время приготовленія къ войнѣ. Эти оттѣнки исторически вполнѣ вѣрны, но въ книгѣ Судей, они не намѣчены нигдѣ, кромѣ пѣсни Девворы. Упомянуты въ ней, въ этой пѣсни, два колѣна Завулоново и Нефѳалимово, какъ болѣе другихъ страдавшіе отъ врага и участвовавшіе въ войнѣ съ нимъ. Изъ другихъ колѣнъ Деввора прежде всего говоритъ о Ефремовомъ, и это естественно; она сама принадлежала къ этому колѣну. За Ефремомъ (отъ Ѳавора) жилъ Веніаминъ; онъ и упомянутъ у ней вторымъ: какъ шли колѣна съ юга на сѣверъ, въ такомъ порядкѣ они и перечисляются. Наконецъ, она говоритъ не о всемъ колѣнѣ Ефремовомъ, а о той, храбрѣйшей его части, которая жила въ участкѣ, отнятомъ у амаликитянъ. Особенно этого послѣдняго обстоятельства не могъ сказать писатель позднѣйшаго времени: онъ не захотѣлъ бы унизить ту часть колѣна Ефремова, откуда происходила Деввора; эта часть не приняла участія въ войнѣ. И между тѣмъ Деввора безпристрастно говоритъ обо всемъ, чтó и какъ было. Въ 28 ст. Деввора говоритъ, что по убитомъ Сисарѣ мать его плакала и рыдала. Это замѣчательно. Вездѣ по героямъ плачутъ или жены, или дѣти, — матери нѣтъ. Позднѣйшій писатель говорилъ бы не о матери плачущей о Сисарѣ, а о его женѣ и дѣтяхъ. Не такъ поступаетъ Деввора: она знаетъ, что у Сисары не было ни жены ни дѣтей, а была одна мать. Наконецъ, вотъ еще мелочь. Въ ст. 25 говорится, что Сисара просилъ у Іаили пить воды, а она подала ему хорошаго молока въ чашѣ вельможеской.

Примѣчанія:
[1] Въ 17 и 18 гл. книги Судей описывается фактъ, хорошо свидѣтельствующій о корыстолюбіи и надувательствѣ тогдашнихъ священниковъ іудейскихъ.
[2] Изъ двѣнадцати колѣнъ Израиля не упоминается здѣсь объ Іудѣ, который, какъ южный обитатель Палестины, не могъ принять участія въ войнѣ, происходившей на крайнемъ сѣверѣ; — и о Симеонѣ, постоянномъ спутникѣ Іуды во всѣхъ дѣйствіяхъ.
[3] Этотъ толкователь говоритъ между прочимъ: «мы, съ нашимъ полувѣріемъ, боимся слова «небо» и боимся при этомъ словѣ помыслить о Богѣ. У насъ не можетъ родиться мысли объ ангелахъ при словѣ «звѣзды». Вообще наше ученіе объ ангелахъ нужно пересмотрѣть…»

Источникъ: И. С. Якимовъ. Объясненіе 5-й гл. книги Судей Израильскихъ. // «Христiанское чтенiе», издаваемое при Санктпетербургской Духовной Академiи. — СПб.: Типографiя Ѳ. Елеонскаго и К°. — 1889. — Часть II. — С. 259-279.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0