Русская Библiя
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Русская Библія
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Греческая Библія

Ἡ Παλαιὰ Διαθήκη
-
Ἡ Καινὴ Διαθήκη

Славянская Библія

Ветхій Завѣтъ
-
Новый Завѣтъ

Синодальный переводъ

Исторія перевода
-
Ветхій Завѣтъ
-
Новый Завѣтъ

Переводы съ Масоретскаго

митр. Филарета Дроздова
-
Росс. Библ. Общества
-
прот. Герасима Павскаго
-
архим. Макарія Глухарева
-
С.-Петербургской Д. А.
-
проф. И. П. Максимовича
-
проф. М. С. Гуляева
-
проф. А. А. Олесницкаго
-
Неизвѣстн. перевод.
-
В. Левисона - Д. Хвольсона
-
проф. П. Горскаго-Платонова
-
«Вадима» (В. И. Кельсіева)
-
проф. П. А. Юнгерова
-
Л. І. Мандельштама
-
О. Н. Штейнберга
-
А. Л. Блоштейна

Переводы съ Греческаго LXX

свящ. А. А. Сергіевскаго
-
архіеп. Агаѳангела Соловьева
-
еп. Порфирія Успенскаго
-
проф. П. А. Юнгерова

Переводы Новаго Завѣта

архіеп. Меѳодія Смирнова
-
Росс. Библ. Общества
-
В. А. Жуковскаго
-
К. П. Побѣдоносцева
-
А. С. Хомякова

Апокриѳы

Ветхозавѣтные
-
Новозавѣтные

Библейскія изслѣдованія

Святоотеческія толкованія
-
Изслѣдованія по библеистикѣ
-
Толковая Библія Лопухина
-
Библія и наука

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 17 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ИЗСЛѢДОВАНІЯ ПО БИБЛЕИСТИКѢ

Олесницкій Акимъ Алексѣевичъ († 1907 г.)

Олесницкій Акимъ Алексѣевичъ (1842-1907), русскій православный библеистъ, изслѣдователь Ветхаго Завѣта. Родился на Волыни въ семьѣ протоіерея; окончилъ КДА (1867), гдѣ былъ оставленъ преподавателемъ еврейскаго языка и библейской археологіи. Въ 1868 г. получилъ степень магистра за рукописный трудъ о И. Кантѣ. Въ 1873 г. Олесницкій направленъ въ Палестину для изученія ея древнихъ памятниковъ. Впослѣдствіи онъ посѣщалъ Святую Землю неоднократно (1886, 1889, 1891) и сталъ фактически первымъ русскимъ спеціалистомъ по библейской археологіи въ ея новомъ пониманіи. Результатомъ его первой научной поѣздки явился трудъ «Святая Земля, т. 1: Іерусалимъ и его древніе памятники. т. 2: Другія замѣчательныя по древнимъ памятникамъ мѣста Іудеи» (Кіевъ, 1875-1878), за которую онъ получилъ званіе доктора богословія. Акимъ Алексѣевичъ внесъ значительный вкладъ въ изученіе ветхозавѣтной поэтики, оставилъ подробное описаніе мегалитическихъ памятниковъ Палестины, предложилъ свою реконструкцію Іерусалимскаго храма. Онъ также перевелъ книги пророковъ Исаіи, Іереміи, Іезекіиля и Даніила (ТКДА, 1865-1873). далѣе>>

Сочиненія

А. А. Олесницкій († 1907 г.)
Тенденціозныя корректуры іудейскихъ книжниковъ (соферимовъ) въ чтеніи Ветхаго Завѣта.

Книги Ветхаго Завѣта, подобно всѣмъ письменнымъ памятникамъ древности, распространялись и переходили изъ рода въ родъ путемъ копированій и списываній. Хотя при этомъ соблюдалось величайшее вниманіе, чтобы, какъ говоритъ Іосифъ Флавій (противъ Аппіона 1, 8), ничего въ священныхъ книгахъ ни прибавить, ни убавить, ни перемѣнить, тѣмъ не менѣе и онѣ не могли не раздѣлить общей судьбы всѣхъ древнихъ книгъ, не обнаружить нѣкоторыхъ поврежденій, занесенныхъ въ текстъ переписчиками въ теченіи длиннаго ряда вѣковъ и еще болѣе длиннаго ряда копій одна другую смѣнявшихъ и одна изъ другой выходившихъ. И могло ли быть иначе, если даже въ настоящее время, при распространеніи книгъ путемъ печати, рѣдко обходятся безъ корректурныхъ ошибокъ, часто весьма чувствительно измѣняющихъ текстъ?

Въ противоположность этому простому положенію, нѣкоторые іудейскіе и католическіе писатели предполагаютъ идеальную исторію библейскаго текста, идеальное нигдѣ болѣе не повторяющееся обращеніе съ текстомъ, состоявшее въ непрерывной передачѣ изъ поколѣнія въ поколѣніе установленнаго Ездрою текста свящ. книгъ въ идеальной точности, исключавшей самомалѣйшія отступленія или измѣненія со стороны переписчиковъ, не смотря на то, что послѣдніе переписывали свящ. книги часто не для общественнаго употребленія а для своего домашняго, не квадратами а скорописью или курсивымъ письмомъ и, слѣдовательно, могли даже не опасаться упрековъ за нѣкоторыя ошибки, — не смотря на то, что переписчиками часто были лица принадлежавшія къ различнымъ партіямъ, опиравшимся на такое или иное толкованіе текста, и, слѣдовательно, не чуждыя искушенію внести въ свои копіи нѣкоторую долю личнаго пониманія. Если могло быть какое либо измѣненіе въ чтеніи нѣкоторыхъ св. книгъ, говорятъ изслѣдователи, то оно сдѣлано за предѣлами Палестины, напр. въ Александріи, гдѣ дѣйствительно было нѣсколько свободное отношеніе къ тексту, какъ показываетъ сдѣланный тамъ греческій переводъ библіи. Что же касается палестинскихъ переписчиковъ, то они проходили такую строгую школу, приготовительную къ ихъ профессіи, что лишались даже физической возможности давать не точныя копіи съ корректурными ошибками. Болѣе того, новѣйшіе іудейскіе писатели переносятъ на своихъ древнихъ переписчиковъ нѣкоторый родъ божественнаго смотрѣнія, удерживавшаго ихъ отъ намѣренныхъ или не намѣренныхъ уклоненій, подобно тому какъ византійскія сказанія ищутъ такого же сверхъестественнаго огражденія для списковъ древняго греческаго перевода. Само собою понятно, что, при такихъ взглядахъ, исторія ветхозавѣтнаго текста оставалась не разъясненною и время отъ Ездры до масоретовъ какъ бы не существовавшимъ для нея.

Не отказывая въ уваженіи тѣмъ побужденіямъ, которыя руководили представителями такого взгляда, не можемъ не замѣтить, что высказывать его можно только отводя глаза отъ нынѣшняго еврейскаго текста. Предполагая, что еврейскій текстъ библіи никогда не терпѣлъ никакихъ стороннихъ прираженій, толкователи забываютъ, что текстъ этотъ самъ указываетъ читателю свою древнюю судьбу не всегда благопріятную, что, какъ выражается блаженный Іеронимъ, онъ самъ показываетъ тѣ раны, которыя ему были нанесены въ теченіе вѣковъ то небрежными и неумѣлыми, то разномыслящими и разновѣрящими переписчиками. Въ каждой библейской книгѣ при textus receptus стоятъ разные варіанты и такъ называемыя масоретскія корректуры, исправляющія тѣ мѣста, которыя когда либо случайно или намѣренно были измѣнены. Чтобы эти корректуры могли образоваться, нужно допустить, что между древними переписчиками находились и такіе, которые относились къ дѣлу не съ тѣмъ не уклоннымъ вниманіемъ, какого требовала отъ нихъ священная важность книгъ, вслѣдствіе чего различные списки часто разнились между собою, такъ что, по свидѣтельству талмуда, приходилось обращаться къ преданію за разъясненіемъ какому изъ манускриптовъ въ данномъ случаѣ нужно было отдать предпочтеніе. Всѣ труды масоретовъ, имѣвшіе задачею установить правильное однообразіе въ чтеніи ветхаго завѣта, заставляютъ предполагать, что имъ предшествовалъ болѣе или менѣе значительный періодъ уклоненій, смущавшихъ представителей синагоги, которая наконецъ должна была прибѣгнуть къ чрезвычайнымъ средствамъ, чтобы возстановить чистоту библейской буквы, подобно тому какъ такой же періодъ уклоненій предшествовалъ установленію однообразнаго чтенія и въ исторіи новозавѣтнаго текста. И высшая побѣда слова Божія надъ ухищреніями человѣческаго разума состоитъ въ томъ, что оно оставаясь открытымъ для самыхъ разнообразныхъ толкованій, не омрачилось отъ внѣшнихъ прираженій, въ которыхъ обнаруживалась всегда только слабость человѣческаго духа затруднявшагося обнять слово Божіе во всей его широтѣ, высотѣ и глубинѣ.

Положительными доказательствами наклонности іудеевъ періода соферимовъ (учителей закона въ первые вѣка до и по Рождества Христова) и талмудистовъ къ измѣненію текста, служатъ писанія отцовъ церкви, начиная съ Іустина мученика; почти вся полемика христіанъ съ іудеями выходила изъ того положенія, что мѣста ветхаго завѣта, говорящія противъ заблужденій и суевѣрій іудеевъ, извращены послѣдними. Чтобы не повторять всѣхъ этихъ свидѣтельствъ, ограничимся указаніемъ на одно частное свидѣтельство бл. Іеронима, стоявшаго ближе чѣмъ кто либо другой изъ христіанскихъ учителей къ традиціямъ соферимовъ. Обративъ вниманіе на то, что во Втор. 27, 26 по самаританскому тексту и по LXX читается: «проклятъ всякъ человѣкъ, который не пребудетъ во всѣхъ словахъ закона сего», между тѣмъ какъ въ еврейскомъ текстѣ читается: «проклятъ человѣкъ, который не пребудетъ въ словахъ закона сего», безъ прибавленія всякъ и всѣхъ, Іеронимъ замѣчаетъ: Qol tulerunt Iudaei ne viderentur esse sub maledicto si non possent omnia complere, quae scripta sunt, т. е. «слово весь іудеи нарочито выбросили изъ текста, чтобы не казалось, что они сами состоятъ подъ проклятіемъ, потому что всей широты закона сами они не могутъ исполнять». (Коммент. къ Галат. III, 10). Если такъ говоритъ блаж. Іеронимъ, съ довѣріемъ относившійся къ преданіямъ синагоги, то другіе современные ему христіане не находили въ еврейской библіи ничего вѣрнаго (прот. Руфин. кн. 2, 25). Талмудическія преданія съ своей стороны даютъ много указаній на колебанія іудейскихъ учителей въ чтеніи нѣкоторыхъ мѣстъ, а также на развившееся въ то время стремленіе къ улучшенію и исправленію текста, сущность котораго состояла въ одномъ внѣшнемъ критическомъ моментѣ: то чтеніе болѣе вѣрно, которое встрѣчается въ большемъ количествѣ экземпляровъ текста. Вотъ одно изъ замѣчательныхъ мѣстъ талмуда относящихся сюда (Іерус. Таанитъ 68, 1): «три экземпляра Пятокнижія находились въ притворѣ храма (гдѣ лежали книги употреблявшіяся при богослуженіи), и каждый изъ нихъ имѣлъ нѣчто такое, чего другіе не имѣли. Именно, въ одномъ экземплярѣ (назовемъ его A) во Втор. 33, 27 стояло маонъ (מעין), тогда какъ въ двухъ другихъ экземплярахъ (назовемъ ихъ B и C) на этомъ мѣстѣ стояло меона (מעונה). Это послѣднее чтеніе, такъ какъ въ немъ были согласны два списка, принималось, а первое, засвидѣтельствованное только однимъ спискомъ, отвергалось. Въ другомъ изъ указанныхъ экземпляровъ храмоваго употребленія (B) въ Исх. 24, 5 стояло заатутэ (זעטוטי), тогда какъ въ двухъ остальныхъ (A и C) на этомъ мѣстѣ стояло наарэ. Послѣднее чтеніе, принятое двумя списками, принималось, а первое, встрѣчающееся только въ одномъ спискѣ, отвергалось. Наконецъ въ третьемъ изъ храмовыхъ экземпляровъ Пятокнижія (C) была та особенность, что въ немъ мѣстоименіе ги (היא) въ 9 мѣстахъ писалось чрезъ іодъ (въ остальныхъ случаяхъ чрезъ вавъ), между тѣмъ какъ въ двухъ другихъ экземплярахъ (A и B) ги чрезъ іодъ писалось въ 11 случаяхъ. Послѣднее принималось». Изъ приведеннаго свидѣтельства нужно заключить, что указанныя три разности, имѣвшія мѣсто въ спискахъ храмоваго употребленія, наиболѣе тщательно сдѣланныхъ и наиболѣе древнихъ, не были единственно извѣстными; въ другихъ спискахъ, курсивныхъ, частнаго употребленія, ихъ было гораздо больше. Притомъ указанныя разности касаются только свитковъ Пятокнижія, текстъ котораго былъ наиболѣе употребителенъ въ храмовой практикѣ и наиболѣе извѣстенъ въ народѣ; что же касается другихъ книгъ Ветхаго Завѣта, то въ ихъ копіяхъ, безъ сомнѣнія, можно было встрѣтить гораздо больше корректурныхъ отступленій. Да и въ трехъ экземплярахъ пятокнижія, хранившихся при храмѣ іерусалимскомъ, разность текстовъ едва ли сводилась только на три указанные случаи; въ данныхъ примѣрахъ нужно видѣть скорѣе образцы встрѣчавщихся разностей чтенія, а не перечень ихъ.

Посмотримъ однакожъ ближе какого рода разности представлядись въ текстѣ, если судить о нихъ по приведеннымъ примѣрамъ. 1) Первый изъ указанныхъ талмудомъ примѣровъ даетъ разумѣть, что буква he на концѣ слова то писалась тамъ гдѣ она не должна была стоять, то не писалась тамъ гдѣ она была необходима, по произволу переписчиковъ. Такъ какъ въ еврейской орѳографіи эта буква на концѣ слова играетъ роль гласной, а гласныя въ древнемъ еврейскомъ письмѣ большею частію не выражались особенными знаками, то въ употребленіи и неупотребленіи буквы he можно видѣть только древнѣйшій и позднѣйшій видъ правописанія. По другому свидѣтельству талмуда, этотъ древнѣйшій видъ правописанія удерживался самарянами, хотя его можно было встрѣчать и у іерусалимскихъ переписчиковъ (іерус. Meg. 1, 9. Iebamoth 1, 6). Иногда эта разность правописанія не вредила тексту, но были случаи, что она приводила съ серіознымъ разнорѣчіямъ. Напримѣръ во Втор. 25, 5 на основаніи вставки или опущенія буквы ге въ словѣ гахуца (תחוצה) выводилось заключеніе объ умѣстности или неумѣстности ужичества (самаряне не находя въ своемъ текстѣ буквы he въ указанномъ словѣ, отвергали законъ ужичества; напротивъ іудеи принимали ту и другое). 2) Второй изъ указанныхъ примѣровъ представляетъ форма мѣстоименія 3-го лица женскаго рода, которое въ свиткахъ пятокнижія писалось то ги то сходно съ муж. гу, притомъ въ однихъ спискахъ чаще встрѣчалась послѣдняя форма въ другихъ рѣже. По всей вѣроятности, въ первомъ періодѣ еврейскаго языка была только одна форма гу для обоихъ родовъ мѣстоименія третьяго лица, въ какомъ видѣ оно и употреблялось вездѣ въ пятокнижіи. Между тѣмъ позднѣйшіе переписчики исправляли этотъ архаизмъ по словоупотребленію своего времени, отличая особенное произношеніе мужескаго и женскаго рода, — причемъ въ однихъ спискахъ архаизмъ однороднаго произношенія мужескаго и женскаго рода успѣлъ сохраниться въ большемъ числѣ примѣровъ, чѣмъ въ другихъ спискахъ. — Нужно замѣтить при этомъ, что, кромѣ пятокнижія, указанный архаизмъ долженъ былъ встрѣчаться и въ другихъ книгахъ, но такъ какъ послѣднія менѣе пятокнижія были ограждены отъ произвола переписчиковъ, то въ нихъ древняя форма мѣстоименія совершенно сгладилась, за исключеніемъ нѣсколькихъ примѣровъ (Іов. 31, 11 и др.); чаще указанный архаизмъ встрѣчается въ вавилонскомъ текстѣ священныхъ книгъ напр. Іерем. 8, 1; 24, 13; 28, 1. 17; 31, 1; 45, 4; Езек. 1, 13; 21, 19, Ос. 2, 4; Іоил. 4, 1; Ам. 5, 13; Соф. 1, 12; 3, 19; Агг. 2, 6. Зах. 3, 9; 5, 6. Сравни эти мѣста по Codex babylonicus petropolitanus propbetharum. Strack. Разумѣется въ указанномъ мѣстоименіи нужно видѣть только образецъ встрѣчавшагося въ спискахъ смѣщенія родовъ при употребленіи различныхъ другихъ словъ. Такъ напр. слова Sade поле и Ger свѣтильникъ, принадлежавшія въ древнемъ еврейскомъ языкѣ къ мужескому роду, по позднѣйшему словоупотребленію перешли въ женскій родъ, что и было причиною особенныхъ этимологическихъ корректуръ тѣхъ мѣстъ, въ которыхъ указанныя слова встрѣчаются. 3) Третій изъ указанныхъ примѣровъ разности между храмовыми списками пятокнижія касается мѣста Исх. 24, 5, гдѣ списки A и B имѣли: «и послалъ Моисей юношей (наарэ) изъ сыновъ Израиля, чтобы они вознесли всесожженіе Іеговѣ», между тѣмъ какъ въ спискѣ C читалось: «и послалъ Моисей ученыхъ (заатутэ, греч. ζητητής, изслѣдователь, ученый) изъ сыновъ Израиля, чтобы они вознесли всесожженіе Іеговѣ». Эта разность предполагаетъ уже не одно невольное измѣненіе текста, какъ предъидущія разности, а нарочитое измѣненіе, сдѣланное съ извѣстною цѣлію. Іудеи втораго храма соблазнялись тѣмъ, что Моисей для принесенія жертвы завѣта посылаетъ простыхъ юношей, вмѣсто священниковъ или старѣйшинъ, и вотъ болѣе смѣлые переписчики того времени свое сомнѣніе вносятъ въ текстъ и совершителями жертвы, вмѣсто юношей, дѣлаютъ книжниковъ или ученыхъ, т. е. наиболѣе уважаемыхъ лицъ своего времени. Что дѣйствительно указанное мѣсто было камнемъ преткновенія для соферимовъ, можно видѣть изъ древнихъ его переводовъ, избѣгающихъ прямаго выраженія смысла подлинника: одни переводы вмѣсто юношей ставятъ первородныхъ, другіе допуская, что въ данномъ случаѣ рѣчь идетъ о посольствѣ юношей, принесеніе жертвы отдѣляютъ въ особенное предложеніе, не имѣющее связи съ посольствомъ юношей и под. Какъ въ прежнихъ случаяхъ такъ и въ настоящемъ указанный примѣръ не есть единственное нарочитое измѣненіе текста, но предполагаетъ много другихъ подобныхъ измѣненій, особенно въ частныхъ спискахъ. Тоже подтверждаетъ и вышеприведенное свидѣтельство бл. Іеронима.


Такимъ образомъ несомнѣнно, что кромѣ корректуръ обыкновенныхъ, причиною которыхъ могла быть только небрежность переписчиковъ, недостатокъ критическаго отношенія къ тексту, былъ особенный родъ нарочитыхъ тенденціозныхъ корректуръ, основывающійся на особенномъ своеобразномъ интеллектуальномъ развитіи позднѣйшаго іудейства. Это своеобразное развитіе выразилось 1) въ особенныхъ узкихъ религіозныхъ представленіяхъ, выработанныхъ позднѣйшимъ іудействомъ. Болѣзненно развившаяся, ригористическая и мертвая вѣра въ Бога, какъ существо совершенно отрѣшенное отъ міра, не могущее стоять въ близкихъ отношеніяхъ къ человѣку не подавляя его своимъ всемогуществомъ, начала подозрѣвать тѣ прямыя и смѣлыя выраженія о Богѣ и Его близкомъ откошеніи къ міру и человѣку, которыя встрѣчаются у библейскихъ писателей, какъ непосредственныхъ орудій божественной мысли и слова и замѣнять ихъ другими, болѣе скромными выраженіями, какими, по мнѣнію книжниковъ, долженъ былъ пользоваться человѣкъ, говоря о Богѣ. 2) Послѣ догматическихъ представленій поводъ къ корректурамъ подавала до крайности своеобразно развившаяся національная гордость позднѣйшихъ іудеевъ, не могшая выносить встрѣчающихся въ библіи часто весьма не благопріятныхъ для еврейскаго народа выраженій, которыя въ рукахъ соферимовъ и тургеманимовъ (составителей таргумовъ) большею частію были измѣнены въ мягкія и ласкательныя. Но такъ какъ, по представленію позднѣйшаго іудейства, возвышеніе іудеевъ есть вмѣстѣ униженіе и посрамленіе для язычниковъ, то исправляя рѣзкія библейскія выраженія касающіяся іудеевъ, корректоры пытались измѣнить также и выраженія обращенныя къ языческимъ народамъ но уже въ обратномъ смыслѣ, снисходительныя выраженія обращая въ строгія и рѣзкія. 3) Далѣе предметомъ корректуръ служили спорныя мѣста Ветхаго Завѣта, на которыхъ основывали свои положенія разныя школы, а также тѣ мѣста, на которыхъ основывались христіане въ спорахъ съ іудеями. 4) Наконецъ корректурамъ подлежали тѣ прямыя выраженія, которыми библейскіе писатели изображали чувственные пороки своего времени, а также физіологическія отправленія, вообще всѣ выраженія, казавшіяся щекотливыми для слуха ознакомившагося съ искуственными пріемами греческой рѣчи. — Такимъ образомъ составился довольно обширный кодексь корректурныхъ выраженій, которыми іудейство старалось скрыть отъ себя самаго истинный смыслъ слова Божія. При образованіи этихъ корректуръ соферимы пользовались: α) сходствомъ многихъ согласныхъ буквъ еврейскаго алфавита, т. е. вмѣсто данной согласной ставили другую сходную по начертанію, но сообщающую слову и предложенію другой смыслъ; β) отсутствіемъ гласныхъ буквъ въ еврейскомъ письмѣ, т. е. вмѣсто тѣхъ гласныхъ, которыхъ въ данномъ мѣстѣ требуетъ простой смыслъ и теченіе рѣчи, предполагали другія гласныя, сообщающія другой оттѣнокъ слову и мысли; кромѣ того корректуры текста часто образуются пропускомъ одной или двухъ согласныхъ даннаго слова, вслѣдствіе чего послѣднее обращается къ другому корню и получаетъ новое значеніе. Само собою разумѣется, что, при такихъ средствахъ, вносимыя соферимами корректуры не могли не отзываться крайнею натянутостію и несоотвѣтствіемъ контексту, такъ что отличить ихъ въ текстѣ было очень легко. Кромѣ того, сами корректоры, сознавая преступность своихъ поправокъ, старались недопустить до забвенія первоначальное чтеніе и на поляхъ списковъ дѣлали замѣтки, что данныя мѣста читаются по корректурѣ, tikkun sopherim. И въ разныхъ мѣстахъ талмудической литературы для памяти народа сдѣланы замѣчанія, какія мѣста библіи подлежали корректурамъ и какъ они читались первоначально. Такимъ образомъ корректуры съ теченіемъ времени легко были найдены и отброшены и замѣнены снова первоначальными выраженіями, такъ что изученіе ихъ имѣетъ почти одно историческое значеніе.

A. Прежде всего корректуры соферимовъ коснулись тѣхъ библейскихъ мѣстъ, въ которыхъ описывается существо Божіе и главныхъ образомъ встрѣчающихся въ библіи именъ Божіихъ, между которыми первое мѣсто занимаетъ такъ называемая тетраграмма, имя Божіе состоящее изъ слѣдующихъ четырехъ согласныхъ יהוה, въ настоящее время произносимое Іегова. На основаніи ли какого нибудь языческаго суевѣрія или же, какъ полагаютъ другіе, на невѣрномъ истолкованіи мѣстъ Быт. 32, 30; Лев. 24, 16; Нав. 5, 14-15; Суд. 13, 18, между іудеями еще до LXX вошло въ силу запрещеніе употреблять въ разговорѣ и вообще произносить это имя. По свидѣтельству Филона (de vita Mosis III, р. 519 и 529 edit. Colon.), «тотъ кто читалъ или объяснялъ это имя, считался достойнымъ смерти». Іосифъ Флавій (Antiqu. II, 12. 4) описывая явленіе Бога Моисею въ купинѣ и откровеніе о божественномъ имени, прибавляетъ: «какое было это имя я не дерзаю сказать». Талмудическіе учители руководствовались такою галахою (Sanhedrin, 10, 1): «кто произнесетъ имя Божіе такъ, какъ оно написано, тотъ не будетъ имѣть части вѣ будущемъ вѣкѣ». У Маймонида (Iad chasaka cap. 14, § 10) эта галаха комментируется такъ: «имя Божіе, состоящее изъ буквъ іодъ, ге, вавъ и ге, во всѣхъ провинціяхъ не произносилось, но замѣнялось другимъ именемъ Божіимъ Адонай; только священникамъ позволялось произносить его при благословеніяхъ народу, а по смерти Симона праведнаго и священники перестали благословлять этимъ именемъ изъ опасенія, чтобы звука этого имени не перенялъ какой либо непосвященный человѣкъ, особенно же человѣкъ съ дурною репутаціею (волшебникъ)». Тотъ же Маймонидъ въ другомъ своемъ сочиненіи (More nebochim, 1, 61) говоритъ: «тетраграмма не произносилась никѣмъ кромѣ первосвященника въ богослуженіи дня очищенія». Это преданіе знаютъ и отцы церкви. Григорій Назіанзинъ (въ 4-мъ словѣ о Богословіи) называетъ тетраграмму именемъ Божіимъ непроизносимымъ, ἀνεϰϕώνητον. Бл. Ѳеодоритъ (на Исх. вопросъ 15-й) свидѣтельствуетъ, что евреи считаютъ это имя невѣдомымъ ἄϕραστον и боятся произносить его языкомъ. Іеронимъ (на псал. 8-й) говоритъ: «имя Божіе, состоящее изъ буквъ іодъ, ге, вавъ и ге, у евреевъ считается ἄῤῥητον id est ineffabile». Какъ строго соблюдался обычай не произносить тетраграмму можно видѣть изъ того, что наконецъ произнесеніе ея сдѣлалось невозможнымъ, потому что было совершенно забыто; хотя четыре согласныхъ, входящихъ въ составъ тетраграммы, оставались извѣстными, но онѣ не могли быть произнесены безъ сопровождавшаго ихъ гласнаго элемента, который между тѣмъ, отъ неупотребленія слова, преданіе потеряло, по мнѣнію іудейскихъ толкователей, не безъ особеннаго попущенія Божія, и потеряло на всегда [1]. Запрещеніе употреблять священную тетраграмму распространялось и на вновь появлявшіеся переводы и копіи Ветхаго Завѣта, особенно если они назначались для частнаго употребленія; это само собою понятно, потому что употребленіе тетраграммы въ письмѣ давало бы поводъ произносить ее. Такимъ образомъ мы находимъ, что уже въ тѣхъ спискахъ еврейскихъ, которыми пользовались LXX, тетраграмма не читалась; ее замѣняло вездѣ другое имя Божіе Адонай, которое у LXX переводится чрезъ Κύριος. Точно также въ древнѣйшемъ изъ сохранившихся доселѣ манускриптовъ Пятокнижія, принадлежащемъ первому вѣку до Р. Христ., такъ называемомъ самаританскомъ Пятокнижіи, тетраграмма выбрасывается, а на ея мѣстѣ ставится слово aschima (имя), т. е. дѣлается указаніе на то, что въ данномъ мѣстѣ подразумѣвается ненаписанное и непроизносимое имя, о которомъ достаточно только намекнуть. Нѣчто подобное встрѣчаемъ въ языкѣ древнихъ грековъ, которые вмѣсто слова Зевсъ иногда употребляли только членъ, давая знать, что они не хотятъ въ данномъ случаѣ профанировать имя бога своимъ разговоромъ, напр. въ клятвѣ говорили: μὰ τόν вмѣсто: μὰ Δία. Что и палестинскіе іудеи, подобно самарянамъ, замѣняли тетраграмму простымъ словомъ Имя, haschem (съ опредѣл. членомъ), это доказываютъ находящіяся въ талмудѣ цитаты изъ библіи (см. наприм. Ioma 3, 8; 4, 2; 6, 2. Berach. 4, 4. Sukka, 3, 9 и проч.). Такимъ образомъ если въ нынѣшней масоретской библіи употребляется тетраграмма, то это есть уже возстановленіе ея, сдѣланное послѣ того, какъ она была устранена суевѣріемъ корректоровъ. Изъ этого впрочемъ не слѣдуетъ, какъ думаютъ нѣкоторые, что устраненіе тетраграммы а потомъ ея возстановленіе должно было сопровождаться общею пертурбаціею именъ Божіихъ въ священныхъ книгахъ, потому что, повторяемъ, корректурамъ подвергались только списки явившіеся въ извѣстный періодъ и назначавшіеся для употребленія въ народѣ. Но, кромѣ этихъ списковъ, іудейская синагога всегда хранила особенные древнѣйшіе списки, недосягаемые для корректуръ; по нимъ впослѣдствіи легко могли быть исправлены и отброшены отяготѣвшія на частныхъ спискахъ соферимскія поправки. Тѣмъ не менѣе въ нѣсколькихъ мѣстахъ масоретской библіи корректура, замѣнившая тетраграмму, по особеннымъ причинамъ, о которыхъ мы сейчасъ будемъ говорить, удержалась до настоящаго времени. Таково, напр. мѣсто Лев. 24, 11: «сынъ одной израильтянки и египтянина поносилъ и хулилъ Имя (haschem); тогда привели его къ Моисею и онъ былъ побитъ камнями». Выраженіе: «поносилъ Имя» ни въ какомъ случаѣ не можетъ быть признано библейскимъ; это — корректура соферимовъ, замѣнившая первоначальное чтеніе: поносилъ Іегову, какъ читается и въ древнемъ греческомъ переводѣ. Другой примѣръ. 1 Пар. 13, 6: «ковчегъ Бога, сидящаго на херувимахъ, который называется Имя». Какъ видно изъ смысла рѣчи и изъ перевода LXX, здѣсь идетъ дѣло не вообще о какомъ либо имени а о имени Іегова; слѣдовательно и здѣсь задержалась не очищенною корректура соферимовъ.

Мало того что такимъ образомъ подвергалась корректурѣ (чрезъ исключеніе) священная тетраграмма; если рядомъ съ этимъ именемъ Божіимъ, дѣйствительно стоящимъ или предполагаемымъ, встрѣчалось другое слово, которое, по догматикѣ соферимовъ, не гармонировало съ его высочайшимъ значеніемъ, то и оно подвергалось той же догматической корректурѣ. Главнымъ образомъ сюда относятся всѣ тѣ мѣста, въ которыхъ говорится о хулѣ или поношеніи имени Іеговы, — какой мысли соферимы не допускали даже въ тѣхъ мѣстахъ библіи, гдѣ рѣчь идетъ отъ лица нечестивыхъ. Изъ многихъ корректуръ этого рода укажемъ болѣе выдающіяся. Числ. 15, 30: «если кто либо изъ пришельцевъ или изъ туземцевъ окажетъ на дѣлѣ непослушаніе (закону), тотъ поноситъ (megadeph) Іегову». Потому ли что самая мысль о «поношеніи Іеговы» показалась соферимамъ тяжелою для слуха народа, или можетъ быть потому что іудеи не хотѣли обличать самихъ себя чрезъ признаніе во всякомъ ежечасномъ отступленіи отъ закона поношеніе святѣйшаго имени, но въ спискахъ соферимовъ это мѣсто подвергалось небольшой корректурѣ: изъ megadeph сдѣлали megareph; такимъ образомъ вмѣсто: поноситъ Іегову вышло болѣе мягкое выраженіе: отдаляетъ Іегову. Такъ требуютъ читать это мѣсто древніе талмудическіе авторитеты (іерус. Sanh. 7, 10), но въ нынѣшней масоретской библіи эта корректура отброшена. 2 Сам. 12, 14, пророкъ Наѳанъ, изрекая наказаніе Давиду за преступленіе съ Вирсавіею, по нынѣшнему масоретскому тексту, говоритъ ему такъ: «за то что ты восхулилъ враговъ Іеговы этимъ дѣломъ, сынъ родившійся тебѣ (отъ Вирсавіи) умретъ». По предположенію Гейгера [2] это мѣсто связано корректурою, состоящею въ прибавкѣ слова враговъ. Первоначально, въ связи съ контекстомъ рѣчи, приведенный стихъ читался: «за то что ты восхулилъ Іегову этимъ дѣломъ, то...». Народные учители, не желая чтобы народъ находилъ въ библіи мысль о хулѣ на Іегову и притомъ хулѣ приписываемой самому Давиду, вставили въ текстъ новое слово враговъ (гармонирующее съ словомъ хула) и такимъ образомъ вмѣсто хулы на Іегову приписали Давиду хулу на враговъ Іеговы, не обращая вниманія на то, что этимъ примиреніемъ отдѣльно взятой фразы они становились въ противорѣчіе съ общею мыслію приведеннаго мѣста (хула на враговъ Іеговы не есть преступленіе). Можетъ быть это Гейгерово объясненіе произвольно — такъ какъ слово враговъ встрѣчается въ этомъ мѣстѣ во всѣхъ древнихъ переводахъ, — но присутствіе корректурной поправки въ этомъ мѣстѣ доказывается несогласіемъ съ нимъ древнихъ переводовъ. Еще примѣръ. Псал. 10, 3. Здѣсь мы застаемъ переписчиковъ или корректоровъ на самой работѣ подскабливанія текста и внесенія въ него своихъ поправокъ. По буквальному переводу приведенное мѣсто нынѣшняго масоретскаго текста нужно передать такъ: «грабитель благословляетъ, хулитъ Іегову». Само собою понятно, что эти два глагола, взаимно себя исключающіе, не могли первоначально стоять въ такомъ видѣ одинъ при другомъ. Какъ видно изъ перевода LXX, первоначально приведенное мѣсто читалось такъ: «грабитель (бываетъ) благословляемъ (въ народѣ), хотя онъ и хулитъ Іегову». Не желая, чтобы въ священной пѣсни народъ встрѣтилъ мысль о хулѣ на Іегову и притомъ со стороны грѣшника благословляемаго, соферимы отняли благословеніе у грабителя и отнесли его къ Іеговѣ (чрезъ перемѣну страдательной формы въ дѣйствительную), уравновѣшивая такимъ образомъ выраженіе: «хулитъ Іегову» чрезъ: «благословитъ Іегову». Тамъ гдѣ нельзя было сослаться на двусмысленное значеніе слова, чтобы отдалить отъ тетраграммы рѣзкое выраженіе, корректоры устраняли изъ текста самую тетраграмму. Выше мы привели мѣсто Лев. 24, 11, гдѣ вмѣсто слова Іегова корректоры поставили Имя. Причиною такого превращенія послужили рѣзкія выраженія, съ которыми поставляется въ связь имя Іегова въ данномъ мѣстѣ (поносилъ, проклиналъ nakab, kalal, Іегову) и которыя показались соферимамъ оскорбительными для слуха вѣрующихъ. Нѣкоторые переводчики еще болѣе смягчаютъ смыслъ указаннаго мѣста, переводя корень nakab въ значеніи не: проклинать, злословить, а произносить и выводя отсюда заключеніе, что произношеніе имени Іегова наказывалось смертію уже во время Моисея.

Тоже отношеніе, какое мы встрѣчаемъ со стороны соферимовъ къ тетраграммѣ или къ имени Іегова, распространяется на другое имя Божіе Ягъ יה, представляющее сокращеніе слова Іегова יהוה: но употребляющееся у библейскихъ писателей менѣе часто. Корректура этого слова состояла не въ замѣнѣ его другими, но въ прикрытіи его такъ, что хотя оно продолжало оставаться въ текстѣ, но дѣлалось незамѣтнымъ читателю. Пользуясь тѣмъ, что въ еврейскомъ языкѣ многія имена существительныя безразлично употребляются по мужескому и женскому роду и что окончаніемъ женскаго рода, въ его производствѣ отъ мужескаго, служитъ слогъ jah, созвучный съ сокращенною тетраграммою Ягъ, соферимы старались писать послѣднюю слитно съ предшествующимъ существительнымъ, которое такимъ образомъ получало новое окончаніе, а имя Божіе исчезало. Напр. Исх. 17, 16: рука на престолѣ Ягъ כּס יה; такъ читается это мѣсто въ самаританскомъ текстѣ и въ масоретской библіи, между тѣмъ какъ талмудъ (вав. Pesach, 117, а) учитъ вмѣсто: престолъ Ягъ читать одно слово престолъ כםיה безъ имени Божія. Точно также въ Псал. 118, 5 послѣднія слова стиха читаются: на пространномъ мѣстѣ Ягъ, между тѣмъ талмудическіе учители сглаживаютъ здѣсь имя Божіе, дѣлая изъ него окончаніе предшествующаго существительнаго. Исх. 15, 2: сила моя и пѣсньЯгъ; въ самаританскомъ текстѣ читается безъ имени Ягъ, которое слилось съ предшествующимъ существительнымъ. Даже въ тѣхъ случаяхъ, когда предшествующимъ словомъ бываетъ глаголъ не принимающій флексіи jah, она все таки прибавляется къ нему, напр. слово Аллилу-Ягъ, состоящее изъ двухъ словъ (хвалите Іегову) талмудисты и масореты пишутъ какъ одно слово въ видѣ собственнаго имени Аллилуя.

Если такимъ образомъ тетраграмма (Іегова) и ея сокращеніе (Ягъ) какъ спеціальныя имена истиннаго Бога, выражающія Его сущность, по обычаю установившемуся въ періодъ соферимовъ, не произносились и даже устранялись изъ текста, то другія имена Божіи Елогимъ и его сокращеніе Елъ, какъ общія, могущія относиться не только къ истинному Богу, но и богамъ ложнымъ, и потому не вызывавшія суевѣрнаго страха предъ ихъ прочтеніемь, подали поводъ къ другому не менѣе своеобразному способу корректуръ. Встрѣчаясь съ именемъ Елогимъ, соферимы взвѣшивали ближайшій контекстъ рѣчи, чтобы опредѣлить для себя, не приписывается ли имени Елогимъ, что либо, по ихъ понятію, не вполнѣ достойное, когда дѣло идетъ о Богѣ истинномъ или же что либо слишкомъ достойное, когда дѣло идетъ о богахъ языческихъ, и въ первомъ случаѣ смягчали текстъ въ лучшій смыслъ, во второмъ въ худшій. Замѣчательно при этомъ, что талмудисты часто жертвуютъ именемъ Елогимъ, относя его къ языческимъ богамъ тамъ, гдѣ смыслъ рѣчи ясно указываетъ истиннаго Бога, только для того, чтобы не вмѣшивать Его въ человѣческія отношенія. Напр. въ словахъ Авраама Быт. 20, 13: «Елогимъ вывелъ меня изъ дома отца моего» талмудисты видятъ указаніе на не истиннаго бога; точно также въ Суд. 17 и 18. Исх. 22, 27. Псал. 82, 1. 2 Пар. 35, 21. Кромѣ этихъ мѣстъ, указанныхъ талмудомъ, древніе толкователи сглаживали значеніе слова Елогимъ во многихъ другихъ мѣстахъ, особенно въ книгахъ учительныхъ, какъ это можно видѣть изъ древнихъ таргумовъ.

Говоримъ, что такое толкованіе имени Елогимъ не осталось безъ вліянія на вновь появлявшіеся въ то время списки священныхъ книгъ и вызвало свои особенныя корректуры. Чаще всего въ тѣхъ мѣстахъ, гдѣ отъ слова Елогимъ отнималось значеніе истиннаго Бога, относящееся къ нему сказуемое переводилось изъ единственнаго числа во множественное. Напр. Быт. 20, 13 первоначально читалось: «Елогимъ заставилъ меня блуждать (התעה)»; такъ стоитъ это мѣсто у LXX и у другихъ древнихъ тургеманимовъ. Между тѣмъ соферимамъ показалось не пристойнымъ считать истиннаго Бога причиною блужданія Авраама, и вотъ они въ своихъ спискахъ вмѣсто: заставилъ блуждать пишутъ: заставили блуждать (התעוּ), давая разумѣть, что подъ Елогимъ они представляютъ въ данномъ мѣстѣ языческихъ боговъ хананейскихъ народовъ или же хананейскихъ правителей и царей. Другой примѣръ. Быт. 31, 53 въ масоретскомъ текстѣ читается: «Богъ (Елогимъ) Авраама и Богъ (Елогимъ) Нахора да судятъ между нами». И это множественное есть позднѣйшая корректура, потому что въ самаританскомъ текстѣ и въ переводѣ LXX здѣсь стоитъ единств. число: да судитъ. Причиною корректуры въ настоящемъ случаѣ, по объясненію талмуда, послужило недовѣріе соферимовъ къ Лавану и его монотеизму, вызывавшее мысль, что и Нахоръ долженъ быть обращаться не къ тому Богу, къ которому обращался Іаковъ, а къ идоламъ и что даже идолопоклонникъ Нахоръ своимъ обращеніемъ осквернилъ бы имя истиннаго Бога. Исх. 32, 4: Ааронъ, указывая на золотаго тельца, говоритъ народу: «вотъ они, боги твои, которые вывели тебя изъ земли египетской». Невѣроятно, говоритъ Гейгеръ, чтобы Ааронъ указывалъ Бога, выведшаго евреевъ изъ Египта, множественнымъ числомъ, тѣмъ болѣе, что Неем. 9, 18 тѣже слова читаются въ единственномъ числѣ; это — корректура внесенная соферимами чтобы отстранить отъ тельца мысль о Богѣ истинномъ; она не поставлена въ книгѣ Нееміи какъ книгѣ менѣе употребительной. Впрочемъ предположеніе корректуры въ настоящемъ мѣстѣ сомнительно, или эта корректура слишкомъ давняя, такъ какъ и древніе переводы имѣютъ здѣсь множ. число. 1 Цар. 19, 2; 20, 10: «то и то да сдѣлаетъ мнѣ Богъ (Елогимъ)»; такъ читали LXX и тургеманимы; но впослѣдствіи соферимы обратили глаголъ во множ. число и подъ Елогимъ признали идоловъ (ср. переводы сир. Вульг.), чтобы не осквернить имени Божія предположеніемъ, что его употребляютъ въ разговорѣ нечестивая Іезавель и Бенъ-Гададъ. Сюда же нужно отнести корректуру 1 Пар. 17, 21 съ паралл. мѣстомъ 2  Сам. 7, 23: «есть ли другой народъ на землѣ, къ которому приходилъ Богъ (Елогимъ) спасти его для себя въ народъ, доставить ему славу, совершить для него великое и страшное и вытѣснить предъ нимъ народы и шатры ихъ». Такъ читалось первоначально. Между тѣмъ соферимы, находя, что заботы о какихъ либо языческихъ народахъ должны быть отстраняемы отъ истиннаго Бога, перенесли ихъ на идоловъ и перевели множ. числомъ (есть ли народъ, къ которому приходили боги...). Но такъ какъ вслѣдствіе такого превращенія давалась возможность предполагать, что и языческіе боги владѣютъ могуществомъ, подобно истинному Богу, то корректоры вносятъ въ приведенное мѣсто другую добавочную корректуру, обращая мѣстоименія 3-го лица для себя (для него) во второе: для Тебя, спеціально относящееся только къ Іеговѣ. Мало того, чтобы еще болѣе отстранить возможность сравненія между Богомъ истиннымъ и богами языческими, корректоры представляютъ идоловъ вытѣсненными предъ Богомъ, обращая послѣднее слово: шатры ихъ въ боговъ ихъ (чрезъ перестановку буквъ: Огалимъ въ Елогимъ). Сюдаже нужно причислить и тѣ мѣста, въ которыхъ корректура множ. числа не могла быть сдѣлана, но въ которыхъ, вопреки контексту рѣчи, толкованіе соферимовъ требовало признать идоловъ вмѣсто истиннаго Бога. Напр. Исх. 22. 27: Бога (Елогимъ) не кляни. Іосифъ Фл., Филонъ, Акилла, Ѳеодотіонъ и др. переводятъ; идоловъ не кляни, чтобы проклятіе даже въ предположительномъ смыслѣ не стояло при имени истиннаго Бога. Между тѣмъ съ другой стороны нѣтъ ни одной корректуры, въ которой бы Елогимъ, относящееся къ идоламъ, было понято о Богѣ истинномъ. По этому поводу у талмудистовъ составилось такое правило: если текстъ говоритъ единственнымъ числомъ, то его можно передать множественнымъ, но не наоборотъ.

Въ тѣхъ случаяхъ, гдѣ нельзя было слову Елогимъ придать значеніе ложнаго божества въ видахъ отклоненія отъ истиннаго Бога выраженія казавшагося рѣзкимъ и непристойнымъ высочайшему существу, соферимы прибѣгали къ тѣмъ же способамъ корректуръ, которые мы встрѣчали при тетраграммѣ, т. е. къ исключенію изъ текста слова Елогимъ или къ измѣненію сопровождающаго его неблагопріятнаго выраженія въ благопріятное. Напр. 1 Сам. 3, 13, высказывается угроза Илію за то, что клянутъ Бога (Елогимъ) сыновья его, а онъ не сдерживаетъ ихъ. Такъ это мѣсто читается у LXX и другихъ древнихъ переводчиковъ. Между тѣмъ соферимы, не вынося тяжелой мысли о злословіи Бога исходящемъ отъ дѣтей первосвященника, подвергаютъ корректурѣ слово Елогимъ (אלהים), выбрасывая изъ него двѣ буквы, первую и четвертую; такимъ образомъ вмѣсто имени Божія получилось не имѣющее смысла להם для нихъ, удержавшееся въ масоретскомъ текстѣ (выраженіе тѣмъ болѣе странное, что קלל, проклиналъ, сочиняется съ את, а не съ ל.). Примѣромъ измѣненія неблагопріятныхъ выраженій, сопровождающихъ слово Елогимъ, въ благопріятныя можетъ служитъ 1 Цар. 21, 10 ст. мысль котораго первоначально выражалась такъ: «Навуѳей проклиналъ Бога (Елогимъ) и царя, за что и былъ побитъ камнями». Соферимы, слѣдуя господствующей системѣ толкованія, измѣняютъ слово проклиналъ въ противоположное понятіе наиболѣе приличное имени Божію: благословилъ; такимъ образомъ въ стихъ внесено противорѣчіе: благословеніе Бога и царя наказывается смертію какъ преступленіе. Въ переводѣ LXX также была удержана эта корректура, но впослѣдствіи она устранена прибавкою отрицательной частицы: «за то, что не благословилъ Бога...». Въ книгѣ Іова 2, 9, по первоначальному чтенію, жена говоритъ праведнику: «доколѣ ты будешь держаться непорочности своей? прокляни Бога и умри». Такъ читали это мѣсто LXX, хотя перевели смягченнымъ выраженіемъ: εἰπόν τι ρῆμα... рцы глаголъ нѣкій ко Господу. Между тѣмъ у соферимовъ первоначальное выраженіе не только смягчено, но и обращено въ противоположное: «благослови Бога и умри». — Послѣ этихъ корректуръ понятно выраженіе талмуда, что въ библіи нѣтъ ни одного мѣста, говорящаго о хулѣ на Бога, даже отъ лица нечестивыхъ.

Далѣе корректоры обратили вниманіе на тѣ собственныя еврейскія имена лицъ или предметовъ въ составъ которыхъ входитъ какое либо изъ именъ Божіихъ: Іегова, Ягъ, Елогимъ, Елъ, опасаясь, чтобы предметы носящіе такія имена сами не были обожествлены. Въ предотвращеніе смѣшенія тварной вещи съ Богомъ пунктаторы изобрѣли особенныя правила написанія такихъ именъ, направленныя къ тому, чтобы или сдѣлать незамѣтнымъ имя Божіе, входящее въ составъ другаго собственнаго имени, или же писать его совершенно отдѣльно отъ другаго слова и даже съ раздѣленіемъ знакомъ препинанія, чтобы казалось, что два слова, образующія собственное имя, не имѣютъ между собою никакой связи. Первое правило прилагалось къ собственнымъ именамъ, оканчивающимся на Елъ (сокращ. Елогимъ). По ученію талмудистовъ имена Исраелъ, Аміелъ, Цуріелъ и под. непремѣнно нужно писать слитно какъ одно слово, за исключеніемъ одного имени Бетъ-елъ, которое могло раздѣляться на два слова. Чтобы еще болѣе скрыть имя Божіе, входящее въ составъ подобныхъ человѣческихъ именъ, соферимы учили относить гласную букву слова Елъ къ первой составной части, такъ что отъ имени Божія Елъ звучала только послѣдняя согласная. Второе правило прилагалось къ тѣмъ собственнымъ именамь, которыя имѣютъ въ своемъ составѣ тетраграмму. Напр. упоминаемое Исх. 17, 15 собственное имя жертвенника Іегова-Нисси въ масоретской библіи пишется въ видѣ двухъ отдѣльныхъ словъ, раздѣленныхъ между собою песикомъ (запятой). Такимъ же образомъ пишутся собственныя имена: Іегова-Цидкену Іерем. 23, 6, Іегова-шама Іезек. 48, 35 и друг. Особенную уловку корректоровъ встрѣчаемъ 2 Сам. 6, 2, гдѣ именемъ Іегова называется ковчегъ завѣта; по первоначальному чтенію это мѣсто нужно было перевесть: «онъ называется именемъ Іеговы воинствъ, сидящаго на херувимахъ»; такъ читали древніе переводчики. Соферимы, желая отдѣлить таинственную тетраграмму отъ ковчега, хотя священнаго но тварнаго предмета, вставили въ текстъ лишнее слово имя (שׁם), служащее, какъ мы видѣли, обходнымъ выраженіемъ тойже тетраграммы, хотя и слова Іегова въ настоящемъ случаѣ не устранили. Такимъ образомъ вышло нынѣшнее масоретское чтеніе: «ковчегъ называется Имя, — имя Іеговы воинствъ». (Послѣднія слова: имя Іеговы воинствъ — отдѣлены отъ предшествующихъ сильнымъ раздѣлительнымъ знакомъ препинанія, какъ не имѣющія къ нимъ отношенія). Еще яснѣе эта корректура въ параллельномъ мѣстѣ 1 Пар. 13, 6 гдѣ тоже предложеніе читается съ перестановкою буквъ такимъ образомъ: «ковчегъ Бога, Іеговы воинствъ, сидящаго на херувимахъ, который называется Имя».

Къ корректурамъ, касающимся употребленія именъ Божіихъ, имѣютъ близкое отношеніе тѣ многочисленныя корректуры, которыя наложены на мѣста заключающія образныя выранія о свойствахъ Божіихъ. Древніе іудейскіе памятники, мехильта (такъ называется мидрашъ на книгу Исходъ), танхума (на Исх. 15, 7) и масора указываютъ 18 главныхъ мѣстъ этого рода, содержащихъ въ себѣ поправки соферимовъ, тиккунэ соферимъ, именно: Зах. 2, 8. 12; Мал. 1, 13; 1 Сам. 3, 13; Іов. 7, 20; Авв. 1, 10; Іер. 2, 11; Псал. 106, 20; Числ. 11, 15; 2 Сам. 20, 1; Числ. 12, 12; Іез. 8, 17; Ос. 4, 7; Іов. 32, 3; Быт. 18, 22; Плач. 3, 20; 2 Сам. 16, 12; 1 Цар. 12, 16; 2 Пар. 12, 16. При этомъ одинъ изъ источниковъ (танхума) прямо замѣчаетъ, что чтенія указанныхъ мѣстъ въ масоретской библіи удержаны по корректурѣ соферимовъ, между тѣмъ какъ первоначально они имѣли другой видъ; касательно нѣкоторыхъ изъ этихъ мѣстъ источникъ замѣчаетъ и то какъ они читались первоначально. — Число этого рода корректуръ будетъ несравненно многочисленнѣе, если къ нимъ причислить тѣ уклоненія отъ первоначальнаго текста, какія, при изображеніи свойствъ Божіихъ, позволяютъ себѣ составители таргумовъ.

Главнымъ образомъ сюда относятся мѣста говорящія о Богѣ человѣкообразно и наоборотъ человѣку приписывающія вышечеловѣческія свойства, приближающія человѣка къ Богу. Задача соферимовъ здѣсь состояла въ томъ, чтобы устранить черты сближенія между Богомъ и человѣкомъ. Уже такое общее мѣсто какъ Быт. 1, 27: «Богъ сотворилъ по образу Своему человѣка» въ одномъ переводѣ (Симмаха) читается по коррект.: «Богъ сотворилъ человѣка прямымъ»; Быт. 3, 22: «вотъ Адамъ сталъ какъ одинъ отъ насъ зная доброе и злое» (такъ у LXX), по переводу Онкелоса, самарит., Саадіи и по мнѣнію талмудическихъ авторитетовъ, нужно переводить: «вотъ Адамъ сталъ какъ одинъ (т. е. единствеиный); изъ себя самаго зная доброе и злое» (евр. mimmenu дѣйствительно можетъ быть переведено отъ него и отъ насъ). Если такъ рѣшительно разлагаются у іудейскихъ толкователей мѣста, переносящія образъ Божій на человѣка, то еще рѣшительнѣе разлагаются у нихъ тѣ мѣста, въ которыхъ наоборотъ образъ человѣка и его особенности переносятся на Бога. Какъ вообще смотрѣли позднѣйшіе іудеи на антропоморфическія представленія Божества въ священныхъ книгахъ, видно изъ древнихъ мидрашей, въ которыхъ почти обвиняются пророки за уподобленія Творца твари. «Много позволяли себѣ пророки (גדיל כחן שׁל נביּאים) говоритъ напр. Bereschith rabba (sect. 27), когда они тварь приравнивали Творцу». Одна изъ наиболѣе характеристичныхъ корректуръ этого рода встрѣчается въ текстѣ Іезек. 8, 2, гдѣ пророкъ изображая бывшее ему Боговидѣніе говоритъ: «я видѣлъ подобіе человѣка (такъ читалось первоначально по свидѣтельству LXX). Соферимы не рѣшились удержать такого выраженія и измѣнили подобіе человѣка въ подобіе огня, пользуясь сходствомъ написанія еврейскихъ словъ isch (человѣкъ) и esch (огонь). Въ частности корректурамъ подлежали тѣ мѣста, въ которыхъ образно приписывались Богу члены человѣческаго тѣла. Изъ вышеприведенныхъ цитатъ, отмѣченныхъ мидрашами и масоретами, сюда принадлежатъ: Зах. 2, 12: «такъ говоритъ Іегова: касающійся васъ, касается зѣницы ока Моего». По іудейскому преданію такъ это мѣсто читалось первоначально; но соферимы сгладили антропоморфизмъ перемѣною суффикса перваго лица въ третье, откуда вышло масоретское чтеніе: «касающійся васъ касается зѣницы ока своего». Подобный случай имѣетъ мѣсто и 2 Сам. 16, 12, гдѣ, по вышеуказанному свидѣтельству, первоначально читалось: «увидитъ Іегова очами своими» בעינו. Соферимы измѣнили послѣднее слово перестановкою буквъ іодъ на мѣсто вавъ и вавъ на мѣсто іодъ, откуда вышла новая мысль: «посмотрѣлъ Іегова на бѣдствіе мое». Впрочемъ подобныя корректуры, исправляющія мѣста говорящія объ очахъ Божіихъ, встрѣчаются только въ наиболѣе смѣлыхъ метафорахъ; въ большинствѣ же случаевъ эти мѣста оставались не тронутыми въ чтеніи соферимовъ. Точно также мѣста образно приписывающія Богу органъ слуха, подлежали корректурамъ только въ выдающихся случаяхъ, къ которымъ принадлежитъ напр. Ис. 5, 9, гдѣ первоначально читалось: во уши Іеговы воинствъ (такъ читаютъ LXX и сир.), и гдѣ у соферимовъ читается: во уши мои (т. е. Исаіи). Особенно несоотвѣтствующимъ рѣчи о Богѣ соферимы находили органъ обонянія. Изъ указанныхъ приведенными свидѣтельствами цитатъ сюда относится корректура Іезек. 8, 17, гдѣ первоначально стояло такое образное выраженіе: «они подносятъ вѣтки къ носу Моему». Такъ читали это мѣсто и LXX, хотя и они устранили метафору описательнымъ выраженіемъ: «они подносятъ вѣтвь ругаясь надо Мною». Соферимы и всѣ другіе древніе переводы устраняютъ затруднительность метафоры другимъ способомъ, измѣняя суффиксъ перваго лица въ третье; такимъ образомъ вышло: «они подносятъ вѣтвь къ своему носу». Другой примѣръ. Втор. 33, 10: «они предлагаютъ благовонія въ ноздри Твои»; вмѣсто послѣднихъ словъ древніе переводы имѣютъ: предъ лице Твое или: во гнѣвѣ Твоемъ (послѣднее чтеніе не идетъ къ контексту). Далѣе соферимы находятъ оскорбительными для славы Божіей тѣ мѣста Ветхаго Завѣта, въ которыхъ вмѣсто Бога является распорядителемъ въ дѣлахъ теократіи человѣкъ, и измѣняютъ ихъ разными описательными оборотами, пользуясь произвольными гласными знаками. Напр. въ Исх. 33, 8 первоначально читалось: «и сказалъ Іегова къ Моисею: они уклонились отъ пути, который ты (Моисей) заповѣдалъ имъ». Такъ читается и у LXX. Между тѣмъ іудейскіе учители находили оскорбленіе божеств. величества въ присвоеніи Моисею законовъ теократіи и поставили въ своихъ спискахъ: «который Я заповѣдалъ имъ». Эта корректура сохранилась и въ нынѣшнемъ масоретскомъ текстѣ. Въ книгѣ Лев. 8, 35; 10, 13 слова Моисея: такъ я повелѣваю — одними древними переводами измѣнены въ: такъ повелѣваетъ Богъ, другими въ: такъ мнѣ повелѣно. Подобныя корректуры встрѣчаются во всѣхъ книгахъ Моисея, кромѣ Второзаконія, гдѣ часто встрѣчающееся выраженіе отъ лица Моисея: какъ я повелѣлъ вамъ соферимы оставляли безъ корректуры во вниманіе «къ пророческому характеру книги». Сюда же относятся тѣ изъ указанныхъ выше мѣстъ, въ которыхъ соферимы нашли не сообразное по ихъ мнѣнію выраженіе о «Богѣ стоящемъ предъ человѣкомъ». Напр. въ книгѣ Быт. 18, 22 читается по масоретскому тексту: Авраамъ стоялъ предъ лицемъ Іеговы. Но по свидѣтельству талмуда и мидрашей такое чтеніе представляетъ позднѣйшую корректуру, вмѣсто которой первоначально читалось въ обратномъ смыслѣ: и стоялъ Іегова предъ лицемъ Авраама. Другую подобную корректуру находимъ Исх. 17, 6: вотъ Я (Іегова) буду стоять предъ тобою (Моисеемъ) на скалѣ въ Хоривѣ. Древніе таргумы затруднялись переводить это мѣсто буквально и вмѣсто предъ тобою употребили свободное выраженіе: прежде чѣмъ ты придешь.

Само собою разумѣется, что тѣ мѣста, въ которыхъ Богу въ предположительномъ смыслѣ приписывается какое либо кажущееся зло, несправедливость, въ чтеніи соферимовъ подвергались измѣненіямъ. Если Числ. 11, 15 Моисей говоритъ Іеговѣ: «умертви меня, чтобы мнѣ не видѣть бѣдствія моего», то, по свидѣтельству талмуда, послѣднее слово представляетъ корректуру, вмѣсто: бѣдствія твоего (Тобою посланнаго народу). Это свидѣтельство впрочемъ едва ли вѣрно, потому что послѣднее чтеніе сохранилось въ одномъ только іерусал. таргумѣ, между тѣмъ какъ всѣ древніе переводы сохранили первую формулу. Болѣе ясенъ другой примѣръ указанныхъ древнихъ свидѣтельствъ Іова 32, 1-3. Три друга перестали отвѣчать Іову найдя его правымъ (ст. 1-й). Тогда Елигу, младшій изъ друзей Іова, разгнѣвался на нихъ за то, что они не нашли отвѣта Іову на послѣднюю его рѣчь и тѣмъ самымъ обвинили Бога (соглашаясь съ справедливостію жалобъ Іова) (ст. 3-й). Соферимы найдя послѣднее выраженіе рѣзкимъ, выбросили слово Елогимъ, а на его мѣстѣ поставили Іовъ; такимъ образомъ вышло, что друзья обвинили не Бога а Іова. Но такъ какъ чрезъ это измѣненіе 3-й стихъ ставился въ противорѣчіе съ 1-мъ стихомъ, гдѣ говорилось, что друзья признали Іова правымъ, то соферимы должны были распространить корректуру въ своемъ смыслѣ и на первый стихъ, что они и сдѣлали перемѣною суффикса множест. числа въ единств.; вмѣсто: былъ праведенъ Іовъ въ глазахъ ихъ (друзей) — какъ читали и LXX — стали читать: былъ праведенъ Іовъ въ глазахъ своихъ (собственныхъ). Корректура соферимовъ Іов. 32, 1. 3 удержалась и въ нынѣшней еврейской библіи съ масоретскимъ примѣчаніемъ: тиккунъ соферимъ (корректура соферимовъ). Подобное смягченіе и устраненіе какъ бы обвиняющихъ Бога выраженій часто встрѣчается въ рѣчахъ Іова, напр. Іов. 34, 30 первоначально читалось: Богъ допускаетъ царствовать и лицемѣрамъ; такъ читаютъ LXX и другіе древніе переводы. Но іудейскіе книжники нашли такую мысль соблазнительною и изъ положительной рѣчи сдѣлали отрицательную: «Богъ не допускастъ царствовать лицемѣрамъ». Іов. 34, 6 первоначально читалось: Богъ извратилъ судъ мой, такъ и у LXX. По чтенію соферимовъ: Іовъ (самъ) извратилъ судъ мой. Іова 13, 15 первоначально читалось: «вотъ Онъ убиваетъ меня, такъ что я уже не имѣю надежды»; такъ читается по Ktib. Соферимы обращаютъ мысль въ противоположную: «хотя Онъ убиваетъ меня, но я все еще надѣюсь»; такъ читается по Qri.

Вмѣстѣ съ несправедливостію и зломъ, іудейскіе книжники ревниво устраняютъ изъ рѣчи о Богѣ всѣ страдательные аффекты, употребляемые библейскими писателями въ образномъ смыслѣ. Сюда относятся прежде всего тѣ мѣста, въ которыхъ Богъ представляется испытывающимъ и разслѣдующимъ и которыя, по мнѣнію книжниковъ, противорѣчатъ всевѣденію высочайшаго Существа. Напр. Числ. 16, 5 первоначально читалось: испыталъ и узналъ Іегова тѣхъ, которые принадлежатъ Ему; такъ читается это мѣсто и у LXX. Между тѣмъ соферимы и масореты нашли слово испыталъ рѣзкимъ и перестановкою гласныхъ знаковь сдѣлали изъ него существительное утро בּקֶר изъ בִקֵר), не обращая вниманія на то, что такая корректура не примиряется съ слѣдующимъ глаголомъ, стоящимъ съ соединит. частицею. Другой примѣръ. Исх. 2, 25: и увидѣлъ Богъ сыновъ израилевыхъ и узналъ Богъ. Послѣднее выраженіе, представляющее знаніе Божіе какъ бы послѣдовавшимъ за воззрѣніемъ, показалось древнимъ переводчикамъ неудобнымь и изъ дѣйствительнаго обращено въ страдательное: и былъ узнанъ ими. Втор. 9, 24 читалось: «вы были непокорны Іеговѣ съ того дня какъ Онъ узналъ васъ». Вмѣсто этого чтенія находимъ въ таргумахъ: съ того дня какъ Онъ сталъ извѣстнымъ вамъ; у масоретовъ: съ того дня какъ я (Моисей) узналъ васъ. Втор. 32, 20: Я скрою лице Мое отъ нихъ и посмотрю, что будетъ съ ними; древніе переводы вмѣсто посмотрю имѣютъ: дамъ посмотрѣть (другимъ). Быт. 18, 21: сойду-ка Я и посмотрю, точно ли такъ они поступаютъ или нѣтъ, узнаю. Въ это первоначальное чтеніе пунктаторы внесли корректуру измѣненіемъ дѣйствительной формы глагола въ страдательную: Я буду узнанъ. — Далѣе сюда относятся всѣ мѣста библіи описывающія явленія Бога человѣку и въ чтеніи соферимовъ систематически устраняемыя на томъ основаніи, что всякое явленіе Бога было бы ограниченіемъ Его безпредѣльности. Напр. Быт. 35, 7 первоначально читалось: «и построилъ тамъ (Іаковъ) жертвенникъ и назвалъ его домъ Божій, потому что тамъ открылся ему Богъ (Елогимъ)»; такъ читали и LXX. Соферимы устраняя мысль о Богоявленіи, учили подъ Елогимъ разумѣть здѣсь не Бога а ангеловъ и глаголъ перевели во множественное число: открылись ему Елохимъ (ангелы). Другіе примѣры. 1 Сам. 2, 27: Я (Іегова) откроюсь дому отца твоего. Во многихъ древнихъ переводахъ это мѣсто получаетъ измѣняющую смыслъ вопросительную частицу: «развѣ Я откроюсь…»? 1 Сам. 3, 21 первоначально читалось: открылся Іегова Самуилу въ Силомѣ; такъ переводятъ и LXX. Между тѣмъ въ чтеніи соферимовъ сюда прибавлено пояснительное выраженіе: посредствомъ слова Іеговы, чтобы устранить мысль о непосредственномъ явленіи Бога пророку. Еще болѣе интересную корректуру этого рода находитъ Іезек. 39, 28, гдѣ основной текстъ давалъ такую мысль: «когда Я открылся имъ (евреямъ) среди народовъ, Я собралъ ихъ въ землю ихъ»; такъ читаютъ и LXX. Вмѣсто этого чтенія масореты внесли въ текстъ корректуру противорѣчащую контексту и правиламъ библейскаго языка: «когда Я открылъ ихъ народамъ…». Такія же корректуры толкователи [3] усматриваютъ во всѣхъ мѣстахъ закона Моисеева, гдѣ встрѣчается выраженіе: явился лицу Божію, предполагая въ этомъ выраженіи измѣненное предложеніе вышедшее изъ словъ: увидѣлъ лице Божіе; но для такого предположенія нѣтъ основанія въ древнихъ переводахъ. Вообще о способахъ чтенія мѣстъ касающихся Богоявленія вавилонская гемара (Kiddusch. 49 а) дѣлаетъ такое замѣчаніе: «если кто нибудь читаетъ библейскій стихъ по его внѣшнему виду (т. е. такъ какъ онъ написанъ) тотъ обманщикъ; напр. кто мѣсто Исх. 24, 10 читаетъ: они увидѣли Бога Израилева, тотъ лжетъ, потому что Бога нельзя видѣть; если кто нибудь въ такое мѣсто вноситъ что либо тварное, тотъ богохульникъ; напр. кто приведенное мѣсто прочтетъ такъ: они увидѣли ангела Израилева, тотъ оскорбитъ Божество, потому что припишетъ ангелу божественное величіе; правильное чтеніе будетъ Онкелосово: они увидѣли славу Бога Израилева». Сравн. Тосефт. Такимъ образомъ позднѣйшіе талмудисты не совсѣмъ согласны съ способомъ коррекціи соферимовъ, часто понимающихъ подъ Елогимъ ангеловъ. — Наконецъ сюда относятся мѣста изображающія Бога гнѣвнымъ, скорбящимъ и под., особенно если они выдаются какою нибудь смѣлою фразою. Напр. выраженіе Псал. 7, 12: Богъ гнѣвается всякій день въ древнихъ таргумахъ прямо измѣнено въ отрицательное: не гнѣвается всякій день. Другой примѣръ. Іова 7, 20 первоначально читалось: «зачѣмъ Ты допустилъ, что я сталъ Тебѣ въ тягость?» такъ читаютъ и LXX. Соферимы нашли это выраженіе соблазнительнымъ и внесли корректуру: я сталъ самъ себѣ въ тягость. Послѣднимъ представленіемъ, неумѣстнымъ, по мнѣнію соферимовъ, въ рѣчи о Богѣ, есть представленіе смерти. Въ выше приведенномъ древнемъ мидрашѣ (Мехильта) въ числѣ выставленныхъ для образца корректуръ указана корректура въ книгѣ Аввак. 1, 13. Это мѣсто въ основномъ текстѣ читается: «Ты издревле, Іегова, Богъ нашъ, Ты не умираешь». Іудейскіе учители боялись читать послѣднія слова въ такомъ видѣ и различно измѣняли ихъ; одни вмѣсто: Ты не умираешь читали: Ты вѣчно живешь (такъ въ тарг.), другіе отдѣляли ихъ отъ предшествующихъ словъ и переводили: мы не умираемъ. — Вообще говоря, едвали есть какое либо психическое состояніе, встрѣчаясь съ которымъ въ мѣстахъ говорящихъ о высочайшемъ Существѣ, іудейскіе книжники, по выраженію талмуда, не чувствовали бы въ себѣ трепета вызываемаго присутствіемъ самаго Божества. Но нельзя прибавить при этомъ, что именно скромность и сознаніе своего ничтожества заставляли ихъ набрасывать поспѣшно покровъ на проявленія божественной жизни заключающіяся въ священномъ Писаніи.

B. Послѣ мѣстъ, касающихся именъ и свойствъ высочайшаго Существа, корректурамъ книжниковъ подвергались тѣ мѣста, въ которыхъ наиболѣе рѣзко обличались національные пороки евреевъ, особенно въ книгахъ Моисея и пророковъ. Тѣмъ болѣе вниманія позднѣйшіе іудеи обращали на возможное смягченіе этихъ мѣстъ, чѣмъ болѣе въ іудействѣ и внѣ его проявлялись попытки къ переводамъ библіи на разные языки и нарѣчія, вмѣстѣ съ которыми должно было придти въ извѣстность всему языческому міру, что іудеи даже въ своихъ собственныхъ священныхъ книгахъ выставляются болѣе съ дурной стороны чѣмь съ хорошей. Независимо отъ этой боязни уронить себя въ глазахъ современныхъ народовъ, особенно грековъ и римлянъ, іудеи, по выраженію талмуда, читая библію, сами чувствовали страхъ предъ выраженными въ ней обличеніями и подъ вліяніемъ этого чувства искали возможности открыть въ текстѣ не тотъ смыслъ, который дается съ перваго раза и который они приняли по преданію, а какой либо другой болѣе успокоительный и менѣе неблагопріятный щекотливому чувству народа. Нѣкоторые изъ представителей іудейскихъ школъ не далеки были отъ того, чтобы рѣзкія пророческія рѣчи на Іудею и Іерусалимъ исключить совершенно изъ текста. Въ мишнѣ (Megilla, 4) есть такое свидѣтельство: «Елеазаръ, сынъ Гиркана говорилъ: шестьнадцатая глава Іезекіиля должна быть исключена изъ чтенія предъ обществомъ, когда читаются пророческія рѣчи». Нужно замѣтить, что эта глава обилуетъ самыми сильными обличеніями безстыдныхъ пороковъ израильтянъ. Особенно тяжело было слышать іудеямъ 3-й и 45-й стихи этой главы, гдѣ имъ приписывается даже нечистое, хананейское происхожденіе: «твое происхожденіе и твоя родина — земля хананейская: отецъ твой амореянинъ и мать твоя хеттеянка». Впрочемъ въ позднѣйшемъ свидѣтельствѣ (тосефт.) находится галаха, возстановляющая священное значеніе приведенной главы и дозволяющая читать ее въ обществѣ. Но съ какою горькою жалобою высказано это дозволеніе! Когда въ первый разъ разрѣшено было перевесть на народный языкъ и прочесть въ слухъ 16-ю главу Іезекіиля и когда она была кѣмъ-то прочитана въ присутствіи Елеазара, послѣдній воскликнулъ: «И такъ, несчастный, ты огласилъ безстыдство твоей матери!»

Къ корректурамъ, вызваннымъ національною гордостію позднѣйшаго іудейства, принадлежатъ слѣдующія: 1) корректуры тѣхъ мѣстъ, въ которыхъ Богъ представляется наказывающимъ свой народъ и удаляющимся отъ него. Напр. Исх. 33, 2: Я не буду ходить среди тебя и стихъ 5-й: «только одно мгновеніе Я пройду съ тобою, потому что ты — народъ упрямый». Съ такимъ выраженіемъ Бога о своемъ народѣ тургеманимы и книжники не хотѣли примириться и не заботясь о контекстѣ, могущемъ выдать истинный смыслъ рѣчи, обратили его въ выраженіе вполнѣ благопріятное для народа: «не удалю святости Моей изъ среды твоей»; «ни на мгновеніе Я не оставлю тебя». Даже LXX пятому стиху придають смягченное выраженіе. Въ тѣхъ мѣстахъ, гдѣ выражается проклятіе за отступленіе отъ закона, какъ Втор. 11, 26. 28; 31, 1. 9, іерусалимскій таргумъ нейтрализуетъ его прибавкою отрицательной частицы: «не придетъ на тебя проклятіе» вмѣсто: придетъ... Проклятіе, выраженное на какой либо отдѣльный городъ израильскій, книжники устраняли еще тѣмъ, что измѣняли его имя; напр. по древнимъ переводамъ нельзя узнать какой городъ проклинается въ пѣсни Девворы Суд. 5, 13: Меронъ, или Мерозъ или Мазоръ. 2) Корректуры тѣхъ мѣстъ, гдѣ наиболѣе сильно израильтяне выставляются идолопоклонниками. Достаточно указать здѣсь 2 Сам. 2, 1; 1 Цар. 12, 16 и 2 Пар. 10, 16. Во всѣхъ этихъ мѣстахъ мысль объ отпаденіи колѣнъ израилевыхъ отъ дома Давидова обозначена выраженіемъ: «и пошелъ каждый (изъ колѣнъ) къ шатрамъ своимъ». Между тѣмъ въ еврейской истолковательной литературѣ хранится преданіе, что вмѣсто: къ шатрамъ своимъ здѣсь нѣкогда читалось: къ богамъ своимъ, т. е. къ своимъ идоламъ, и что корректура произошла здѣсь чрезъ перестановку двухъ согласныхъ въ словахъ elohav и oholav. Такъ какъ отпаденіе отъ дома Давидова было равносильно отпаденію въ идолопоклонство, то это преданіе нельзя признать неосновательнымъ, хотя оно не подтверждается древними переводами. 3) Еще болѣе чѣмъ чистоту своей вѣры іудейскіе книжники берегли чистоту своей крови и свое національное превосходство предъ другими народами и если они могли еще читать спокойно исторію совращенія израильтянъ въ служеніе хананейскимъ божествамъ Астартѣ и Молоху, то у нихъ не доставало духа и скромности читать прямо и безъ оговорокъ тѣ мѣста, въ которыхъ израильтяне, избранный народъ Божій, въ какомъ либо отношеніи ставятся рядомъ съ языческими народами и сближаются съ ними. Напр. Лев. 25, 35: «если обѣднѣетъ братъ твой, поддержи его какъ и пришельца», такъ совершенно правильно читаютъ и LXX. Но другимъ палестинскимъ переводчикамъ и толкователямъ такое сопоставленіе кровнаго еврея съ пришельцемъ кажется оскорбительнымъ и они устраняютъ его разнаго рода корректурами. Одни (сирск.) обращаютъ положительное выраженіе въ вопросительное: «такъ ли ты долженъ поддерживать своего брата какъ и пришельца»? (предполагается, очевидно, отрицательный отвѣтъ). Другіе смягчаютъ мысль текста тѣмъ, что подъ пришельцемъ разумѣютъ не просто иностранца, а обращеннаго въ іудейство прозелита, и т. под. Въ подобныхъ мѣстахъ, гдѣ соферимамъ хотѣлось устранить изъ текста смущавшую ихъ мысль о сближеніи іудеевъ съ язычниками, они обыкновенно пользуются сходствомъ еврейскихъ словъ ger (иностранецъ) и gar (временный житель не изъ иностранцевъ) и изъ перваго дѣлаютъ второе всякій разъ когда имъ не желательно выставлять на видъ людей чужаго племени. Напр. 2 Пар. 15, 9 переселившіеся въ царство іудейское изъ царства израильскаго называются gerim (иностранцы-пришельцы); такъ читали и LXX. Между тѣмъ соферимы учили читать garim (жители); такъ пунктируется это слово и въ масоретской библіи. Ис. 5, 17 первоначально читалось: «тучныя пажити (Израиля) поядятъ иностранцы, gerim». Масореты читаютъ garim, давая разумѣть, что въ приведенномъ мѣстѣ дѣло идетъ о переходѣ земли отъ одного колѣна къ другому, а не къ иностранцамъ.

Такое же стремленіе къ удаленію иноземцевъ отъ значительной роли въ іудейской исторіи находимъ и въ частнѣйшихъ корректурахъ тѣхъ мѣстъ, въ которыхъ какіе либо отдѣльные языческіе народы ставятся въ соотношеніе съ іудеями. Если Быт. 38, 2 говорится, что Іуда взялъ собѣ въ жены дочь одного хананеянина, то таргумы вмѣсто хананеянина переводятъ: купца, чтобы скрыть супружескую связь Іуды съ язычницею. Если Быт. 38, 12. 20 одинъ одулламитянинъ называется другомъ Іуды, то таргумы разрываютъ отношеніе дружбы съ иноплеменникомъ и переводятъ пастухъ вмѣсто другъ, пользуясь сходствомъ еврейскихъ словъ reehu и roehu. Если Втор. 26, 5 говорится отъ лица Іакова: арамеянинъ бѣдный былъ отецъ мой, то іудейскіе книжники думали скрыть такое происхожденіе своего родоначальника и различнымъ образомъ передѣлывали первоначальное чтеніе; одни читаютъ: «Сирію оставилъ отецъ мой»; другіе: «въ Сирію ходилъ отецъ мой» и проч. Подобная корректура встрѣчается и въ книгѣ Ис. 17, 3-4, гдѣ весь израильскій народъ ставится рядомъ съ Сиріею: «погибнетъ опора Ефремлянъ царство Дамаска и съ остаткомъ Сиріи будетъ тоже что съ славою сыновъ Израиля». Это сравненіе славы или величія Израиля съ судьбою ожесточеннѣйшихъ изъ язычниковъ выдерживаетъ многоразличныя корректуры; одни (сирск.) измѣняютъ Сирію (Арамъ) въ Ефремлянъ, другіе въ Адамъ, третьи прибавляютъ частицы разрушающія сравненіе. Если 1 Пар. 2, 17 Амаза сынъ Етера названъ исмаильтяниномъ, то соферимы находятъ невозможнымъ, чтобы этотъ герой, сподвижникъ Давида, быль иноплеменникъ и изъ исмаильтянина дѣлаютъ израильтянина. Если Іерем. 25, 9; 27, 6; 43, 10 Навуходоносоръ называется рабомъ Божіимъ, которому дается власть надъ народами, то древніе переводчики отняли у этого языческаго побѣдителя эпитетъ раба Божія, какъ имѣющій въ библіи высокое значеніе и относящійся къ избранникамъ Іеговы, служителямъ теократіи. Если у того же пророка Іереміи, въ заключеніе рѣчей противъ Аммона и Моава, высказываются обѣтованія объ участіи этихъ народовъ въ спасеніи содѣланномъ Іеговою, то нѣкоторые древніе переводчики совсѣмъ выбрасываютъ это заключительное обѣтованіе, чтобы оставить язычниковъ при однихъ угрозахъ. Наоборотъ, когда библейскіе писатели говорятъ о какомъ либо языческомъ народѣ что либо не совсѣмъ для него благопріятное, іудейскіе книжники стараются усилить его до высшей степени. Если 2 Сам. 8, 2. 6 говорится о моавитянахъ, что они покорились Давиду и принесли ему подарки (такъ и LXX), то палестинскимъ книжникамъ это выраженіе кажется недостаточнымъ, вслѣдствіе чего одиновременный подарокъ у нихъ превратился въ ежегодную дань (Симмахъ, Сирск. и др.).

Говоря о корректурахъ вызванныхъ іудейскимъ самомнѣніемъ, нельзя обойти здѣсь положительныхъ свидѣтельствъ преданія объ отношеніи къ тѣмъ библейскимъ повѣствованіямъ, которыя, по мнѣнію книжниковъ, наиболѣе не рекомендуютъ еврейскій народъ и его представителей. Изъ этихъ свидѣтельствъ мы узнаемъ, что библейскія мѣста такого рода подвергались различнымъ запрещеніямъ. Вотъ свидѣтельство мишны (Megillah 4. 10): «Разсказъ о Рувимѣ (о преступленіи его съ наложницею отца) можно читать, но нельзя переводить на другой языкъ; разсказъ о Ѳамари (Быт. гл. 38) можно читать и переводить; первый разсказъ о золотомъ тельцѣ (о приготовленіи его) можно читать и переводить; второй разсказъ о золотомъ тельцѣ (Исх. 32, 21-25) можно читать но нельзя переводить; священническое благословеніе заключающееся Числ. 6, 22 и дал. нельзя читать и переводить; исторію о Давидѣ и Вирсавіи (2 Сам. гл. 11-12) нельзя ни читать ни переводить; исторію Аммона и Ѳамари (2 Сам. гл. 13) нельзя ни читать ни переводить». Въ позднѣйшемъ памятникѣ Тосефтѣ это предписаніе разширяется и измѣняется такъ. «Есть въ священныхъ книгахъ мѣста, которыя читаются и переводятся; есть мѣста, которыя читаются, но не переводятся и есть мѣста, которыя не читаются и не переводятся. Исторія міротворенія читается и переводится; исторія Лота и двухъ дочерей его читается и переводится; исторія Іуды и Ѳамари читается и переводится; исторія золотаго тельца первая читается и переводится; проклятія заключающіяся въ законѣ читаются и переводятся, но нельзя допускать, чтобы одинъ начиналъ чтеніе проклятій предъ собраніемъ, а другой оканчивалъ, но кто началъ чтеніе, тотъ пусть и окончитъ; предостереженія и угрозы, которыя заключаются въ законѣ, читаются и переводятся; исторія Аммона и Ѳамари читается и переводится; исторія Авессалома и наложницы его отца читается и переводится; исторія одной наложницы въ Гивеѣ (Суд. гл. 19) читается и переводится. Исторія Рувима и наложницы его отца читается но не переводится, — что видно изъ примѣра Хананіи, сына Гамаліилова, который въ Акрѣ читалъ самъ предъ обществомъ Быт. 35-й главы 22-й и 23-й стихи, но тургеманиму позволилъ перевесть только послѣдній стихъ. Исторія о золотомъ тельцѣ Исх. 32, 21 читается но не переводится, потому, какъ сказалъ рабби Симонъ сынъ Елеазара, что если преступленіе извинено Аарону, то кто нибудь можетъ подумать, что и всѣ идолопоклонники должны быть извинены. Исторія Давида и Варсавіи жены Урія не переводится и не читается предъ обществомъ, хотя учитель, слѣдящій исторію съ учениками по порядку, можетъ не исключать и этого разсказа».

Хотя послѣднее изъ приведенныхъ свидѣтельствъ большую часть указанныхъ мѣстъ, тяжелыхъ для памяти библейскихъ дѣятелей, признаетъ доступными чтенію и переводу, но это — сравнительно позднѣйшее свидѣтельство и служитъ доказательствомъ обратнаго движенія истолковательной системы, отъ направленія въ высшей степени субъективнаго и абсолютно подчиненнаго фарисейскимъ преданіямъ къ направленію болѣе свободному и объективному, между тѣмъ какъ по первому изъ названныхъ документовъ (мишнѣ) почти всѣ приведенныя мѣста считаются запрещенными. Кромѣ того, самое возбужденіе предписанія о позволительности чтенія нѣкоторыхъ мѣстъ доказываетъ, что предъ этимъ указанныя мѣста считались запрещенными или по крайней мѣрѣ были предметомъ споровъ. 1) Исторія міротворенія, какъ свидѣтедьствуетъ талмудъ, возбуждала разнаго рода догадки и сомнѣнія о томъ, что было прежде творенія міра и въ чемъ состоялъ хаосъ, была ли это вѣчная матерія или тварная, сотворилъ ли Богъ первый моментъ существуемости или что либо существовало вмѣсто міра прежде. Находились между іудейскими толкователями такіе, которые первыя слова книги бытія переводили такъ «въ началѣ, когда Богъ приступалъ къ творенію неба и земли, когда земля была безобразнымъ хаосомъ и одинъ только Духъ Божій носился надъ лономъ водъ, — Богъ сказалъ: да будетъ свѣтъ!..». [4] Такимъ образомъ выходило, что до творенія міра былъ хаосъ, изъ области котораго вызвано бытіе неба и земли. Наоборотъ другіе толкователи находили неумѣстнымъ начинать переводъ исторіи творенія словомъ: въ началѣ и опровергали чтеніе семидесяти толковниковъ: ἐν ἀρχῇ ἐποίησεν ὁ Θεὸς, относя его къ числу «тринадцати измѣненій текста» якобы сдѣланныхъ семидесятью въ угоду Птоломею; правильный переводъ, по мнѣнію этой партіи, долженъ быть: ὁ Θεὸς ἐποίησεν ἐν ἀρχῇ…, чтобы терминъ ἐν ἀρχῇ, не могъ быть признанъ за моментъ независимый отъ прочихъ тварныхъ моментовъ. Въ виду подобныхъ разногласій и чтобы не давать повода вносить въ исторію творенія греческую космогонію, представители синагоги запрещали чтеніе а тѣмъ болѣе переводъ перваго отдѣла книги Бытія о твореніи міра. 2) Съ подобною же цѣлію, т. е. для устраненія многоразличныхъ толкованій и сомнѣній со стороны лицъ не твердыхъ въ вѣрѣ и кощунствъ со стороны язычниковъ были первоначально запрещаемы чтеніе и переводъ перваго отдѣла книги Іезекіиля, гдѣ описывается видѣніе таинственной колесницы (Меркаба). Хотя въ приведенныхъ сейчасъ свидѣтельствахъ о Меркабѣ не упоминается, но изъ другихъ древнихъ указаній видно, что она подвергалась запрещенію наравнѣ съ исторіею міротворенія. Ее нельзя было предлагать никому изъ учениковъ при урокахъ изъ библіи (Chagig. 2, 1), а также предлагать для обычнаго чтенія въ синагогахъ въ субботы, праздники и посты, когда въ заключеніе чтенія изъ торы обыкновенно читалось мѣсто изъ пророковъ (Гафтара). И только тосефта въ видахъ позднѣйшей свободы толкованія, допускаетъ, что Меркабу можно предлагать для чтенія наиболѣе понятливымъ ученикамъ. 3) Проклятія, читавшіяся торжественно священниками на горѣ Гевалъ, по талмудическому преданію (Sotah, 7, 2, 5), должны были читаться только по древне-еврейски; при обыкновенномъ же чтеніи торы они могли быть переводимы и на общепонятный языкъ, но съ тѣмъ условіемъ, чтобы не объяснять этихъ проклятій отрывочно самихъ по себѣ, но непремѣнно въ связи съ предшествующимъ и послѣдующимъ для смягченія содержанія ихъ. 4) Отношеніе Лота къ своимъ дочерямъ, отношеніе Аммона къ Ѳамари, отношеніе Авессалома къ наложницѣ своего отца, веніамитянъ въ Гивеѣ къ наложницѣ пришельца, сначала были запрещены а потомъ дозволены для чтенія и перевода потому, какъ объясняютъ талмудисты, что эти преступленія сами въ себѣ носили свое наказаніе и тѣмъ самимъ теряли свою соблазнительность. 5) Кровосмѣшеніе Іуды и Ѳамары, по объясненію гемары, было объявлено мѣстомъ дозволеннымъ для чтенія съ того времени, какъ толкователи нашли, что за нимъ слѣдуетъ раскаяніе Іуды въ своей винѣ. По этой же причинѣ было снято запрещеніе и съ разсказа о приготовленіи золотаго тельца, за которое вынесено евреями 40-лѣтнее раскаяніе.

Важнѣе разсмотрѣніе тѣхъ мѣстъ, переводъ или чтеніе которыхъ безусловно запрещается обоими приведенными свидѣтельствами. Изъ перваго представленнаго ими для образца (конечно подлежавшія запрещенію мѣста не всѣ здѣсь указаны) примѣра мы узнаемъ, что іудейскіе учители стараются щадить честь старѣйшаго изъ родоначальниковъ 12 колѣнъ, Рувима, налагая запрещеніе на Быт. 35, 22-23 гдѣ говорится о его кровосмѣшеніи съ наложницею своего отца; этого мѣста нельзя было переводить на какой либо другой языкъ іудейскому тургеманиму. Независимо отъ этого запрещенія, приведенное мѣсто выдержало разнаго рода смягчающія корректуры. Прежде всего слова 22 стиха, выражающія тяжелое впечатлѣніе, произведенное на Іакова преступленіемъ его первенца: и противно было это въ глазахъ отца его, эти слова соферимы исключали изъ текста; и въ нынѣшнемъ масоретскомъ текстѣ на ихъ мѣстѣ стоитъ пустая часть строки среди стиха, hiatus in medio versu (но по счастію они сохранились въ текстѣ LXX). Далѣе оставшіяся слова даннаго мѣста (22-го стиха) въ масоретской библіи обставлены двойною системою акцентовъ (каждое слово имѣетъ два разнозначущихъ знака препинанія, какъ въ Пятокнижіи пунктировано еще только десятословіе), изъ которыхъ одна раздѣляетъ слова соотвѣтственно простому смыслу: «и пришелъ Рувимъ и преспалъ съ Билхою, наложницею своего отца»; напротивъ другая система стремится разрушить этотъ смыслъ, отдѣляя слово преспалъ отъ послѣднихъ словъ, какъ бы не имѣющихъ къ нему никакого отношенія и, съ другой стороны, вводя въ область 22-го стиха первую часть 23-стиха, содержащаго въ себѣ перечень 12 сыновъ Іакова, въ которомъ Рувимъ названъ его первенцемъ, — чѣмъ какъ бы указывается читателю, что преступленіе Рувима, если оно и было, не отняло у него его достоинства. Мало того, въ своемъ стремленіи смягчить преступленіе Рувима, соферимы позволили себѣ сдѣлать перестановку нѣкоторыхъ стиховъ 35-й главы. Нынѣшній 21-й стихъ еврейской библіи, какъ видно изъ перевода LXX, первоначально стоялъ выше, между 15-мъ и 16-мъ стихами, такъ что разсказъ о кровосмѣшеніи Рувима слѣдовалъ непосредственно за извѣстіемъ о смерти Рахили и построеніи ей нагробнаго памятника. Чтобы устранить тяжелую мысль, что Рувимъ могъ совершить это преступленіе на самомъ мѣстѣ смерти его матери и въ дни плача о ней, соферимы разъединяютъ эти два обстоятельства перенесеніемъ на мѣсто 21-го стиха замѣчанія изъ 16-го стиха о передвиженіи стана, заставляя думать, что, послѣ погребенія Рахили, лагерь Іакова уже былъ переведенъ на новое мѣсто когда совершилось кровосмѣшеніе Рувима. Наконецъ такъ какъ въ еврейской истолковательной литературѣ Рувимъ прямо объявлялся чистымъ отъ своего преступленія (Ber. rabb. 84); то и этотъ взглядъ выразился въ особенной корректурѣ. Именио слова Быт. 49, 4 о Рувимѣ: «бурный какъ воды ты не будешь первенствовать» въ іерусал. таргумѣ переведены такъ: не будешь считаться грѣшникомъ. Просто и ясно. Еще одна корректура изъ уваженія къ Рувиму сдѣлана Втор. 33, 6, гдѣ въ подлинникѣ читается: «будетъ народъ его малочисленъ»; такъ въ Вульгатѣ; между тѣмъ другіе древніе переводы имѣютъ: «будетъ народъ его не малочисленъ».

Подобныя очистительныя корректуры іудейскіе толкователи допускали во вниманіе и къ другимъ своимъ родоначальникамъ и представителямъ. Именно Быт. 49, 14-15 дѣлается характеристика Иссахара, намекающая на небрежность этого колѣна въ дѣлѣ истребленія язычниковъ, среди которыхъ ему было отведено владѣніе: «Иссахаръ оселъ иноплеменниковъ (chanior gerim, сравн. самарит. текстъ)… онъ преклонилъ плечи свои къ ношенію бремени и сталъ работать для уплаты дани». Вмѣсто этого первоначальнаго чтенія явился цѣлый рядъ лестныхъ для Иссахара, но совершенно произвольныхъ коррект. выраженій. Изъ осла иноплеменниковъ Онкелосъ сдѣлалъ богатаго имуществомъ; другой переводчикъ любящаго ученіе; третій возжелавшаго пріятностей; изъ порабощеннаго данника вышелъ земледѣлецъ и т. под. (Всѣ эти переводы основываются на легкомъ измѣненіи буквъ основнаго текста). Въ благословеніи Іакова обращенномъ къ Симону и Левію Быт. 49, 7, вмѣсто первоначальныхъ словъ: проклятъ гнѣвъ ихъ, нѣкоторые читали: могущественъ гнѣвъ ихъ (adir вмѣсто arur). Въ благословеніи Іуды (ст. 12) вмѣсто: «его глаза красны отъ вина» многіе переводили: «блещутъ радостію его глаза» (ср. Вульг.). Точно такую же корректуру встрѣчаемъ и про глаза Ліи. По основному тексту Быт. 29, 17 у первой жены Іакова были больные слезящіе глаза. Древніе переводчики находятъ позволительнымъ скрыть этотъ недостатокъ: вмѣсто слезящіе у Онкелоса переведено прекрасные, у Акиллы и Симмаха: нѣжные, кроткіе. 1 Сам. 2, 22 упрекаются за развратъ сыновья Илія: «они спятъ съ женщинами, приходящими для поклоненія ко храму»; такъ и у LXX. Между тѣмъ талмудическіе учители снимаютъ этотъ упрекъ съ сыновъ Илія, перемѣняя чтеніе ischkby въ jaschkiby; «они позволяютъ спать женщинамъ при храмѣ». Нѣсколько любопытныхъ корректуръ сдѣлано и въ пользу Давида. Напр. 1 Сам. 17, 39 первоначально читалось, что Давидъ, «надѣвши военные доспѣхи отъ непривычки усталъ ходитъ въ нихъ и сбросилъ»; такъ у LXX и Симмаха. Между тѣмъ соферимамъ и масоретамъ такое чтеніе показалось несоотвѣтствующимъ военной славѣ Давида и вотъ вмѣсто усталъ ходить въ еврейскомъ текстѣ явилось попробовалъ ходить (vajoel вм. vajele’); въ сирскомъ переводѣ слово по непривычкѣ выброшено. Возможно ли, дескать, чтобы Давидъ не былъ привыченъ носить оружіе?

Такъ какъ значительная часть книгъ Ветхаго Завѣта посвящена изложенію служенія и обязанностей священниковъ, то, конечно, и этой области не могли не коснуться придирчивые лжеисправители и корректоры текста. Въ выше приведенномъ свидѣтельствѣ мишны мы видѣли, что тѣ благословенія, которыя произносились священниками изъ Пятокнижія, запрещено было читать частному лицу и переводить на другой языкъ. Сюда относятся (по sotah 7, 2): формула благословенія заключающаяся Числ. 6, 22 и дал., благословеніе полководцу при отправленіи его въ походъ, судебная формула при обрядѣ ужичества и проч. Эти мѣста Пятокнижія должны были читаться и писаться только по еврейски и толкователь торы, встрѣтившись съ какимъ либо изъ этихъ мѣстъ, долженъ былъ обходить его, потому, какъ замѣчаетъ гемара, что они «даны для благословеній, а не для чтеній и толкованій». Въ переводахъ Пятокнижія эти мѣста иногда вовсе пропускались, иногда переписывались подлинными словами еврейскаго оригинала подобно тому какъ, по свидѣтельству Іеронима, въ нѣкоторыхъ спискахъ греческаго перевода тетраграмма не переводилась, а только писалась еврейскими буквами въ томъ видѣ, какъ она стояла въ оригиналѣ. Въ таргумѣ Онкелоса вовсе нѣтъ мѣста Числ. 6, 22-27; въ іерусалимскомъ таргумѣ это мѣсто было вписано словами оригинала безъ перевода, который только впослѣдствіи былъ прибавленъ на халдейскомъ языкѣ. Тоже предполагаютъ и о первоначальномъ текстѣ LXX. Такъ какъ во многихъ изданіяхъ LXX 27-й стихъ 6-й главы Числъ стоитъ прежде 24 стиха, то это можетъ быть понятно только въ томъ случаѣ, если стиховъ 24-26, содержащихъ формулу священническаго благословенія, въ этихъ изданіяхъ не было. — Съ неменьшею ревностію тургеманимы и соферимы провѣряли и другія частныя мѣста, касающіяся правъ служенія священниковъ. Напр. 1 Сам. 9, 24 Самуилъ для трапезы Саулу предложилъ плечо и курдюкъ. Это мѣсто затрудняло книжниковъ, потому что, по закону, указанныя части животныхъ составляли принадлежность священниковъ, на которую частное лицо не имѣло право. Въ талмудѣ по этому поводу высказываются разныя предподоженія, а въ таргумахъ допущены разныя корректуры, причемъ слово курдюкъ большею частью пропускается; даже нынѣшній масоретскій текстъ изъ слова haaljah (курдюкъ) дѣлаетъ healeha (листъ ея), что совершенно не идетъ къ смыслу. А вотъ примѣръ другаго рода. 1 Цар. 4, 5 еврейскій текстъ упоминаетъ священника Зевуда друга царскаго. Нѣкоторые древніе еврейскіе толкователи нашли не удобнымъ помѣщать служителей храма въ число придворныхъ лицъ и приводя указанное мѣсто выбрасывали слово священникъ, предоставляя читателю думать, что Зевудъ былъ частнымъ лицемъ. Подобная же корректура встрѣчается 2 Сам. 8, 18, гдѣ по основному тексту читается: сыны Давида священники; между тѣмъ нѣкоторые изъ древнихъ переводчиковъ вмѣсто слова священники ставятъ начальники, т. е. свѣтскіе. Но самая высшая степень почтенія къ институту богоучрежденнаго священства выразилась въ корректурѣ Исх. 40, 31. По первоначальному тексту это мѣсто читалось: «и омыли себѣ Моисей и Ааронъ и сыновья его руки и ноги»; между тѣмъ въ нѣкоторыхъ текстахъ (самар.) это мѣсто обращено въ тенденціозное возвышеніе представителей священства насчетъ Моисея: «и омылъ Моисей Аарону и сыновьямъ его руки и ноги».

C. Періодъ соферимовъ или иначе періодъ происхожденія древнѣйшихъ таргумовъ былъ временемъ ожесточенныхъ религіозныхъ споровъ между отдѣльными палестинскими школами, между іудеями палестинскими и александрійскими, между іудеями и самарянами и наконецъ между іудеями и христіанами. Всѣ эти спорящія стороны основывались главнымъ образомъ на Священномъ Писаніи, и нѣкоторыя изъ нихъ для облегченія споровъ позволяли себѣ уклоненія въ чтеніи библейскаго текста, соотвѣтственно своимъ принципамъ. 1) Корректуры вышедшія изъ обрядовыхъ и правовыхъ споровъ. Исх. 13, 3-4 по чтенію самарит. должно быть переведено: «помни день, въ который вы вышли изъ земли египетской, и да не вкушаютъ кваснаго въ тотъ день; вышли же вы въ мѣсяцъ Авивъ». Этимъ чтеніемъ подтверждалось мнѣніе самарянъ, что кваснаго нельзя ѣсть только одинъ день. Между тѣмъ по масоретскому тексту, подтверждаемому LXX, это мѣсто читается съ другою разстановкою словъ и знаковъ препинанія, по которой выраженіе въ тотъ день имѣетъ отношеніе не къ вкушенію пищи, а къ выходу изъ Египта, такимъ образомъ: «помни день, въ который вы вышли изъ земли египетской, и который былъ въ мѣсяцѣ Авивѣ, и не вкушай кваснаго» (не сказано сколько дней, слѣдовательно, говорили іудеи, нужно понимать семь дней соотвѣтственно Исх. 12, 18). Во Втор. 26, 12 и 13 по самаританскому чтенію выходитъ три десятины назначенныхъ Моисеемъ, между тѣмъ по чтенію талмудистовъ только двѣ десатины. Исх. 21, 7 въ однихъ спискахъ читалось: «когда кто продастъ дочь свою (іудеянку) въ служанку, то она не выходитъ на свободу какъ выходятъ рабы, т. е. не какъ рабы мужчины получающіе свободу въ седьмой годъ. Такъ читается въ масоретскомъ текстѣ, у Ѳеодотіона и друг. Между тѣмъ у LXX, Акиллы и Симмаха читается: «она не выходитъ на свободу какъ выходятъ рабыни». Послѣднимъ чтеніемъ сообщается болѣе спеціальное значеніе данному мѣсту, указывающее различное положеніе рабынь или наложницъ иностранокъ и евреянокъ; первыя были въ собственномъ смыслѣ рабынями и въ седьмой годъ увольнялись, а вторыя трактовались какъ жены и потому не могли быть удаляемы. Во Втор. 25, 5 по масоретскому тексту и по LXX заключается законъ ужичества: «жена умершаго брата не должна выходить на сторону, за человѣка чужаго, но деверь ея долженъ взять ее себѣ въ жену…». Между тѣмъ самаряне, отвергавшіе законъ ужичества на томъ основаніи, что въ другихъ мѣстахъ закона запрещаются супружескія сношенія съ женою брата, читаютъ приведенное мѣсто по такой корректурѣ: «жена брата, бывшая на сторонѣ у чужихъ людей (т. е. обрученная жена, по какимъ либо обстоятельствамъ не бывшая въ дѣйствительномъ брачномъ союзѣ съ нимъ), должна быть взята въ жену деверемъ ея». 2) Корректуры вышедшія изъ споровъ о священныхъ мѣстахъ. Такъ какъ самаряне имѣли свои особенныя священныя мѣста, которыхъ іудеи не чтили и которыя въ основномъ текстѣ Пятокнижія не упоминались, то они внесли ихъ въ текстъ путемъ насильственныхъ корректуръ. Такъ во Втор. 27, 2-8 Моисей предписываетъ поставить жертвенникъ изъ 12 камней на горѣ Гевалѣ. Въ такомъ названіи горы согласны и масоретскій текстъ и LXX и всѣ древніе переводы. Между тѣмъ самаританскій текстъ вмѣсто имени Гевала помѣщаетъ имя Гаразина, очевидно съ тою цѣлію, чтобы заставить Моисея высказать пророчество о бывшемъ на Гаразинѣ храмѣ Санавадлата. Это тенденціозное измѣненіе до настоящаго времени упорно отстаивается самарянами, указывающими на вершинѣ Гаразина самый жертвенникъ Іисуса Навина якобы сохранившійся до нынѣ. Въ другомъ мѣстѣ, Втор. 11, 29-30, основной текстъ дѣлаетъ указаніе на гору Гаразинъ: «произнеси благословеніе на горѣ Гаразинъ». Самаританскій текстъ находитъ это опредѣленіе недостаточнымъ и вноситъ корректуру въ видѣ глоссы: которая при Сихемѣ. Эта корректура, свидѣтельствующая о боязни самарянъ, чтобы ихъ священное мѣсто не было заподозрено въ неподлинности, указываетъ на то время, когда, по свидѣтельству Іеронима, велась борьба за Гаразинъ, мѣстность котораго іудеи указывали въ своей области на берегу Іордана, а самаряне въ своей при Сихемѣ-Наблусѣ. Въ виду этого несогласія и для прекращенія его, самаряне заставляютъ Моисея сдѣлать въ указанномъ мѣстѣ лишнюю прибавку, указывающую именно Гаразинъ сихемскій. Еще примѣръ. Быт. 33, 18 по масоретскому тексту и по всѣмъ древнимъ переводамъ читалось: «и пришелъ Іаковъ въ Салемъ и купилъ себѣ часть поля». Самаряне въ своемъ текстѣ вмѣсто Салема поставили имя своего главнаго города: «и пришелъ Іаковъ въ Сихемъ». Эта корректура — плодъ продолжительныхъ споровъ о мѣстѣ владѣнія патріарха Іакова. Точно также нѣсколько корректуръ сдѣлано и въ пользу египетскаго святилища построеннаго Оніею. Напр. Ис. 19, 18 предсказывается, что нѣкогда въ Египтѣ будутъ города, покланяющіеся Іеговѣ и одинъ изъ городовъ будетъ называться городомъ правды (ir hatzedek); такъ читаютъ и LXX. Между тѣмъ позднѣйшіе переписчики вмѣсто неопредѣленнаго указанія на «городъ правды» стали писать ir haheres, городъ львовъ, иначе Леонтополисъ, тотъ городъ, въ которомъ стоялъ храмъ Оніи.

3) Изъ корректуръ вызванныхъ религіозными спорами самую важную категорію представляютъ тѣ, которыя были сдѣланы іудейскими книжниками противъ христіанъ. Чаще всего іудеевъ укоряли за произвольныя корректуры внесенныя ими въ библейскую хронологію съ цѣлію отдалить исполненіе времени пришествія Мессіи. Чтобы не повторять болѣе или менѣе извѣстныхъ свидѣтельствъ объ этомъ древнихъ и новѣйшихъ, ограничимся указаніемъ на одинъ вновь открытый документъ относящійся сюда. Въ недавнее время разобранъ одинъ древній арабскій манускриптъ Лейденской библіотеки (cod. 377 Warn.) содержащій переводъ Пятокнижія и при немъ замѣчательное введеніе сдѣланное древнимъ переписчикомъ. Послѣ нѣсколькихъ замѣчаній о переводѣ еврейскихъ книгъ на арабскій языкъ, переписчикъ приводитъ имена тѣхъ лицъ, чрезъ руки которыхъ по преемству переходилъ законъ, отъ Іисуса Навина до Ханана и Каіафы, которыхъ онъ называетъ современниками разрушенія Іерусалима. Въ то время, говоритъ копіистъ, сыны Израиля совершили тяжкія преступленія противъ Бога, покланялись идоламъ и убивали другъ друга во дворахъ храма. Тогда Богъ послалъ противъ нихъ Веспасіана и его сына Тита, которые разрушили Іерусалимъ а іудеевъ частію взяли въ плѣнъ частію умертвили. Описавъ нѣсколькими словами печальное состояніе плѣнныхъ, переписчикъ продолжаетъ: «Соломонъ, сынъ Давида, построилъ сильный городъ для храненія своихъ сокровищъ и назвалъ его Батиръ; это тотъ городъ, котораго не могли взять Веспасіанъ и Титъ. Туда перенесли священники законъ и вручили его для сохраненія Самайи и Авталіи, начальникамъ города. Нѣкоторое время спустя пришелъ императоръ Адріанъ и взялъ Батиръ. Тогда главные потомки Давида взяли законъ и перенесли его съ собою въ Багдадъ, гдѣ они пребываютъ до сего дня. Когда же іудеи были разсѣяны по всѣмъ частямъ міра, потомки Давида сдѣлали изъ хранившагося у нихъ закона копіи и разослали ихъ по всѣмъ обществамъ. Но эти копіи были испорчены, потому что еще прежде вторженія Тита первосвященники Хананъ и Каіафа согласились между собою отнять тысячу лѣтъ отъ годовъ жизни патріарховъ, чтобы имѣть возможность доказывать, что время пришествія Мессіи еще не приспѣло».

Въ объясненіе этого замѣчанія нужно сказать слѣдующее. Упоминаемый здѣсь городъ Батиръ есть Бетиръ — послѣднее убѣжище Баръ-Кохбы, въ 135 году по Р. Хр. послѣ продолжительной осады взятое Юліемъ Северомъ, военачальникомъ Адріана. Первосвященники Хананъ (Анна) и Каіафа извѣстны изъ евангельской исторіи, а Самайя и Авталія конечно тѣже Шемайя и Авталіонъ, которые стояли во главѣ іерусалимскихъ книжниковъ въ первомъ вѣкѣ предъ Рождествомъ Христовымъ. Что же касается указаннаго здѣсь нарочитаго измѣненія въ годахъ жизни патріарховъ, то объ этомъ яснѣе говорится въ другомъ недавно обслѣдованномъ памятникѣ, древнемъ арабскомъ комментаріѣ на книгу Бытія, изданномъ де-Лягардомъ по другому манускрипту лейденской библіотеки (cod. 230, Scalig.) [5]. Въ этомъ комментаріѣ говорится, что «Аврааму отъ Бога дано было обѣтованіе о явленіи Мессіи, долженствовавшее осуществиться чрезъ пять съ половиною дней, что значитъ 5500 лѣтъ, потому что, по словамъ псалмопѣвца, тысача лѣтъ предъ Богомъ тоже что одинъ день». «Между тѣмъ іудеи, прибавляетъ комментаторъ, не желая, чтобы въ священныхъ книгахъ было указаніе на время пришествія отвергнутаго ими Мессіи, отняли по сту лѣтъ отъ жизни первыхъ шести патріарховъ».

Не смотря на то, что въ приведенныхъ свидѣтельствахъ есть нѣкоторое противорѣчіе: Анна и Каіафа признаются свидѣтелями паденія Іерусалима, и Шемайя и Авталіонъ переносятся на 150 лѣтъ позже дѣйствительнаго времени ихъ жизни, не смотря на то, что въ одномъ изъ названныхъ свидѣтельствъ іудеи обвиняются въ отнятіи 600 лѣтъ отъ жизни патріарховъ, а въ другомъ 1000 лѣтъ, тѣмъ не менѣе въ нихъ нельзя не видѣть отголоска древняго преданія о поврежденіи чиселъ въ годахъ патріарховъ. Дѣйствительное существованіе подобнаго древняго преданія ближайшимъ образомъ подтверждается евангеліемъ Никодима, латинская рецензія котораго (cap. 12) имѣетъ такое сообщеніе: «однажды Пилатъ отправился въ храмъ и спросилъ священниковъ и учителей закона, дѣйствительно ли, по показанію находящихся въ храмѣ священныхъ книгъ, время Мессіи уже наступило? Тогда первосвященники Анна и Каіафа, повелѣвъ удалиться всѣмъ присутствовавшимъ, признались Пилату, что пророчество Михаила, находящееся въ первой изъ 70 священныхъ книгъ, опредѣляетъ время пришествія Мессіи въ 5500 лѣтъ отъ сотворенія міра и что именно столько прошло до Рождества Іисуса Христа, если считать по первоначальному неповрежденному счету годовъ жизни патріарховъ» [6]. Замѣчательно, что и здѣсь выводятся на сцену тѣже Анна и Каіафа, которымъ приписываетъ измѣненіе въ годахъ патріарховъ и авторъ предисловія арабскаго Пятокнижія. Какъ бы то ни было, но у насъ фактъ на лицо: жизнь допотопныхъ патріарховъ (Быт. гл. 5) и жизнь предковъ Авраама (Быт. 11, 10-26) имѣетъ неодинаковую продолжительность по чтенію масоретской библіи, по самаританскому Пятокнижію и по переводу LXX. Между тѣмъ всѣ попытки объяснить разногласіе предположеніемъ намѣренныхъ ошибокъ со стороны LXX оказались безуспѣшными; напротивъ изъ нихъ открылось ясно, что числовыя данныя LXX вполнѣ первоначальны. Остается предположить, что измѣненіе было сдѣлано въ текстѣ соферимовъ и масоретовъ въ видахъ антихристіанской полемики. Нѣтъ ничего невѣроятнаго, что эти антихристіанскія корректуры первый разъ были сдѣланы въ экземплярѣ Пятокнижія перенесенномъ на востокъ, въ вавилонскую область (Багдадъ здѣсь замѣняетъ древній Вавилонъ), бѣглецами изъ Бетира и что, какъ говоритъ приведенное свидѣтельство, копіи этого экземпляра были разосланы изъ Вавилона во всѣ еврейскія общины, которыя, конечно, не колебались принять сдѣланныя въ немъ поправки (См. подробнѣе объ этомъ въ Anmerkungen zur griechischen Uebersetzung der Proverbien von M. P. de-Lagarde. 1863. Leipz.). Что касается корректуръ въ годахъ патріарховъ по самаританскому Пятокнижію, то онѣ слѣдуютъ еще какой-то особенной физіологической системѣ, по которой допотопные патріархи могли имѣть дѣтей только до 150-лѣтняго возраста, вслѣдствіе чего въ тѣхъ мѣстахъ, гдѣ патріархамъ приписывается рожденіе дѣтей въ возрастѣ выше 150 лѣтъ, сто лѣтъ отбрасывается.

Къ другимъ антихристіанскимъ корректурамъ относится чтеніе нѣкоторыхъ пророческихъ мѣстъ, приводимыхъ христіанскими писателями изъ Ветхаго Завѣта въ подтвержденіе новозавѣтнаго ученія. Напр. Псал. 22, 17 по первоначальному чтенію: они пронзили руки Мои и ноги Мои; такъ и LXX. Такъ какъ въ этихъ словахъ христіане находили пророчество о распятіи Спасителя, то іудейскіе книжники внесли въ свой текстъ разрушающую смыслъ корректуру: какъ левъ (ka’ri вмѣсто karu) руки мои и ноги мои. Впрочемъ позднѣйшіе іудеи сами признали это свое чтеніе не удачнымъ и дѣлали попытки возвращенія къ первоначальному тексту [7]. И, независимо отъ христіанской полемики, нѣкоторыя мѣста пророческаго характера въ таргумахъ получали особенный смыслъ. Напр. Іерем. 23, 6, въ обѣтованіи о царѣ, имѣющемъ произойти изъ дома Давидова, творящемъ судъ и правду, упокоивающемъ народъ, пророкъ замѣчаетъ, что Его имя будетъ: Іегова-Цидкену (Іегова оправданіе наше), т. е. Имъ будетъ сдѣлано за людей удовлетвореніе правдѣ Божіей. Но это пророчество имѣло другое толкованіе относившее его къ освобожденію народа изъ плѣна вавилонскаго. Слѣдуя такому толкованію, нѣкоторые переводчики измѣнили слова Іегова-Цидкену въ Іоседекъ, имя современнаго плѣну первосвященника, котораго сынъ Іисусъ, вмѣстѣ съ Зоровавелемъ, вывелъ іудеевъ изъ плѣна.

D. Наконецъ корректурамъ подвергались неприкровенныя прямыя библейскія выраженія, касающіяся предметовъ щекотливыхъ и въ позднѣйшее время признанныя неудобопроизносимыми. Поэтому поводу въ мишнѣ (Megill. въ концѣ) высказывается такое правило: «кто читаетъ въ текстѣ выраженія, касающіяся членовъ чувственности, такъ какъ они написаны, того нужно заставить замолчать». Въ тосефтѣ это правило распространяется такъ: «всѣ слова, стѣсняющія чувство скромности, должны быть замѣняемы другими соотвѣтственными выраженіями, напр. вмѣсто ischgalenah (Втор. 28, 30 и друг.) нужно читать ischcabenah, вмѣсто ophalim (Втор. 28, 27 и друг.) нужно читать tichorim, вмѣсто charejonim (2 Цар. 6, 25) нужно читать dibe-jonim; вмѣсто chorajam нужно читать tzoatham; вмѣсто schenim нужно читать memej-raglaim». Кромѣ этихъ корректуръ, указанныхъ въ малой масорѣ, древніе таргумы представляютъ много другихъ примѣровъ смягченія прямыхъ выраженій текста. Напр. вмѣсто: «откроется нагота твоя» переводятъ: откроется зло твое (Іез. 16, 37); вмѣсто schadaim (сосцы) нерѣдко переводчики читали sadeh (поле) и т. под. Много возраженій по этому случаю въ талмудическій періодъ вызывала книга Пѣснь Пѣсней, которую іудейскіе учители требовали, не только понимать въ таинственномъ смыслѣ, но и читать во многихъ мѣстахъ не тѣми словами, которыя стоятъ въ текстѣ, а другими нарочито придуманными корректурами. Устраняя нѣкоторыя сомнѣнія своихъ современниковъ читавшихъ книгу Пѣснь Пѣсней буквально, рабби Акиба говоритъ: «вся продолжительность жизни міра не такъ достойна, какъ одинъ тотъ день, въ который явилась книга Пѣснь Пѣсней; если всѣ священныя книги по чистотѣ своихъ выраженій представляютъ святое въ области письменныхъ памятниковъ, то книга Пѣснь Пѣсней въ этомъ отношеніи есть святое святыхъ». Въ особенности запрещалось произносить отрывочныя выраженія изъ этой книги по ихъ буквальному чтенію. «Если кто декламируетъ мѣста изъ книги Пѣсни Пѣсней на пиршествѣ, какъ пѣснь любви (т. е. по буквальному чтенію), то онъ не будетъ имѣть части въ жизни будущей», говоритъ тотъ же рабби Акиба по тосефтѣ.


Изъ указанныхъ отношеній къ библейскому тексту со стороны іудейскихъ книжниковъ вытекаютъ многія важныя слѣдствія, изъ которыхъ наиболѣе важны для насъ слѣдующія два. 1) Указанныя корректуры по своему характеру свидѣтельствуютъ о крайнемъ ослабленіи интеллектуальныхъ силъ въ іудейскомъ народѣ, представители котораго не умѣютъ понять самой простой метафоры и въ своихъ толкованіяхъ самымъ грубымъ образомъ уродуютъ прекрасныя поэтическія выраженія библейскихъ писателей. 2) Многочисленность и дерзость этихъ корректуръ свидѣтельствуютъ о значительномъ авторитетѣ окружавшемъ въ глазахъ народа учителей закона, авторитетѣ, по выраженію ихъ самихъ, превосходившемъ авторитетъ слова Божія. Но уже въ самыхъ тѣхъ источникахъ, въ которыхъ упрочивается произвольное чтеніе многихъ мѣстъ Ветхаго Завѣта, даетъ себя замѣтить и реакція противъ подобнаго отношенія къ тексту со стороны іудейскихъ толкователей. Напр. мидрашъ Когелетъ, объясняя слова Еккл. 7, 5; «лучше слушать брань мудраго, чѣмъ пѣсню глупыхъ», подъ глупыми разумѣетъ «тургеманимовъ, въ своемъ произвольномъ отношеніи къ тексту доходившихъ до замѣщенія библейскаго текста вымыслами собственной фантазіи». Эта реакція въ своемъ дальнѣйшемъ развитіи вытѣснила изъ памяти народной корректурныя чтенія и возстановила первоначальную чистоту текста на основаніи всегда хранившихся въ синагогахъ древнѣйшихъ списковъ недосягаемыхъ для произвола корректоровъ. Нынѣшняя масоретская библія сохранила любопытные образцы такъ называемыхъ контръ-корректуръ или обратныхъ корректуръ, которыми изгонялись изъ текста произвольныя поправки соферимовъ. Вотъ что говоритъ объ этомъ вавилонская гемара (Nedarim 37, 38): «галаха Моисея съ Синая узаконяетъ нѣкоторыя поправки священнаго текста, чтеніе нѣкоторыхъ словъ такихъ, которыя не стоятъ въ текстѣ и устраненіе изъ текста нѣкоторыхъ словъ такихъ, которыя находятся въ немъ; поправки должны быть сдѣланы Быт. 18, 5; 24, 55; Числ. 31, 2; Псал. 68, 26, гдѣ стоитъ achar, a должно быть veachar и Псал. 36, 7, гдѣ стоитъ mischpatecha, а должно быть umischpatecha; прибавки къ тексту нѣкоторыхъ не существующихъ нынѣ словъ должны быть сдѣланы 2 Сам. 8, 3; 2 Сам. 16, 23; Іер. 31, 38; Іер. 50, 29; Руѳ. 2, 11; Руѳ. 3, 5. 17; наоборотъ устраненіе стоящихъ въ текстѣ нѣкоторыхъ словъ должно быть сдѣлано 2 Цар. 5, 18; Іер. 32, 11; Іер. 51, 3; Іез. 48, 16; Руѳ. 3, 12». Всѣ эти поправки допущены въ нынѣшнюю еврейскую библію какъ textus receptus, хотя онѣ пишутся такъ, что читатель видитъ въ нихъ именно поправки. Вникая ближе въ указанныя цитаты, находимъ, что въ мѣстахъ Быт. 18, 5; Псал. 36, 7 недостаетъ соединительной частицы, которую галаха требуетъ подразумѣвать. Что въ этомъ случаѣ поправки представляютъ контръ-корректуру, т. е. возстановленіе древняго чтенія послѣ допущеннаго здѣсь корректурнаго измѣненія, видно изъ того, что въ смыслѣ галахи высказываются самар. текстъ, LXX и всѣ древніе переводы. Но особенное вниманіе обращаютъ здѣсь на себя контръ-корректуры возстановляющія пропуски цѣлыхъ словъ. Первое изъ указанныхъ мѣстъ этой категоріи 2 Сам. 8, 3 предполагаетъ, что въ текстѣ пропущено слово Евфратъ и требуетъ возстановлять его при чтеніи. Что дѣйствительно это имя стояло въ данномъ мѣстѣ, видно изъ паралл. чтенія 1 Пар. 18, 3 и изъ всѣхъ древнихъ переводовъ. Что же касается временнаго устраненія этого имени изъ текста въ чтеніи соферимовъ, то причиною этого обстоятельства было недоумѣніе книжниковъ, что царь цовскій при Давидѣ распространилъ свою власть до рѣки Евфрата; устраненіемъ имени отдаленнаго Евфрата думали уменьшить широту завоеваній врага Давидова. Второй примѣръ 2 Сам. 16, 23 представляетъ контръ-корректуру, возстановляющую пропущенное соферимами слово isch (мужъ); пропускомъ же этого слова думали устранить или по крайней мѣрѣ прикрыть мысль текста, что совѣтъ Ахитофела могъ имѣть такое же значеніе какъ совѣтъ Божій. О прочихъ поправкахъ предоставляемъ справиться самому читателю [8].

Примѣчанія:
[1] Впрочемъ у языческихъ и христіанскихъ писателей есть нѣкоторыя воспоминанія о первоначальномъ произношеніи евреями тетраграммы, хотя очень разнорѣчивыя. Діодоръ сицил. (1, 94) говоритъ: ἱστοροῦσι... τοῦς νόμους διδόναι-παρὰ δε τοῦς Ιουδαίους Μωσῆν τὸν ΙΑΩ ἐπιϰαλούμενον ϑεόν. Порфирій (у Евсевія, Praepar. evangel. 10, 11): ἱστορεῖ δε τὰ περὶ Ιουδαίων ἀληϑέστατα... Σαγχωνιάϑων ὁ Βυρύτιος ἐιληϕὼς τὰ υπομνήματα παρὰ Ιερομβάλου τοῦ ἱερέως ϑεοῦ ΙΕΥΩ. Климентъ александр. (Stromat. V, 666 Oxon.): ατὰρ ϰαὶ τὸ τετραγράμμον ὀνόμα τὸ μυστιϰὸν ὁ περιέϰειτο οἶς μόνοις τὸ ἄδυτον βάσιμον ἦν. Λέγεται δε, ΙΑΩΥ (въ другихъ спискахъ: ΙΑΟΥΕ) ὄ μεϑερμηνευομενον ὁ ὤν ϰαὶ ὁ εσόμενος. Ириней (Adv. haeres. 2, 66) чатаетъ съ предыханіемъ на концѣ слова: Iaoh. Іеронимъ (на псал. 8-й): Iaho. Ѳеодоритъ (на Исх. вопр. 15-й) различаетъ произношеніе тетраграммы іудейское Αϊα (код. Авг. Ια) и самарянское Ιαβε. Епифаній: Ιαβε. Гностики: Ιαω. Всѣ эти произношенія сомнительны. Что же касается нынѣшняго произношенія Іегова, то оно составлено изъ чужихъ гласныхъ (изъ слова Адонай) и потому уже не имѣетъ никакого отношенія къ древнему чтенію этого имени.
[2] Urschrift und Uebersetzungen der Bibel. Breslau. 1857.
[3] См. Гейгеръ. Urschrift und Uebersetzungen der Bibel.
[4] Такой переводъ удержанъ у Мандельштама.
[5] Materialien zur Kritik und Geschichte des Pentateuchs von M. P. de-Lagarde. Leipz. 1867.
[6] См. Тишендорфа Evangelia apocrypha, p. 290 и дал.
[7] См. объ этомъ вопросѣ: Kennicott. Dissert. gener. § 24.
[8] Есть въ нынѣшней масоретскои библіи и неочищенныя корректуры, но онѣ большею частію отмѣчены особенными знаками, заставляющими читателя быть осторожнымъ въ чтеніи такихъ мѣстъ. Сюда принадлежатъ слова съ висячими буквами таковы напр. Суд. 18. 30; Псал. 80, 14 и слова отмѣченныя точками вверху, о которыхъ уже упоминаетъ Іеронимъ: hebraei appungunt desuper... (См. Охла Вохла 96). Въ трактатѣ Sopherim масорета Іонаѳана написанномъ въ 600 году (с. 6, § 9) и въ Aboth раби Натана (с. 34) говорится: «когда Ездра приводилъ въ порядокъ св. книги и встрѣчалъ какое либо подозрительное слово, онъ отмѣчалъ его точкою, разсуждая самъ съ собою: когда придетъ Илія предтеча Мессіи и скажетъ мнѣ: зачѣмъ не вѣрно написано такое-то мѣсто? я ему отвѣчу: это мѣсто у меня подъ точкою (т. е. никого не соблазнитъ). Если же онъ найдетъ, что написанное правильно, то я выскоблю точки».

Источникъ: Ак. Олесницкій. Тенденціозныя корректуры іудейскихъ книжниковъ (соферимовъ) въ чтеніи Ветхаго Завѣта. // Журналъ «Труды Кіевской духовной академіи» — 1879. — Томъ второй. — Кіевъ: Типографiя В. Давиденко, 1879. — С. 3-54.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0