Русская Библiя
Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Русская Библія
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Греческая Библія

Ἡ Παλαιὰ Διαθήκη
-
Ἡ Καινὴ Διαθήκη

Славянская Библія

Ветхій Завѣтъ
-
Новый Завѣтъ

Синодальный переводъ

Исторія перевода
-
Ветхій Завѣтъ
-
Новый Завѣтъ

Переводы съ Масоретскаго

митр. Филарета Дроздова
-
Росс. Библ. Общества
-
прот. Герасима Павскаго
-
архим. Макарія Глухарева
-
С.-Петербургской Д. А.
-
проф. И. П. Максимовича
-
проф. М. С. Гуляева
-
проф. А. А. Олесницкаго
-
Неизвѣстн. перевод.
-
В. Левисона - Д. Хвольсона
-
проф. П. Горскаго-Платонова
-
«Вадима» (В. И. Кельсіева)
-
проф. П. А. Юнгерова
-
Л. І. Мандельштама
-
О. Н. Штейнберга
-
А. Л. Блоштейна

Переводы съ Греческаго LXX

свящ. А. А. Сергіевскаго
-
архіеп. Агаѳангела Соловьева
-
еп. Порфирія Успенскаго
-
проф. П. А. Юнгерова

Переводы Новаго Завѣта

архіеп. Меѳодія Смирнова
-
Росс. Библ. Общества
-
В. А. Жуковскаго
-
К. П. Побѣдоносцева
-
А. С. Хомякова

Апокриѳы

Ветхозавѣтные
-
Новозавѣтные

Библейскія изслѣдованія

Святоотеческія толкованія
-
Изслѣдованія по библеистикѣ
-
Толковая Библія Лопухина
-
Библія и наука

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 18 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

ИЗСЛѢДОВАНІЯ ПО БИБЛЕИСТИКѢ

А. Д. Бѣляевъ († 1919 г.)
Отступленіе отъ вѣры въ Бога въ послѣднія времена.

Дерзкое проявленіе и значительное распространеніе безбожія во Франціи, а отчасти и въ другихъ образованныхъ странахъ во второй половинѣ восьмнадцатаго вѣка и еще болѣе широкое распространеніе матеріализма и безбожія во второй половинѣ истекающаго [XIX — прим. А. К.] столѣтія невольно вызываютъ вопросъ, не можетъ-ли безбожіе когда-нибудь проявиться у всѣхъ народовъ и во всѣхъ классахъ населенія? Временами ослабѣвая и даже почти совсѣмъ прекращаясь, но съ каждымъ новымъ взрывомъ все болѣе усиливаясь и шире распространяясь, не достигнетъ-ли оно когда-нибудь такой силы и широты распространенія, что наконецъ отравитъ всѣ народы и племена человѣческаго рода? Не настанетъ-ли такая эпоха, когда части организма человѣческаго рода, сохранившіяся здоровыми, или малоповрежденными безбожіемъ, будутъ на столько не значительны, что противодѣйствіе ихъ разрушительной силѣ безбожія не будетъ въ состояніи произвесть цѣлительной реакціи въ человѣчествѣ, будетъ подавлено натискомъ безбожія, и не отъ кого будетъ обновиться и возродиться человѣческому роду? Не наступитъ-ли такое время, когда человѣческій родъ будетъ похожъ на человѣка, хотя и крѣпкаго тѣлосложенія, но разстроившаго важнѣйшіе органы и главнѣйшія отправленія своего тѣла, а потому не способнаго дожить до глубокой старости, или даже только отсрочить быстро приближающуюся смерть?

На этотъ вопросъ отвѣчать не гадательно и предположительно, а увѣренно и твердо, можно только на основаніи Слова Божія. Руководясь одними естественными источниками и способами познанія, человѣкъ ничего не можетъ сказать не только положительнаго, но даже и вѣроятнаго, о будущемъ состояніи человѣческаго рода. Отъ человѣка сокрыто даже и ближайшее будущее, и еще менѣе взоръ его можетъ проникнуть въ глубокій мракъ отдаленнаго будущаго. Учительный архипастырь древней Іерусалимской Церкви Св. Кириллъ, изъясняя седьмой членъ символа вѣры и раскрывая ученіе Іисуса Христа, пророковъ и апостоловъ о послѣднихъ временахъ міра, говорилъ своимъ слушателямъ: «Мы не отъ себя пророчествуемъ, потому что не достойны; но износимъ на среду сказанные и написанные признаки» [1]. Св. Ипполитъ, Епископъ Римскій, въ началѣ своего, сдѣлавшагося столь извѣстнымъ въ русской литературѣ, Слова объ антихристѣ [2] говоритъ, что пророки потому издревле и назывались пророками и видящими, что они, умудряемые Словомъ и хорошо преднаучаемые о будущемъ въ видѣніяхъ, съ твердою увѣренностію говорили то, что имъ однимъ открыто было отъ Бога, и возвѣщали будущее. «Посему и мы, выводитъ отсюда святой отецъ руководственное правило для писанія, хорошо изучивши ихъ предсказанія, говоримъ не отъ своего собственнаго измышленія и не позволяемъ себѣ другими, новыми словами замѣнять древле сказанное пророками, коихъ писанія предлагая (въ церкви), читаемъ могущимъ право вѣровать; потому что отсюда бываетъ общая для тѣхъ и другихъ польза, — для говорящаго та, что онъ, удерживая въ памяти предлагаемое, правильно изъясняетъ оное, а для слушающаго та, что онъ прилагаетъ умъ свой къ тому, что говорится» [3]. Поставивши это правило, Св. Ипполитъ твердо слѣдуетъ ему въ своемъ сочиненіи, обнаруживая въ немъ обширное и твердое знаніе Священнаго Писанія Ветхаго и Новаго Завѣта, всѣ свои мысли и соображенія обосновывая на разнообразныхъ изреченіяхъ Писанія, показывая способность къ здравому истолкованію ихъ и не позволяя себѣ пускаться въ догадки, для которыхъ трудно найти подкрѣпленіе въ Писаніи. Но если даже св. отцы Церкви не считали себя достойными, — и справедливо, — предсказывать о событіяхъ отдаленнаго будущаго и говорили о нихъ только то, что можно подтвердить Писаніемъ; то мы, конечно, и совсѣмъ не достойны и не способны предрекать будущее. Поэтому, подражая примѣру Св. Кирилла, Св. Ипполита и другихъ св. отцовъ и учителей Церкви, поищемъ указаній для рѣшенія поставленнаго вопроса въ Священномъ Писаніи; а для того, чтобы правильно понимать его ученіе объ этомъ предметѣ, возьмемъ въ руководителей св. отцовъ и учителей Церкви.

На основаніи Священнаго Писанія и ученія св. отцовъ и учителей Церкви мы можемъ положительно и твердо отвѣтить, что дѣйствительно нѣкогда настанетъ эпоха распространенія безбожія по всей землѣ. Эта злосчастная во всѣхъ отношеніяхъ година, безпримѣрная по силѣ и повсемѣстности распространенія безбожія, небывалая по тяжести, продолжительности и широтѣ распространенія бѣдствій, которыя будутъ поражать человѣчество, наступитъ предъ вторымъ пришествіемъ Іисуса Христа, предъ кончиной міра. Прямо и ясно сказано: Сынъ человѣческій, пришедши, найдетъ-ли вѣру на землѣ (Лук. 18, 8).

Въ Священномъ Писаніи эта година называется: послѣдніе дни (2 Петр. 3, 3), послѣднія времена (1 Тим. 4, 1), послѣднее время (Дан. 11, 4. 9). Продолжительность ея въ Священномъ Писаніи не опредѣлена. Конецъ ея совпадаетъ съ пришествіемъ Іисуса Христа и концомъ міра; но начало ея будетъ наступать постепенно и потому его трудно разграничить отъ предъидущаго времени, нельзя указать опредѣленнаго момента времени, съ котораго она начнется. Изъ книги пророка Даніила и изъ Апокалипсиса видно, что послѣдній и самый страшный періодъ этой годины продолжится три съ половиною года, — разумѣемъ время царствованія антихриста. Но злосчастная година страшныхъ бѣдствій и необычайнаго распространенія нечестія и безбожія начнется раньше начала царствованія антихриста, какъ это видно изъ рѣчи Іисуса Христа о кончинѣ міра, изъ Втораго Посланія Апостола Павла къ Ѳессалоникійцамъ и изъ Апокалипсиса. Царствованіе антихриста будетъ только завершеніемъ и концомъ этой годины, послѣднимъ поріодомъ ея. Но какъ продолжителенъ будетъ предшествующій царствованію антихриста періодъ этой годины — это не извѣстно. Дальше мы покажемъ, что въ до-антихристовомъ періодѣ послѣднихъ временъ можно, на основаніи Священнаго Писанія, различить два періода, но продолжительность каждаго изъ нихъ опять таки не извѣстна.

Одна, очень важная и очень характерная, черта объединяетъ «послѣднія времена», объединяетъ періоды, предшествующіе антихристу съ временемъ царствованія антихриста. Черта эта означается словомъ: «отступленіе». Апостолъ Павелъ, разсѣевая страхъ Ѳессалоникійцевъ, будто уже наступаетъ день втораго пришествія Христова, говоритъ: день тотъ не прійдетъ, доколѣ не прійдетъ прежде отступленіе (ἀποστασία), и не откроется человѣкъ грѣха, сынъ погибели, противящійся и превозносящійся выше всего, называемаго Богомъ, или святынею (2 Ѳес. 2, 3-4).

Подъ отступленіемъ, о которомъ говоритъ Апостолъ Павелъ, нельзя разумѣть отпаденія отъ Римской имперіи подвластныхъ ей народовъ. Такого мнѣнія объ отступленіи, какъ политическомъ отпаденіи народовъ отъ Рима, держались Іеронимъ, Примазій и нѣкоторые католическіе богословы, напр. Кайэтанъ, Корнелій а Лапиде. Въ Священномъ Писаніи ἀποστασία постоянно означаетъ не политическое, а религіозно-нравственное отпаденіе; напр., въ Ветхомъ Завѣтѣ въ переводѣ LXX въ слѣдующихъ мѣстахъ: 2 Парал. 29, 19; Іерем. 2, 19; 1 Макк. 2, 15; въ Новомъ Завѣтѣ Дѣян. 21, 21 и, что особенно важно, у самого-же Апостола Павла, и притомъ въ рѣчи о послѣднихъ временахъ: Въ послѣднія времена, говоритъ онъ въ Первомъ Посланіи къ Тимоѳею, отступятъ нѣкоторые отъ вѣры (4, 1). Кромѣ того, во всей второй главѣ Втораго Посланія къ Ѳессалоникійцамъ, гдѣ говорится объ отступленіи въ послѣднія времена, рѣчь идетъ о религіозно-нравственномъ отпаденіи людей, объ отступленіи ихъ отъ Бога, отъ Христа, отъ истины и отъ добра. Смыслъ слова ἀποστασία въ этой главѣ достаточно уясняется словами: человѣкъ грѣха, беззаконникъ, дѣйствіе сатаны, неправедное обольщеніе, дѣйствіе заблужденія, тайна беззаконія и проч.; напр., слова: тайна беззаконія (ἀνομία), означаютъ грѣховное состояніе, а не политическое отпаденіе. — Нѣтъ достаточнаго основанія принять и мнѣніе Ѳомы Аквината, что подъ отступленіемъ вмѣстѣ разумѣются и отпаденіе отъ Римской имперіи или отпаденіе политическое, и отпаденіе отъ католической вѣры, отступленіе религіозное. — Столь-же произвольно и, кромѣ того, страдаетъ вѣроисповѣдною (конфессіональною) тенденціозностію мнѣніе Энгельберта Адмонта, что отступленіе означаетъ троякое отпаденіе: отпаденіе народовъ отъ Римской имперіи, церквей отъ папы и вѣрующихъ отъ Бога [4]. Хотя, какъ это видно изъ рѣчи Іисуса Христа о кончинѣ міра (Матѳ. 24, 7. 8. 12; Лук. 21, 9-10) и изъ словъ Апостола Павла о характерѣ людей, которые будутъ жить въ послѣдніе дни міра (2 Тим. 3, 1-4), въ послѣднія времена придутъ въ крайнее разстройство отношенія международныя, государственныя, гражданскія и семейныя, вообще подвергнется разгрому весь обычный строй общежитія; тѣмъ не менѣе подъ «отступленіемъ» въ Священномъ Писаніи, и въ частности во Второмъ Посланіи къ Ѳессалоникійцамъ, разумѣется религіозно-нравственное отступленіе. Политическое-же и всякое иное разстройство общежительнаго порядка людей будетъ неизбѣжнымъ результатомъ отступленія людей отъ Бога, Христа и религіи, отъ добра и истины.

Что касается до отцовъ и учителей Церкви, то и они подъ отступленіемъ разумѣли религіозно-нравственное отпаденіе; но только они съуживали понятіе отступленія. Почти всѣ они подъ отступленіемъ разумѣли не отступленіе, имѣющее быть вообще въ послѣднія времена, а собственно отступленіе, которое будетъ въ мірѣ при антихристѣ, или еще чаще называли отступленіемъ самого антихриста, какъ главнаго виновника имѣющаго быть при немъ богоотступленія. Антихриста называли отступленіемъ Ириней Ліонскій, Кириллъ Іерусалимскій, Златоустъ, Ѳеофилактъ Болгарскій, Августинъ, Ѳеодоритъ; послѣдній въ одномъ мѣстѣ называетъ отступленіемъ антихриста, а въ другомъ его пришествіе. Однако они не отождествляютъ понятія антихриста съ понятіемъ отступленія: называя антихриста отступленіемъ, они не называютъ отступленія артихристомъ и тѣмъ молчаливо обличаютъ взглядъ протестантовъ и русскихъ безпоповцевъ, будто антихристъ не лице, а отступленіе людей отъ Бога. Безъ сомнѣнія, св. отцы называли антихриста отступленіемъ, какъ представителя, характернаго выразителя и виновника отступленія, или, точнѣе, какъ виновника обнаруженія необычайнаго распространенія и усиленія отступленія. Напримѣръ, Іоаннъ Златоустъ прямо говоритъ объ антихристѣ, что «онъ возобладаетъ только надъ погибающими, которые, хотя-бы онъ и не пришелъ, не увѣровали-бы» [5]. Изъ рѣчи Іисуса Христа о послѣднихъ временахъ и еще яснѣе изъ словъ Апостола Павла во Второмъ Посланіи къ Ѳессалоникійцамъ (2, 3) видно, что отступленіе начнется раньше антихриста, что сначала придетъ отступленіе, потомъ явится антихристъ, который тоже есть отступленіе, и наконецъ придетъ Іисусъ Христосъ. Различіе между отступленіемъ, которое будетъ раньше антихриста, и отступленіемъ, которое проявится въ самомъ антихристѣ и чрезъ антихриста въ родѣ человѣческомъ, только въ степени: отступленіе при антихристѣ будетъ гораздо сильнѣе отступленія предшествующаго періода; отступленіе предъ временемъ антихриста подготовитъ отступленіе, имѣющее быть при антихристѣ.

Слѣдствіемъ отступленія послѣднихъ временъ, безпримѣрнымъ по своей важности, будетъ кончина міра. Чрезвычайное распространеніе невѣрія и нечестія по всей землѣ; всеобщая взаимная вражда между людьми и народами, которая еще задолго до кончины міра усилится до того, что возстанетъ народъ на народъ и царство на царство (Матѳ. 24, 6-7), что люди другъ друга будутъ предавать и возненавидятъ другъ друга (Матѳ. 24, 10), такъ что даже предастъ братъ брата на смерть, и отецъ дѣтей, и возстанутъ дѣти на родителей и умертвятъ ихъ (Марк. 13, 12); большія землетрясенія по мѣстамъ, и глады, и моры, и ужасныя явленія, и великія знаменія съ неба (Лук. 21, 11); великая скорбь, какой не было отъ начала міра до нынѣ и не будетъ (Матѳ. 24, 21), когда люди будутъ издыхать отъ страха и ожиданія бѣдствій, грядущихъ на вселенную (Лук. 21, 26); умноженіе беззаконія и сопровождающее его охлажденіе любви къ людямъ (Матѳ. 24, 12); преданіе на мученія и на смерть христіанъ и ненависть къ нимъ со стороны всѣхъ народовъ за имя Христа (Матѳ. 24, 9); мерзость запустѣнія, реченная чрезъ пророка Даніила, стоящая на святомъ мѣстѣ (Матѳ. 24, 15; Дан. 9, 27) — все это и вызоветъ кончину міра, подобно тому, какъ ядъ, отравляя всѣ соки живаго существа, причиняетъ послѣднему смерть. Господь Іисусъ Христосъ прямо сказалъ, что если бы не сократились тѣ дни, то не спаслась бы никакая плоть (Матѳ. 24, 22). Это значитъ, что если бы Іисусъ Христосъ и не пришелъ тогда, чтобы произвесть окончательный судъ надъ человѣческимъ родомъ (Матѳ. 25, 31-46), чтобы разрушить и обновить огнемъ небо и землю (Матѳ. 24, 29; 2 Петр. 3, 7-12), все-таки существованіе человѣческаго рода прекратилось бы.

Что человѣчество само пріуготовитъ свой конецъ, ученіе объ этомъ мы находимъ у отцовъ Церкви. Св. Ириней Ліонскій, изъясняя Даніилово видѣніе четвертаго звѣря съ десятью рогами и еще съ однимъ малымъ рогомъ и сближая съ нимъ видѣніе апокалипсическаго звѣря съ семью головами и десятью рогами (Дан. 7, 8; Апок. 17, 7. 14), — этотъ звѣрь означаетъ четвертое и послѣднее всемірное царство [6], рога знаменуютъ десять царей, а малый рогъ — антихриста (Дан. 7, 23-25), — говоритъ: «Имѣющій придти трехъ изъ нихъ умертвитъ, а остальныхъ подчинитъ своей власти, и онъ будетъ восьмой между ними; и они опустошатъ Вавилонъ [7], и сожгутъ его огнемъ, и предадутъ свое царство звѣрю, и будутъ гнать Церковь, а потомъ будутъ сокрушены пришествіемъ Господа нашего. Ибо что царство должно раздѣлиться и такъ погибнуть, объ этомъ Господь говоритъ: всякое царство, раздѣлившееся само въ себѣ, опустѣетъ, и всякій городъ, или домъ, раздѣлившійся самъ въ себѣ, не устоитъ (Матѳ. 12, 25). Раздѣлиться-же и царство, и городъ, и домъ должны на десять, и потому Онъ напередъ уже означилъ раздробленіе и раздѣленіе» [8]. «Вдругъ возстанутъ, говоритъ Кириллъ Іерусалимскій, десять римскихъ царей, царствующихъ можетъ быть въ разныхъ мѣстахъ, но въ одно и то же время; а послѣ нихъ одиннадцатый будетъ антихристъ, который съ помощію волшебнаго искусства захватитъ себѣ Римскую державу, уничтожитъ трехъ прежде него царствовавшихъ, имѣя уже подъ своею властію остальныхъ семерыхъ [9]. Хотя антихристъ, подчинивши себѣ царства, объединитъ ихъ подъ своею властію; но эта власть будетъ деспотическая, это подчиненіе будетъ рабское, это единство будетъ не единеніемъ мира и любви, а союзомъ зла, насилія, произвола. Порожденное смутами и кровопролитіемъ, оно, въ свою очередь, еще болѣе усилитъ междуусобицу, войны, кровопролитіе. Охлажденіе любви между людьми и водвореніе между ними вражды и раздоровъ доведутъ чевѣчество до всемірной междуусобицы, до самоистребленія и окончательной погибели, такъ что самый ходъ всемірной исторіи неизбѣжно приведетъ ее къ концу; царство земное, царство міра кончится; явятся новое небо и новая земля (2 Петр. 3, 13), и человѣчество перейдетъ къ иному виду своего существованія. Возсядутъ судьи, объяснилъ нѣкто Даніилу значеніе малаго рога, и отнимутъ у него власть губить и истреблять до конца, царство же, и власть, и величіе царственное во всей поднебесной дано будетъ народу святыхъ Всевышняго, Котораго царство — царство вѣчное, и всѣ властители будутъ служить и повиноваться ему (Дан. 7, 26-27). Вмѣстѣ съ вышеприведенными словами Евангелія (Матѳ. 24, 22) эти слова книги Даніила ясно показываютъ, что родъ человѣческій былъ бы доведенъ антихристомъ и бѣдствіями, всеобщимъ растлѣніемъ и повсемѣстнымъ страшнымъ кровопролитіемъ до поголовнаго истребленія и окончательной гибели. Правда, въ книгѣ Даніила виновникомъ гибели человѣчества признается исключительно антихристъ, но это нисколько не противорѣчитъ мысли, что человѣческій родъ самъ подготовитъ свою погибель, потому что антихристъ будетъ кость отъ кости человѣчества и плоть отъ плоти его, онъ будетъ порожденіемъ и дѣятельность его будетъ плодомъ крайняго развращенія, до котораго дойдутъ люди въ послѣднія времена. «Попущеніемъ святаго Бога, говоритъ св. Ефремъ Сиринъ о змѣѣ-діаволѣ, орудіемъ котораго будетъ антихристъ, получитъ онъ власть обольщать міръ, потому что исполнилось нечестіе міра, и повсюду совершаются всякаго рода ужасы. Посему-то пречистый Владыка за нечестіе людей попустилъ, чтобы міръ былъ искушенъ духомъ льсти, потому что такъ восхотѣли человѣки отступить отъ Бога и возлюбить лукаваго» [10]. «Такъ какъ, говоритъ св. Кирилъ Іерусалимскій, растлѣніе, татьба, прелюбодѣяніе и всѣ роды грѣховъ разлились по землѣ, и крови съ кровьми смѣшаны въ мірѣ (Ос. 4, 2), то, чтобы чудная обитель эта не осталась наполненною беззаконіемъ, этотъ міръ перейдетъ и явится лучшимъ» [11]. Во дни Ноя люди стали плотью, плотью растлѣнной, они пренебрегали Духомъ Божіимъ, велико было развращеніе ихъ, все существо ихъ стало зло (Быт. 6, 1-7), и они жили только для земли (Матѳ. 24, 37-39). Результатомъ всеобщаго растлѣнія было истребленіе ихъ всемірнымъ потопомъ. Такое же, или большее растлѣніе людей будетъ въ послѣднія времена: въ лицѣ антихриста начнется тогда явное и повсемѣстное владычество діавола на землѣ; повсюду распространится и будетъ господствовать зло. А зло все разрушаетъ. При религіозномъ, умственномъ, нравственномъ и физическомъ упадкѣ какъ индивидуумы, такъ и весь родъ ослабѣваютъ, истощаются, не могутъ оказывать разрушительному вліянію стихій такого прочнаго противодѣйствія, которое обезпечивало бы возможность существованія, а главное — при нечестіи, безнравственности и безбожіи страсти и звѣрскіе инстинкты людей разнуздываются, начинается безпощадная братоубійственная война, люди истребляютъ другъ друга. Предъ кончиной міра владычество, дерзость и распространенность безбожія, глубина и общераспространенность нравственнаго растлѣнія и физическая захудалость въ человѣческомъ родѣ будутъ столь же необыкновенны и чрезвычайны, какъ будутъ необычайны многія физическія явленія и другія событія, которыя тогда совершатся, какъ необыкновенна сама кончина міра. Это будетъ эпоха во всѣхъ отношеніяхъ и въ частности въ отношеніи къ безбожію исключительная, единственная, безпримѣрная, страшная и злосчастная.

Столь же исключительны и причины необычайнаго распространенія безбожія предъ кончиной міра. На основаніи Священнаго Писанія и ученія отцовъ Церкви мы можемъ высказать частію предположенія, а частію и положительныя сужденія о причинахъ страшнаго распространенія и необыкновеннаго владычества безбожія предъ кончиной міра; отмѣтимъ также и характерныя черты безбожнаго духа тогдашняго времени.

Въ Священномъ Писаніи есть нѣкоторыя указанія на то, что безнравственность, нечестіе и безбожіе послѣдней годины будутъ подготовляться постепенно, быть можетъ, въ теченіи очень долгаго времени. Евангелистъ Іоаннъ Богословъ уже о своемъ времени говорилъ: какъ вы слышали, что прійдетъ антихристъ, и теперь появилось много антихристовъ; то мы и познаемъ изъ того, что послѣднее время (1 Іоан. 2, 18). Въ то же время и Апостолъ Павелъ писалъ, что тайна беззаконія уже въ дѣйствіи, только не совершится до тѣхъ поръ, пока не будетъ взятъ отъ среды удерживающій теперь (2 Сол. 2, 7). Однако протекло слишкóмъ восьмнадцать вѣковъ съ тѣхъ поръ, какъ сказаны были тѣ и другія слова, а кончина міра все еще не наступила. Но, съ другой стороны, Апостолы, какъ писатели боговдохновенные, не могли высказать въ своихъ посланіяхъ, принятыхъ въ канонъ Священнаго Писанія, ошибочныхъ мыслей, и притомъ о предметѣ столь важномъ. Какъ же нужно понимать приведенныя слова? Въ нихъ выражается не то, что во времена Апостоловъ приближалась кончина міра, а указывается на сходство событій гражданской и церковной тогдашней жизни, тогдашняго духа времени съ тѣмъ, что будетъ происходить предъ концомъ міра, и современная Апостоламъ година изображается ими какъ начало печальнаго и страшнаго конца, — начало не по близости времени, а по сходству явленій жизни. Въ словахъ Апостола Павла это высказано очень ясно. Онъ вовсе не говоритъ, что наступаеть кончина міра. Совсѣмъ напротивъ: онъ самое Посланіе-то свое пишетъ къ Ѳессалоникійцамъ съ тою преимущественно цѣлію, чтобы нѣкоторыхъ изъ нихъ, ожидавшихъ скораго наступленія конца міра, разубѣдить въ этомъ мнѣніи. Онъ соглашается съ тѣмъ и утверждаетъ, что тайна беззаконія, — того беззаконія, которое во всей силѣ и наготѣ обнаружится предъ концомъ міра, — уже дѣйствуетъ; но оно дѣйствуетъ именно какъ тайна, прикровенно, мало замѣтно, какъ мало замѣтенъ ростокъ, который только чрезъ многіе годы становится виднымъ для всѣхъ, огромнымъ деревомъ. Подобнымъ образомъ и кончина міра не настанетъ до тѣхъ поръ, пока тайна беззаконія, уже начавшаяся, не совершится, т. е., пока не обнаружится и не осуществится въ полнотѣ и во всей силѣ. Когда это будетъ, Апостолъ указываетъ, но только не прямо, а таинственно: это будетъ тогда, когда будетъ взятъ отъ среды удерживающій теперь; но что такое удерживающій и когда онъ будетъ взятъ отъ среды, этого Апостолъ не изъясняетъ. Не указывая ясно, когда наступитъ конецъ міра, онъ, однако же, убѣждаетъ Солунянъ не вѣрить слухамъ о скоромъ наступленіи кончины міра и ясно показываетъ, что скоро она не наступитъ.

Разъясненіе истиннаго смысла приведенныхъ словъ Апостола Павла даетъ ключъ и къ пониманію словъ Іоанна Богослова, которыя въ свою очередь проливаютъ свѣтъ на слова Апостола Павла. Слова того и другаго Апостола параллельны и соотвѣтственны; мысль въ нихъ приблизительно одна и та же, и только выражена она различно. Антихристами Евангелистъ Іоаннъ Богословъ называетъ людей, отвергающихъ Отца и Сына (1 Іоан. 2, 22); Онъ же товоритъ, что всякій духъ, который не исповѣдаетъ Іисуса Христа, пришедшаго во плоти, не есть отъ Бога, но это духъ антихриста, о которомъ вы слышали, что онъ придетъ и теперь есть уже въ мірѣ (1 Іоан. 4, 3); объ антихристахъ онъ говоритъ еще, что они вышли отъ насъ, но не были нашими (1 Іоан. 2, 19). Ясно, что подъ антихристами онъ разумѣетъ еретиковъ своего времени — гностиковъ, отвергавшихъ боговоплощеніе и не признававшихъ Христа Богомъ [12], эвіонитовъ, признававшихъ Христа только человѣкомъ, и другихъ еретиковъ, а можетъ быть также и лжехристовъ (много лжепророковъ появилось въ мірѣ — 1 Іоан. 4, 1). Приписывая всѣмъ таковымъ людямъ духъ антихриста, имѣющаго придти предъ кончиной міра. Евангелистъ Іоаннъ говоритъ, что онъ, т. е. настоящій антихристъ, теперь есть уже въ мірѣ. Но такъ какъ въ его время настоящаго антихриста не было, и онъ зналъ это, то ясно, что и объ явленіи настоящаго антихриста въ его время, и о наступленіи послѣдняго времени (дѣти! послѣднее время — 1 Іоан. 2, 18) Іоаннъ Богословъ говоритъ въ томъ же смыслѣ, какъ и Апостолъ Павелъ о тайнѣ беззаконія, какъ начавшей дѣйствоватъ, но еще не совершившейся, не осуществившейся, т. е., онъ указываетъ предшественниковъ имѣющаго придти антихриста, но предшественниковъ не по непосредственному, а по отдаленному преемству, не по времени, а по духу. Еретики отвергали Христа, какъ Богочеловѣка, а вмѣстѣ съ тѣмъ если и не отвергали Бога, то по крайней мѣрѣ неизбѣжно извращали ученіе о Немъ, на мѣсто христіанства поставляли свое лжехристіанство: и настоящій антихристъ будетъ отвергать Христа и совращать христіанъ въ свою вѣру (Апок. 2, 17; 13, 5-8; 17, 14). Только онъ далеко и безмѣрно превзойдетъ еретиковъ степенью, дерзостію, силой и успѣхами въ отрицаніи Христа и христіанства: онъ будетъ истреблять христіанъ, богохульствовать, называть себя Богомъ и владычествовать на всей землѣ (Апок. 13 гл.; 2, 3-12). Между тѣмъ какъ еретики предъизображаютъ обольщенія и соблазны, которыми антихристъ будетъ отторгать христіанъ отъ Христа (2 Ѳес. 2, 10-11), гонители христіанства изъ іудеевъ и язычниковъ были и бываютъ предшественниками антихриста въ его истребительной войнѣ противъ святыхъ (Апок. 13, 7). Поэтому не безъ основанія подъ тайной беззаконія, которая по словамъ Апостола Павла уже въ дѣйствіи, нѣкоторые отцы Церкви, напр. Златоустъ, разумѣли Нерона, какъ прообразъ антихриста. «Ибо, говоритъ вселенскій учитель, и тотъ (т. е. Неронъ) хотѣлъ, чтобы его считали Богомъ. Хорошо сказалъ онъ (т. е., Апостолъ) тайна; ибо Неронъ не такъ явно и безстыдно выдавалъ себя за Бога, какъ антихристъ» [13]. А другіе отцы Церкви и подъ тайной деззаконія разумѣютъ еретиковъ, и въ такомъ случаѣ сходство и параллелизмъ двухъ изъясняемыхъ мѣстъ — одного изъ Перваго Посланія Евангелиста Іоанна Богослова и одного изъ Втораго Посланія Апостола Павла къ Солунянамъ — будетъ еще ближе. Такъ, Блаженный Ѳеодоритъ говоритъ: «Иные утверждали, что Нерона назвалъ Апостолъ тайною деззаконія и дѣлателемъ злочестія. Но думаю, что Апостолъ означилъ симъ породившіяся ереси; потому что ими діаволъ доводитъ многихъ до отступленія отъ истины. Наименовалъ же ихъ тайною беззаконія потому, что сѣть беззаконія въ нихъ сокрыта, самъ же діаволъ явно ведетъ людей къ богоотступничеству. Посему-то пришествіе его Апостолъ назвалъ открытіемъ. Ибо, что всегда пріуготовлялъ втайнѣ, провозгласитъ тогда открыто и ясно» [14]. Эти разнорѣчивыя толкованія можно примирить предположеніемъ, что Апостолъ Павелъ подъ тайной беззаконія разумѣлъ Нерона только преимущественно, какъ наиболѣе типическаго и притомъ современнаго ему прообраза антихриста, но не исключительно его одного. Пиша свои посланія въ отвѣтъ на потребности своего времени, Апостолы, тѣмъ не менѣе, предназначали ихъ для всѣхъ временъ. Какъ Евангелистъ Іоаннъ Богословъ, говоря о современныхъ ему еретикахъ-антихристахъ, подразумѣвалъ и еретиковъ послѣдующихъ временъ, какъ выразителей антихристіанскаго духа: такъ и Апостолъ Павелъ словами: тайна беззаконія, обозначилъ предшественниковъ антихриста всякаго рода и всѣхъ временъ: еретиковъ, безбожниковъ, невѣрующихъ и лжевѣрующихъ гонителей христіанства. Самый способъ выраженія Апостола Павла даетъ понять, что дѣйствіе тайны беззаконія будетъ не кратковременное, не единократное, какова была дѣятельность Нерона, а постоянное, имѣющее продолжаться до того времени, пока она не обнаружится явно, дерзко, во всей силѣ и страшной широтѣ, пока антихристіанскій духъ всѣхъ временъ, воплощающійся и дѣйствующій въ разнообразныхъ противникахъ Христа, не сосредоточится въ антихристѣ, пока онъ не достигнетъ завершенія, высшей степени развитія и вмѣстѣ своего конца въ безбожіи, безнравственности и антихристіанствѣ предъ кончиною міра. Не одинъ Неронъ, а цѣлый рядъ Нероновъ — этихъ гордыхъ самообожателей, жестокихъ деспотовъ, кровожадныхъ, какъ тигры, завоевателей, безнравственныхъ распутниковъ, нечестивыхъ безбожниковъ и богохульниковъ, сумасшедшихъ попирателей истины и страшныхъ гонителей христіанства — пройдетъ въ теченіи вѣковъ до конца міра. Ламехъ (Быт. 4, 19-24), библейскіе исполины (Быт. 6, 1-7), Нимродъ (Быт. 10, 8-10), строители Вавилонской башни (Быт. 11, 1-9), Навуходоносоръ (Ис. 14 гл.; 4 Цар. 24 и 25 гл.; Іудиѳ. 1-7 гл.; Дан. 3 и 4 гл.), Антіохъ Епифанъ (2 Макк. 5-9 гл.), — кто они, какъ не ветхозавѣтные Нероны, какъ не древнѣйшіе предшественники антихриста? Иродъ, такъ называемый Великій, избившій четырнадцать тысячъ Виѳлеемскихъ младенцевъ (Матѳ. 2, 16); другой Иродъ — Агриппа, не воздавшій славы Богу въ томъ, что принялъ отъ народа восхваленіе его, какъ Бога, и за это пораженный отъ Ангела страшною болѣзнію и изъѣденный червями (Дѣян. 12, 21-23), Римскій императоръ Калигула, безумно говорившй, что если бы у Римлянъ была одна голова, то онъ отсѣкъ бы ее; Домиціанъ, Діоклетіанъ, Юліанъ Отступникъ и другіе жестокіе гонители христіанъ; Аттилла, названный Бичемъ Божіимъ; Омаръ, Османъ и другіе жестокіе преемники лжепророка Мохаммеда, распространявшіе Мохаммеданство огнемъ, мечемъ и всякими жестокими насильственными способами; Чингисъ-ханъ и Тамерланъ, превращавшіе многолюдные города въ груды мусора и цѣлыя царства въ пустыни и воздвигавшіе вмѣсто памятниковъ огромныя пирамиды изъ отрубленныхъ головъ; Наполеонъ и другіе Тамерланы новаго времени, изъ за честолюбія и властолюбія погубившіе милліоны людей, — кто они, какъ не предшественники но духу, какъ не прообразы по жизни и дѣятельности того звѣря, выходящаго изъ моря, которому дано вести войну со святыми и побѣдить ихъ, которому будетъ дана власть надъ всякимъ колѣномъ и народомъ, и языкомъ, и племенемъ, котораго даже образъ, одушевленный чародѣйской силой его помощника — звѣря, выходящаго изъ земли, будетъ говорить и дѣйствовать такъ, что будетъ убиваемъ всякій, кто не будетъ покланяться образу звѣря (Апок. 13, 1. 7. 11. 15)? Далѣе, если Евангелистъ Іоаннъ Богословъ назвалъ антихристами гностиковъ, отрицавшихъ боговоплощеніе (докетовъ), іудействующихъ, не признававшихъ Христа Богомъ, отступниковъ отъ христіанства, принявшихъ истинную вѣру, но не устоявшихъ въ ней, лжепророковъ и лжехристовъ, поставлявшихъ себя на мѣсто истиннаго Христа, то не должны-ли быть названы антихристами всѣ позднѣйшіе еретики, а также и имѣющіе явиться въ послѣдствіи? Не антихристы-ли, не предшественники-ли апокалипсическаго антихриста — гностики втораго и третьяго вѣка, манихеи, антитринитаріи, аріане, аполлинаристы, несторіане, монофизиты и моноѳелиты, пелагіане, иконоборцы, богомилы и павликіане, социніане, жидовствующіе, древніе и новые антиномисты, наши раскольники, особенно безпоповцы, наши хлысты и прочіе сектанты, ирвингіане и другіе безчисленные толки мистическаго сектантства? Не антихристы-ли крайніе раціоналисты прошлаго и нашего вѣка, въ родѣ Павлюса, Штрауса, Ренана и новотюбингенскихъ богослововъ? Не антихристы-ли деисты, пантеисты, радикальные скептики и агностики, матеріалисты и безбожники? Не антихристами-ли будутъ и всѣ имѣющіе явиться еретики, отступники отъ вѣры, лжевѣры, отрицатели, враги и гонители религіи и христіаиства, враги истины и добра, закоренѣлые въ грѣхахъ, богохульники и безбожники? Всѣ таковые были и будутъ предшественниками, прообразами и предуготовителями апокалипсическаго звѣря-антихрнста въ тѣхъ дѣйствіяхъ послѣдняго, въ которыхъ онъ явится лжецомъ и обманщикомъ, явнымъ, сильнымъ и дерзкимъ врагомъ Бога, христіанства, религіи и всего святаго, и будетъ требовать божескаго поклоненія только одному себѣ. Тайнозритель видѣлъ, что даны были ему (звѣрю, выходящему изъ моря) уста, говорящія гордо и богохульно. И отверзъ онъ уста свои для хулы на Бога, чтобы хулить имя Его и жилище Его, и живущихъ на небѣ... И поклонятся ему всѣ живущіе на землѣ, которыхъ имена не написаны въ книгѣ жизни у Агнца, закланнаго отъ созданія міра (Апок. 13, 5. 6. 8). И Апостолъ Павелъ говоритъ о немъ, что онъ будетъ человѣкъ грѣха, сынъ погибели, противящійся и превозносящійся выше всего, называемаго Богомъ, или святынею, такъ что въ храмѣ Божіемъ сядетъ онъ, какъ Богъ, выдавая себя за Бога..., что онъ будетъ беззаконникъ..., котораго пришествіе, по дѣйствію сатаны, будетъ со всякою силою, и знаменіями, и чудесами ложными, и со всякимъ неправеднымъ обольщеніемъ погибающихъ, — за то, что они не приняли любви истины для своего спасенія (2 Сол. 2, 3. 4. 8. 9. 10).

Еретичество, кровожадная жестокость, нравственное беззаконіе, богохульство и безбожіе и соединенные съ ними умственный упадокъ и физическое вырожденіе, проявляясь въ теченіи вѣковъ въ разныхъ формахъ, то ослабѣвая, то усиливаясь, но никогда не прекращаясь, замирая въ однихъ формахъ и въ однихъ мѣстахъ и возгораясь съ новой силой въ другихъ видахъ и въ другихъ мѣстахъ и народахъ, будутъ постепенно накопляться въ человѣческомъ родѣ; зло, антихристіанство, вражда противъ Бога, хотя и чрезъ промежутки, но всетаки будутъ усиливаться, пока не возрастутъ до всепоглощающаго потопа зла предъ кончиной міра. Безчисленные и разнообразные антихристы всѣхъ временъ и мѣстъ, какъ воплощеніе зла, какъ слуги діавола, какъ враги Бога и Христа, были и будутъ предшественниками апокалипсическаго антихриста, будутъ въ теченіи длиннаго ряда вѣковъ подготовлятъ появленіе его и его всемірную пропаганду безбожія. Зло, ложь, нечестіе, антихристіанство и безбожіе всѣхъ временъ и мѣстъ будутъ той почвой, на которой возрастетъ безбожіе послѣдней годины и распространится но всей землѣ. Эта почва произраститъ и антихриста, а главное — она будетъ благопріятствовать безмѣрнымъ, всемірнымъ успѣхамъ его безбожной дѣятельности. Конечно, главной причиной необыкновенной быстроты и широты успѣховъ его пропаганды бозбожія будетъ то, что онъ будетъ хотя человѣкъ, но въ немъ сосредоточится вся сила сатаны. Самое пришествіе его будетъ по дѣйствію сатаны, и по дѣйствію же сатаны оно будетъ сопровождаться всякою силою, и знаменіями, и чудесами ложными, и всякимъ неправеднымъ обольщеніемъ погибающихъ (2 Ѳес. 2, 9-10). Тайнозритель видѣлъ, что низверженъ былъ съ неба великій драконъ, древніи змій, называемый діаволомъ и сатаною, обольщающій всю вселенную, низверженъ на землю, и ангелы его низвержены съ нимъ (Апок. 12, 9) и что поэтому горе живущимъ на землѣ и на морѣ, потому что къ вамъ сошелъ діаволъ въ сильной ярости, зная, что не много ему остается времени (12, 12). Этотъ-то драконъ звѣрю, выходящему изъ моря, т. е. антихристу, далъ силу свою, и престолъ свой, и великую власть (13, 1 и 2). Этому звѣрю дано вести войну со святыми и побѣдить ихъ; и дана ему власть надъ всякимъ колѣномъ, и народомъ, и языкомъ, и племенемъ (13, 7). Даже помощникъ его или звѣрь, выходящій изъ земли, говоритъ какъ драконъ; дѣйствуетъ предъ нимъ со всею властію перваго звѣря;.. и творитъ великія знаменія, такъ что и огонь низводитъ съ неба на землю предъ людьми; и чудесами, которыя дано было ему творить предъ звѣремъ, онъ обольщаетъ живущихъ на землѣ (13, 11-14). Но и самъ сатана, и антихристъ, въ котораго онъ вложитъ всю свою силу, и помощникъ антихриста, не уступающій послѣднему въ безбожной, чародѣйской и обольщающей силѣ и власти, не могли бы въ столь короткое время, именно въ сорокъ два мѣсяца (Апок. 13, 5), распространить безбожіе по всей землѣ, если бы успѣхи ихъ дѣятельности не были подготовлены предшествующимъ погруженіемъ человѣчества во зло, предшествующимъ распространеніемъ въ человѣчествѣ антихристіанскаго и богопротивнаго духа. Какъ ни сильна ярость діавола, предвидящаго конецъ своего владычества на землѣ; какъ ни велика сила и власть антихриста, который, и получивши смертельную рану, исцѣляется (Апок. 13, 2-3); какъ ни изумителыю это чудо, такъ что вся земля дивилась, и поклонились звѣрю, говоря: кто подобенъ звѣрю сему, и кто можетъ сразиться съ нимъ (Апок. 13, 3-4)? какъ ни поразительны прочія чудеса антихриста и его помощника (2 Ѳес. 2, 9; Апок. 13-15); какъ ни страшны кровожадный деспотизмъ и безграничное насиліе этихъ двухъ апокалипсическихъ звѣрей въ отношеніи ко всѣмъ людямъ (2 Ѳес. 2, 4 и Апок. 13 гл.); какъ ни коварны и ни обольстительны ихъ слова и дѣйствія (2 Ѳес. 2, 10; Апок. 13, 13 и 14); какъ ни дерзко самообоготвореніе антихриста, опирающееся на власть и силу сатаны, на богохульную гордость, на поразительныя чудеса, на необычайную хитрость, на побѣду надъ святыми и на преклоненіе предъ нимъ всей земли (2 Сол. 2, 4 и Апок. 13 гл.): но и яростное могущество діавола, и чудеса, хитрость, гордое богохульство, кровожадная власть и непреодолимая сила обоихъ звѣрей не подчинили бы имъ въ самое короткое время всей земли и не отторгли бы почти всего человѣческаго рода отъ Бога, если бы человѣчество уже не было предрасположено къ отпаденію отъ Бога и Христа и къ переходу въ царство сатаны. А такое безбожное и противо-христіанское предрасположеніе человѣческаго рода, имѣющее быть предъ концомъ міра, предъ явленіемъ антихриста, подготовится постепенно, частію самимъ историческимъ ходомъ развитія и накопленія зла, частію скрытою дѣятельностію діавола, напряженность которой будетъ усиливаться по мѣрѣ приближенія земной исторіи человѣчества къ концу и предугадываемаго діаволомъ конца своей власти на землѣ. Вотъ это-то противо-христіанское и безбожіюе предрасположеніе человѣчества, имѣющее быть и усилиться прежде явленія антихриста и имѣющее начаться, быть можотъ, даже за долго до него, и будетъ ближайшей причиной и естественнымъ источникомъ безбожія, которое при антихристѣ распространится по всей землѣ; а раннѣйшія безбожныя эпохи, какъ напр. безбожныя эпохи прошлаго и текущаго вѣка, равно какъ всякаго рода антихристы и всякаго вида антихристіанство всѣхъ временъ и мѣстъ, могутъ быть признаны отдаленными причинами печальнаго нравственнаго и религіознаго состоянія человѣчества предъ пришествіемъ антихриста и, чрезъ подготовку этого состоянія, отдаленными источниками безбожія послѣдней страшной годины.

Наше мнѣніе о постепенномъ подготовленіи безбожной дѣятельности антихриста и чрезвычайныхъ успѣховъ ея предварительнымъ распространеніемъ въ родѣ человѣческомъ безнравственности, безбожія и антихристіанскаго духа подтверждается ученіемъ Священнаго Писанія.

Такъ, Апостолъ Павелъ писалъ Тимоѳею: Знай же, что въ послѣдніе дни наступятъ времена тяжкія. Ибо люди будутъ самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злорѣчивы, родителямъ непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящіе добра, предатели, наглы, напыщенны, болѣе сластолюбивы, нежели боголюбивы, имѣющіе видъ благочестія, силы же его отрекшіеся... Къ симъ принадлежатъ тѣ, которые вкрадываются въ домы и обольщаютъ женщинъ, утопающихъ во грѣхахъ, водимыхъ различними похотями, всегда учащихся и никогда не могущихъ дойти до познанія истины... Сіи противятся истинѣ, люди развращенные умомъ, невѣжды въ вѣрѣ (2 Тим. 3, 1-8). Будетъ время, когда здраваго ученія принимать не будутъ, но по своимъ прихотямъ будутъ избирать себѣ учителей, которые льстили бы слуху; и отъ истины отвратятъ слухъ, и обратятся къ баснямъ (2 Тим. 4, 3-4). Духъ ясно говоритъ, что въ послѣднія времена отступятъ нѣкоторые отъ вѣры, внимая духамъ обольстителямъ и ученіямъ бѣсовскимъ, чрезъ лицемѣріе лжесловесниковъ, сожженныхъ въ совѣсти своей, запрещающихъ вступать въ бракъ и употреблять въ пищу то, что Богъ сотворилъ (1 Тим. 4, 1-3).

Блаженный Ѳеодоритъ, изъясняя первое изъ этихъ мѣстъ, относитъ, впрочемъ предположительно, заключающееся въ немъ предсказаніе къ своему времени. «Настоящее, думаю, предсказано Апостоломъ время, ибо жизнь наша исполнена сихъ золъ, и облекаясь въ наружность благочестія, дѣлами уготовляемъ изъ себя кумиръ лукавства; вмѣсто боголюбивыхъ стали сребролюбивыми, и любимъ рабство страстямъ; однимъ словомъ, въ насъ можно найдти и прочее, что предрекъ божественный Апостолъ» [15]. Нельзя согласиться съ этимъ изъясненіемъ, какъ, впрочемъ, и самъ Ѳеодоритъ не вполнѣ увѣренъ въ его истинности. Безъ сомнѣнія, какъ въ пятомъ вѣкѣ, такъ и во всякое время, были, бываютъ и будутъ люди, описываемые Апостоломъ Павломъ, и еще больше всегда бываетъ людей, имѣющихъ только нѣчто изъ указанныхъ Апостоломъ дурныхъ свойствъ, наклонностей и страстей. Были такіе люди и при жизни Апостоловъ, какъ видно изъ тутъ-же написанныхъ словъ Апостола Павла къ Тимоеею: таковыхъ удаляйся (2 Тим. 3, 5; ср. 2-е Петра). Но тогда было только въ малой мѣрѣ, только въ зародышѣ зло, которое въ ужасной широтѣ и силѣ раскроется въ послѣдніе дни. И можеть-ли быть время, народъ, мѣсто, гдѣ бы и когда бы не было такихъ людей? Но Апостолъ, очевидно, говоритъ не о всякихъ временахъ, а объ опредѣленной эпохѣ, которую онъ называетъ: «послѣднія времена», «послѣдніе дни»; говоритъ, что эти времена будутъ «тяжкія» и что это предсказано Духомъ. Что этими «послѣдними днями и тяжкими временами» не были времена Блаженнаго Ѳеодорита, объ этомъ нечего и говорить. Ясно, что Апостолъ говоритъ о временахъ, предшествующихъ кончинѣ міра; ибо какой иной періодъ времени можно назвать «послѣдними временами», «послѣдними днями»? Чтобы дать больше силы своимъ словамъ и возбудить въ людяхъ особенное вниманіе къ нимъ и твердую вѣру въ нихъ, Апостолъ въ доказательство ихъ истинности ссылается на свидѣтельство самого Бога и называетъ это свидѣтельство яснымъ, т. е., не только истиннымъ, но и не допускающимъ никакого перетолкованія: Духъ ясно говоритъ…; а это показываетъ, что Апостолъ говоритъ не вообще о тяжкихъ эпохахъ, которыя не разъ приходилось и еще придется переживать человѣчеству, а объ одной опредѣленной и притомъ исключительно тяжкой годинѣ. Нельзя подъ этой годиной разумѣть уже приближавшихся въ то время тяжкихъ и страшныхъ дней осады и разрушенія Іерусалима Римлянами въ 70-мъ году при императорѣ Веспасіанѣ, — нельзя разумѣть, не смотря на то, что Іисусъ Христосъ въ одной и той же рѣчи предсказалъ разрушеніе Іерусалима и погибель Іудеи и кончину міра (Матѳ. 24 гл.; Марк. 13 гл., Лук. 21 гл.). Тимоѳей, которому были писаны вышеприведенныя изреченія, былъ епископомъ въ Ефесѣ, а не въ Іерусалимѣ, и Ефесу жестокая участь Іерусалима и Іудеи не предлежала; притомъ же Апостолъ описываетъ не бѣдствія, а нравственное развращеніе и умственный упадокъ послѣднихъ дней, и въ такихъ чертахъ, которыя не вполнѣ соотвѣтствуютъ религіозному, умственному и нравственному состоянію Іудеевъ того времени; наконецъ, самая форма рѣчи: будетъ время, въ послѣдніе дни наступятъ времена тяжкія..., указываетъ на отдаленное время, тогда какъ отъ времени написанія Посланій къ Тимоѳею до разрушенія Іерусалима оставалось только нѣсколько лѣтъ [16], и о богопротивномъ направленіи духа іудеевъ слѣдовало бы говорить въ настоящемъ времени, если бы Апостолъ «послѣдними временами и послѣдними днями» называлъ послѣдніе дни Іудеи и Іерусалима. Сопоставленіе разсматриваемыхъ изреченій Апостола Павла со Вторымъ Посланіемъ Апостола Петра, написаннымъ приблизительно въ то же время, еще болѣе и окончательно убѣждаетъ въ томъ, что Апостолъ Павелъ именемъ «послѣднихъ дней» и «послѣднихъ временъ» назвалъ времена предъ кончиной міра. Предостерегая христіанъ отъ лжеучителей и людей, нравственно и умственно развращенныхъ, подобно тому, какъ и Апостолъ Павелъ предостерегалъ отъ такихъ же людей Тимоѳея, Апостолъ Петръ заканчиваетъ свое Посланіе предсказаніемъ о концѣ міра, говоря: “въ послѣдніе дни” явятся наглые ругатели, поступающіе по собственнымъ своимъ похотямъ и говорящіе: гдѣ обѣтованіе пришествія Его? Ибо съ тѣхъ поръ, какъ стали умирать отцы, отъ начала творенія, все остается такъ же. Думающіе такъ не знаютъ, что въ началѣ Словомъ Божіимъ небеса и земля составлены изъ воды и водою; потому тогдашній міръ погибъ, бывъ потопленъ водою. А нынѣшнія небеса и земля, содержимыя тѣмъ же Словомъ, сберегаются огню на день суда и погибели нечестивыхъ человѣкъ... Не медлитъ Господь исполненіемъ обѣтованія, какъ нѣкоторые почитаютъ то медленіемъ; но долготерпитъ насъ, не желая, чтобы кто погибъ, но чтобы всѣ пришли къ покаянію. Придетъ же день Господень, какъ тать ночью, и тогда небеса съ шумомъ прейдутъ, стихіи же разгорѣвшись разрушатся, земля и всѣ дѣла на ней сгорятъ (2 Петр. 3, 3-7. 9 и 10); и дальше прибавляетъ: какъ и возлюбленный братъ нашъ Павелъ, по данной ему премудрости, написалъ вамъ, какъ онъ говоритъ объ этомъ и во всѣхъ посланіяхъ (3, 15-16), подразумѣвается — во всѣхъ тѣхъ посланіяхъ, въ которыхъ есть рѣчь о кончинѣ міра и о послѣднихъ или предшествующихъ ей временахъ, а именно: въ Первомъ Посланіи къ Коринѳянамъ, въ обоихъ къ Тимоѳею, меньше въ Посланіяхъ къ Евреямъ и къ Римлянамъ, а попутно и краткими словами также и въ другихъ посланіяхъ. Въ послѣднихъ словахъ Апостола Петра двѣ мысли: въ первой половинѣ ихъ, въ стихѣ 15, онъ говоритъ, что и Апостолъ Павелъ написалъ объ этомъ, т. е., о долготерпѣніи Господа, о второмъ Его пришествіи и концѣ міра; во второй половинѣ изреченія, въ стихѣ 16, онъ добавляетъ, что объ этомъ же Павелъ говорилъ и во всѣхъ своихъ посланіяхъ. Очевидно, въ 15-мъ стихѣ Апостолъ Петръ говоритъ о недавнемъ написаніи Павломъ того, что послѣднимъ и прежде было говорено въ прочихъ посланіяхъ. Но изъ всѣхъ посланій Апостола Павла, въ которыхъ прямо и нарочито говорится о послѣднихъ временахъ, только оба Посланія къ Тимоѳею писаны въ одни годы со Вторымъ Посланіемъ Петра, а именно — Первое Посланіе, какъ думаютъ, написано въ 64 или 65 г., а Второе — предъ самою смертію, въ 67 г. Притомъ Второе Посланіе послано изъ Рима, откуда, повидимому, писано и послано и Второе Посланіе Петра, и тоже не задолго до смерти Петра (2 Петр. 1, 14). А такъ какъ Апостолы Павелъ и Петръ пострадали въ Римѣ одновременно, при Неронѣ, въ 67 или въ 68 году, то, можно полагать, Второе Посланіе Петра писано приблизительно одновременно со Вторымъ Посланіемъ къ Тимоѳею и не долго спустя послѣ Перваго Посланія къ Тимоѳею. Напротивъ, оба Посланія къ Ѳессалоникійцамъ и Первое къ Коринѳянамъ, въ которыхъ нарочито говорится о послѣднихъ временахъ были написаны еще въ первую половину пятидесятыхъ годовъ. Одинаковое выраженіе «послѣдніе дни», употребленное какъ во Второмъ Посланіи къ Тимоѳею, такъ и во Второмъ Посланіи Петра, а также сходство характеристики лжеучителей и развращенія людей въ обоихъ этихъ посланіяхъ сближаютъ эти посланія между собой и еще болѣе подтверждаютъ мыслъ, что въ Посланіяхъ къ Тимоѳею подъ послѣдними временами и днями нужно разумѣть времена предъ кончиной міра.

Но хотя и ясно, что выраженіями: «послѣдніе дни», «послѣднія времена», Апостолы Павелъ и Петръ означаютъ не современные имъ дни Нерона, и не дни разрушенія Іерусалима и разсѣянія іудеевъ, и еще меньше 5-й в., или какую иную изъ послѣдующихъ эпохъ, а называютъ именно времена предъ кончиной міра; но сами по себѣ эти выраженія довольно неопредѣленны, потому что не указываютъ, какой собственно и сколь продолжительный періодъ времени въ нихъ разумѣется. Естественно возникаютъ вопросы, разумѣются-ли подъ послѣдними днями и послѣдними временами самые послѣдніе дни міра, т. е., краткое время сорокадвухмѣсячнаго царствованія антихриста. или неопредѣленный періодъ времени, предшествующій этой окончательной и страшной годинѣ, или же вмѣстѣ разумѣются и эта година и непосредственно предшествующія ей времена.

По нашему мнѣнію, первое предположеніе наименѣе вѣроятно. Во 1-хъ, Апостолъ Павелъ ни въ Первомъ, ни во Второмъ Посланіи къ Тимоѳею совсѣмъ не говоритъ объ антихристѣ, а едва-ли онъ умолчалъ бы о немъ при описаніи безнравственности людей въ послѣдніе дни, если бы подъ послѣдними днями разумѣлъ исключительно время антихриста. Во 2-хъ, представленные имъ упадокъ и извращеніе религіознаго, нравственнаго и умственнаго состоянія людей въ послѣдніе дни, какъ они ни печальны и ни глубоки, всетаки не имѣютъ тѣхъ рѣзкихъ чертъ совершеннаго, всеобщаго и страшнаго богоотступничества, какое будетъ во дни антихриста по изображенію 13-й главы и другихъ мѣстъ Апокалипсиса. Въ Посланіяхъ къ Тимоѳею изображается, такъ сказать, полуотступленіе людей отъ Бога, а во дни антихриста будетъ полное отступленіе людей отъ Бога, — полное и огромностію числа отступниковъ (Лук. 18, 8; Апок. 13 гл.), и дерзостію проявленія (Апок. 13 гл.; 16, 9-11. 21). Напримѣръ, во Второмъ Посланіи къ Тимоѳею люди послѣднихъ дней называются болѣе сластолюбивыми, нежели боголюбивыми и имѣющими видъ благочестія, хотя и не имѣющими силы его (3, 4-5); а во дни антихриста люди прямо будутъ покланяться дракону или сатанѣ и антихристу, который объявитъ себя Богомъ (Апок. 13, 3-8; 2 Сол. 2, 4), и будутъ хулить Бога (Апок. 16, 9. 11). Въ 3-хъ, состояніе безнравственности и нечестія людей послѣднихъ временъ въ Посланіяхъ къ Тимоѳею представляется какъ бы долговременнымъ; напримѣръ, люди представляются всегда учащимися и никогда не могущими дойти до познанія истины (2 Тим. 3, 7), а такой оборотъ рѣчи не можетъ быть примѣненъ только къ днямъ антихриста, которые продолжатся всего три съ половиной года. Въ 4-хъ, во Второмъ Посланіи къ Ѳессалоникійцамъ Апостолъ Павелъ говоритъ, что день Христовъ не придетъ до тѣхъ поръ, доколѣ не прійдетъ прежде отступленіе, и не откроется человѣкъ грѣха… (2, 3), т. е., антихистъ. Послѣдовательный ходъ рѣчи Апостола даетъ указаніе, кáкъ нужно понимать ее. Сначала (πρῶτον) придетъ отступленіе (ἡ ἀποστασία), потомъ явится человѣкъ грѣха, и затѣмъ уже придетъ день Христовъ. Изъясняя такъ словá Апостола, мы относимъ слово πρῶτον только къ тому предложенію, въ которомъ оно стоитъ. Впрочемъ, если его отнесть не только къ явленію отступленія, но вмѣстѣ съ тѣмъ и къ откровенію человѣка грѣха, т. е., допустить такой смыслъ рѣчи, что сначала придетъ отступленіе и (сначала же) откроется человѣкъ грѣха, а потомъ придетъ день Христовъ; то и въ такомъ случаѣ нѣтъ основанія признавать понятіе отступленіе тождественнымъ съ понятіемъ человѣкъ грѣха, признавать эти слова синонимами. Апостолъ не отождествляетъ, а различаетъ эти понятія, указываетъ не одновременность, а послѣдовательность сначала явленія отступленія, а потомъ явленія человѣка грѣха. Онъ не говоритъ слитно: «доколѣ не прійдетъ прежде отступленіе, человѣкъ грѣха, сынъ погибели» и т. д.; а говоритъ раздѣльно: доколѣ не пріидетъ прежде отступленіе, и не откроется человѣкъ грѣха. Понятіе «человѣкъ грѣха» не есть опредѣлительное къ понятію «отступленіе», а особое и отличное отъ него понятіе. Что по ученію Апостола отступленіе не то же, что человѣкъ грѣха, и будетъ предшествовать явленію послѣдняго, это видно и изъ дальнѣйшихъ словъ Апостола. И нынѣ вы знаете, что не допускаетъ открыться ему (человѣку грѣха) въ свое время. Ибо тайна беззаконія уже въ дѣйствіи, только не совершится до тѣхъ поръ, пока не будетъ взятъ отъ среды удерживающій теперь. И тогда откроется беззаконникъ… (2, 6-8). Тайна беззаконія въ дѣйствіи — это начатки того отступленія, которое будетъ предъ явленіемъ антихриста; «тайна беззаконія совершится» — это осуществленіе отступленія. И тогда откроется беззаконникъ, т. е., явится антихристъ, котораго раньше Апостолъ назвалъ человѣкомъ грѣха. Если такимъ образомъ явленію беззаконника предшествуетъ совершеніе, полное проявленіе тайны беззаконія, и эта имѣющая совершиться тайна беззаконія не то же, что самъ беззаконникъ, то ясно, что и отступленіе, о которомъ сказалъ Апостолъ раньше, не то же, что человѣкъ грѣха, а будетъ предшествовать ему. Какъ беззаконникъ есть то же самое лице, что и человѣкъ грѣха: такъ и тайна беззаконія въ своемъ осуществленіи есть то же, что отступленіе. Слова Апостола о тайнѣ беззаконія и ея совершеніи и объ удерживающемъ явленіе антихриста служатъ поясненіемъ и распространеніемъ словъ объ отступленіи. Апостолъ поучаетъ Ѳессалоникійцевъ не бояться слуховъ, будто наступаетъ день Христовъ: по ученію Апостола этотъ день не придетъ до тѣхъ поръ, пока не придетъ предварительно отступленіе и пока не откроется человѣкъ грѣха. Дальше Апостолъ говоритъ, что это онъ и раньше имъ говорилъ и что едва ли они забыли это. Не помните-ли, что я, еще находясь у васъ, говорилъ вамъ это (2, 5)? Въ этомъ вопросѣ выражается увѣренность, что они не забыли словъ Апостола. Далѣе онъ и прямо выражаетъ эту увѣренность, говоря: И нынѣ вы знаете, чтó не допускаетъ открыться ему въ свое время; а затѣмъ говоритъ о томъ, чтó не дозволяетъ ему открыться, о тайнѣ беззаконія и объ удерживающемъ, т. е., о томъ, чтó имъ было говорено, когда Апостолъ былъ у нихъ, что они помнятъ и сами знаютъ и о чемъ онъ опять напоминаетъ, съ тою цѣлію, чтобы они твердо вѣрили его словамъ. По ученію Апостола наступить дню Христову препятствуетъ то, что не пришло еще отступленіе и не открылся человѣкъ грѣха. Это — общее положеніе. А дальше Апостолъ раскрываетъ его частнѣе, говоря о томъ, чтó препятствуетъ явиться человѣку грѣха или беззаконнику теперь, — препятствуетъ то, что хотя тайна беззаконія уже въ дѣйствіи, но еще не совершилась, а не совершится она до тѣхъ поръ, пока не будетъ взятъ отъ среды удерживающій теперь. Какъ только тайна беззаконія совершится и удерживающій будетъ взятъ отъ среды, такъ придетъ беззаконникъ, а затѣмъ придетъ Іисусъ Христосъ. И выше Апостолъ говорилъ, что сначала придетъ отступленіе, откроется человѣкъ грѣха и наконецъ наступитъ день Христовъ. Очевидно, что въ словахъ о тайнѣ беззаконія и объ удерживающемъ говорится о томъ же предметѣ, что и въ словахъ объ отступленіи, только пространнѣе. И какъ тайна беззаконія въ ея совершеніи будетъ предшествовать беззаконнику, т. е., антихристу: такъ и отступленіе будетъ предшествовать человѣку грѣха, т. е., тому же антихристу. Говоря иначе: отступленіе — это то же, что тайна беззаконія. Тайна беззаконія, начавшая дѣйствовать, соотвѣтствуетъ начаткамъ отступленія: и при Апостолахъ, и въ послѣдующія времена было отступленіе, только незначительное; а тайна беззаконія, имѣющая проявиться въ полности, соотвѣтствуетъ тому повсемѣстному отступленію, которое будетъ предъ явленіемъ антихриста. — Постановка предъ словомъ ἀποστασία члена , что показываетъ, что Апостолъ говоритъ о какомъ то опредѣленномъ отступленіи, объясняется тѣмъ, что читателямъ Посланія это понятіе было уже раньше раскрыто и стало извѣстно изъ устной бесѣды съ ними Апостола.

Подтвержденіе нашего толкованія, что отступленіе не есть антихристъ, а будетъ предшествовать ему, мы находимъ въ слѣдующихъ словахъ св. Кирилла Іерусалимскаго: «Нынѣ есть отступленіе, потому что люди отступили отъ правой вѣры, и одни возвѣщаютъ сыноотечество, а другіе осмѣливаются говорить, что Христосъ приведенъ въ бытіе изъ не-сущихъ. И прежде еретики были явные, а нынѣ Церковь наполнена еретиками скрытными, потому что люди отступили отъ истины и льстятъ слуху (2 Тим. 4, 3-4). Если слово потворствуетъ имъ, слушаютъ съ удовольствіемъ; а если слово о обращеніи, всѣ отвращаются. Большая часть отступила отъ правыхъ ученій, скорѣе избираютъ худое, нежели предпочитаютъ доброе. Это и есть отступленіе. Посему должно ожидатъ врага, и онъ началъ уже отчасти посылать своихъ предшественниковъ и готовъ придти за добычею» [17]. Ясно, что св. Кирилллъ подъ именемъ отступленія разумѣлъ то нечестіе и невѣріе въ людяхъ, которое будетъ предшествовать явленію антихриста.

Правда, по толкованію другихъ св. отцовъ и учителей Апостолъ отступленіемъ назвалъ самого антихриста. Такъ изъясняли это слово Златоустъ, Ѳеодоритъ, Ѳеофилактъ Болгарскій [18] и Августинъ [19]. Но они въ своихъ толкованіяхъ выходили изъ общаго понятія объ отступленіи и антихристѣ, упуская изъ виду подробное изъясненіе поставленныхъ словъ. Изъясняя только основную мысль Апостола, что дню Христову будетъ предшествовать отступленіе и явленіе антихриста, можно сближать понятія отступленіе и антихристъ; потому что они имѣютъ между собою много общаго. Отступленіе подготовитъ явленіе антихриста; отступленіе будетъ продолжаться и при антихристѣ и даже достигнетъ при немъ своей вершины; виновникомъ умноженія отступленія будетъ антихристъ; въ немъ самомъ отступленіе достигнетъ до ужасающей силы и чрезъ него же оно дойдетъ до страшныхъ размѣровъ въ его царствѣ. Поэтому антихриста можно назвать отступленіемъ. Златоустъ потому и назвалъ его отступленіемъ, что «онъ имѣетъ погубить многихъ и привести къ отступленію» [20]. Точно также и Ѳеодоритъ называетъ его отступленіемъ по той причинѣ, что онъ покусится всѣхъ довести до отступленія отъ истины» [21]. Отступленіемъ называется всякое богоотступничество, и въ особенности то, которое будетъ предъ явленіемъ антихриста, такъ какъ оно будетъ чрезвычайно сильно; объ этомъ отступленіи и говоритъ Апостолъ Павелъ. Но и самъ антихристъ можетъ быть названъ отступленіемъ, потому что въ немъ, при немъ и чрезъ него предваряющее его отступленіе дойдетъ до тѣхъ предѣловъ, дальше которыхъ оно идти уже не можетъ. Очевидно, что понятіе отступленіе есть болѣе широкое и болѣе общее понятіе, нежели понятіе антихристъ, когда его называютъ отступленіемъ. Антихриста по его происхожденію, характеру и дѣятельности и по характеру его царства можно назвать отступленіемъ, но наоборотъ — назвать отступленіе антихристомъ нельзя; его можно назвать только антихристіанствомъ. Поэтому протестанты и русскіе безпоповцы, отождествляя отступленіе съ антихристомъ, уча, что антихристъ не есть лице, а богоотступленіе людей, богоотступническій духъ времени, противорѣчатъ ученію Священнаго Писанія и погрѣшаютъ противъ логики въ виду того, что въ Священномъ Писаніи отступленіе и антихристъ не отождествляются. Въ частности и въ разсматриваемомъ изреченіи Апостола Павла понятіе отступленіе ясно не отождествляется съ понятіемъ человѣкъ грѣха. Это указывается не только отличеніемъ въ дальнѣйшей рѣчи тайны беззаконія отъ беззаконника, но и поставленіемъ при словѣ отступленіе иного предиката, нежели при словахъ человѣкъ грѣха, а также замѣтною раздѣльностію двухъ рядомъ стоящихъ предложеній съ подлежащими отступленіе и человѣкъ грѣха.

Второе предположеніе, т. е., что терминъ «послѣднія времена», «послѣдніе дни» означаетъ періодъ времени, предшествующій царствованію антихриста и подготовляющій его, не можетъ быть принято; потому что одинъ этотъ періодъ не составляетъ еще послѣднихъ дней, такъ какъ за нимъ слѣдуютъ дни антихриста.

Остается принять третье предположеніе, что подъ «послѣдними временами» разумѣются время антихристово вмѣстѣ съ подготовляющимъ явленіе антихриста временемъ отступленія. Апостолъ Павелъ въ Посланіяхъ къ Тимоѳею изображаетъ религіозное, умственное и нравственное состояніе людей, имѣющее быть въ теченіи неопредѣленнаго періода времени предъ кончиной міра; и этотъ то неопредѣленно-долгій періодъ времени онъ называетъ: «послѣднія времена», «послѣдніе дни».

Невѣріе, маловѣріе, лицемѣріе, нечестіе и безнравственность распространятся среди людей еще раньше антихриста; а при антихристѣ они достигнутъ наивысшей степени и наибольшаго распространенія и господства. Но Апостолъ не считалъ нужнымъ отмѣчать ступени въ развитіи и распространеніи зла въ послѣднія времена, а только указываетъ характеристическія черты состоянія зла во все продолженіе этихъ временъ. Такъ какъ періодъ дѣятельности антихриста отчасти будетъ сходенъ съ предшествующимъ ему временемъ, но будетъ также и значительно отличаться отъ него многими особенностями, и такъ какъ Апостолъ, характеризуя длинный періодъ, указывалъ общія черты духа времени, бралъ, такъ сказать, среднія величины, то его характеристика людей конца исторіи больше относится къ временамъ, предшествующимъ явленію антихриста, нежели къ времени самого антихриста, когда явятся исключительныя и совсѣмъ особыя условія распространенія зла, и когда послѣднее выступитъ опять таки въ особыхъ рѣзкихъ чертахъ. Однимъ словомъ, Апостолъ Павелъ въ Посланіяхъ къ Тимоѳею въ описаніи людей послѣднихъ временъ характеризуетъ главнымъ образомъ времена, предшествующія днямъ антихриста, но не исключаетъ и эти послѣдніе: его характеристика людей послѣднихъ временъ отчасти служитъ характеристикой и дней антихриста. Времена, предшествующія антихристу, онъ описываетъ полностію; ко днямъ же антихриста его характеристика хотя и примѣнима, но краски ея должны быть усилены, и прибавлены многія новыя черты, чтобы получилась полная картина дней антихриста.

Примѣчанія:
[1] Св. Кирилла, Архіепископа Іерусалимскаго, Слова Огласительныя, Слово 15-е, § 4. Творенія св. отцевъ въ русскомъ переводѣ, издаваемыя при Московской Духовной Академіи, т. XXV, стр. 252.
[2] Съ именемъ Ипполитова Слова объ антихристѣ извѣстны два сочиненія: одно подлинное, найденное въ Реймсѣ въ 1660 г. Марквардомъ Гудіемъ, и тогда же изданное имъ въ Парижѣ; другое подложное, изданное цѣлымъ столѣтіемъ раньше, въ 1557 г., каноникомъ Пикомъ съ одного Венеціанскаго кодекса. Первое озаглавливается такъ: Ἱππολύτου Ἐπισϰόπου ϰαὶ μάρτυρος απὸδειζις περὶ Χριστοῦ ϰαὶ ἀντιχρίστου, т.-е., Сказаніе (можно: изложеніе, слово) о Христѣ и антихристѣ. Второе носитъ слѣдующее заглавіе: Τοῦ μαϰαριοτάτου Ἱππολύτου ἐπισϰόπου ϰαὶ μάρτυρος λόγος περὶ τῆς συντελείας τοῦ ϰόσμου ϰαὶ περὶ τοῦ ἀντιχρίστου ϰαὶ εἰς τὴν δευττέραν παρουαίαν τοῦ ϰυρίου ἡμῶν Ἱησοῦ, т.-е., Блаженнѣйшаго Ипполита, епископа и мученика, слово о скончаніи міра, и объ антихристѣ, и на второе пришествіе Господа нашего Іисуса Христа. Подлинность перваго сочиненія подтверждается: сходствомъ мыслей его съ мыслями другихъ сочиненій Ипполита, сходствомъ его съ ученіемъ учителя Ипполитова Иринея, признаками древности сочиненія и заимствованіемъ древними писателями изреченій именно изъ этого сочиненія. Кромѣ того, древніе писатели сочиненіе Ипполитово, о которомъ у насъ рѣчь, называли или книгой объ антихристѣ, — такъ назвалъ его Іеронимъ, — потому что и на самомъ дѣлѣ оно почти все посвящено изложенію ученія объ антихристѣ, а о второмъ пришествіи Іисуса Христа говорится только въ трехъ послѣднихъ главахъ, или книгой о Христѣ и антихристѣ, т.-е., давали ему то именно заглавіе, которое носитъ изданное Гудіемъ; такъ назвали его Іоаннъ Дамаскинъ и патріархъ Фотій. Наконецъ, это сочиненіе — вполнѣ православное, и содержащееся въ немъ ученіе объ антихристѣ согласно съ ученіемъ другихъ знаменитыхъ отцовъ Церкви. Подложность сочиненія, изданнаго Пикомъ, доказывается тѣмъ, что въ немъ есть заимствованія изъ сочиненій Ефрема Сирина и другихъ, позднѣе Ипполита жившихъ писателей, что даже самое заглавіе его есть подражаніе заглавію Слова Ефрема: На пришествіе Господне, на скончаніе міра и на пришествіе антихриста (въ русскомъ переводѣ Слово 39-е, въ славянскомъ 105-е), что, далѣе, въ немъ есть анахронизмы, странныя и даже неправославныя мысли и не свойственные Ипполиту обороты рѣчи. Содержаніе подложнаго Слова буквально взято частію изъ подлиннаго Слова Ипполитова, частію изъ упомянутаго Слова Ефрема Сирина, и потому только въ нѣкоторыхъ отдѣлахъ согласно съ Словомъ Ипполита. По объему оно короче его, не смотря на прибавки изъ Слова Ефрема и другихъ. Время происхожденія подложнаго сочиненія не извѣстно: разные ученые относили его къ 4, 5, 6, 7 и позднѣйшимъ вѣкамъ. Въ Византіи оно введено было въ собраніе или въ годовой кругъ церковныхъ поученій и поставлено какъ Слово въ недѣлю Мясопустную, когда воспоминается второе пришествіе Христово. Въ такомъ собраніи поученій, извѣстномъ у насъ въ старину подъ именемъ Соборника, оно явилось и въ славянскомъ переводѣ въ Россіи. На славянскій языкъ было переведено и подлинное Слово Ипполита и притомъ очень рано. Е. И. Невоструевъ 40 лѣтъ тому назадъ нашелъ въ библіотекѣ Чудова монастыря пергаменную славянскую рукопись, относимую къ XII или къ началу XIII в., содержащую подлинное Слово Ипполита. Къ сожалѣнію, въ первопечатныя книги попало не подлинное, а подложное Слово, которое поэтому и слыло у насъ очень долго за подлинное Слово, а подлинное было не извѣстно. Общеизвѣстнымъ и распространеннымъ въ Россіи подложное Слово сдѣлалось потому, что оно попало въ греческихъ и въ переведенныхъ съ нихъ славянскихъ рукописяхъ въ Соборникъ. Позже громкую извѣстность и широкое распространеніе Слову Ипполита доставила полемика православныхъ противъ раскольниковъ, основавшихъ на подложномъ Словѣ свой взглядъ на антихриста, какъ воплощеніе сатаны, и другія неправильныя мнѣнія. Желающимъ узнать подробности о подлинномъ и подложномъ сочиненіяхъ Объ антихристѣ съ именемъ Ипполита и познакомиться съ самыми сочиненіями рекомендуемъ прекрасную книгу К. И. Невоструева, изданную въ 1868 г. подъ заглавіемъ: Слово Святаго Ипполита объ антихристѣ въ славянскомъ переводѣ по списку XII вѣка, съ изслѣдованіемъ о Словѣ и о другой мнимой Бесѣдѣ Ипполита о томъ же, съ примѣчаніями и приложеніями. Книга содержитъ: греческій текстъ подлиннаго Слова, славянскій переводъ его XII в., русскій переводъ съ греческаго, сдѣланный Невоструевымъ, славянскій текстъ подложнаго Слова, нѣкоторыя выписки изъ отцевъ и писателей церковныхъ, ученое Введеніе и ученыя Примѣчанія къ Слову и алфавитный указатель предметовъ, содержащихся въ книгѣ. Книга Невоструева имѣетъ большую цѣну, какъ по ученому достоинству своему, такъ и по практическому значенію для полемики противъ раскольниковъ.
[3] Глава или параграфъ 2.
[4] Перечисленіе этихъ мнѣній см. въ статьѣ М. Богословскаго: Человѣкъ беззаконія. Православный Собесѣдникъ, 1885 г., ч. 2, стр. 288 и 289.
[5] Бесѣды на Второе Посланіе Св. Апостола Павла къ Ѳессалоникійцамъ. Бесѣда четвертая, § 1.
[6] По ученію отцовъ и учителей Церкви послѣднее всемірное царство — царство Римское. Такъ учили: Св. Іоаннъ Златоустъ (Бесѣды на Второе Посланіе къ Ѳессалоникійцамъ. Бесѣла 4-я, § 1), Св. Ипполитъ, Епископъ Римскій (Сказаніе о Христѣ и антихристѣ, § 25), Блаж. Ѳеодоритъ (Толкованіе на видѣнія пророка Даніила. Отдѣл. 2-е и 7-е. Въ русскомъ перев. ч. 4-я твореній Ѳеодорита, стр. 32-35 и 131-135), Блаж. Іеронимъ (Commentarius in Danielem Prophetam. Mygne, Patrologiae Cursus completus, ser. lat., t. 25, Col. 503-504 и 528-530), Св. Кириллъ Іерусалимскій (15-е Огласительное слово, § 131. Ученіе это основывается на томъ, что пророку Даніилу подъ видомъ четырехъ звѣрей львицы, медвѣдя, барса и четвертаго безъименнаго звѣря — представлены были четыре всемірныя царства: Ассирійско-Вавилонское, Мидо-Персидское, Македонско-Греческое и Римское (Дан. гл. 7). Разумѣть подъ этими звѣрями именно эти четыре монархіи даютъ основаніе слова одного изъ предстоящихъ лицъ, видѣнныхъ Даніиломъ, объяснившаго Даніилу по просьбѣ его смыслъ видѣнія звѣрей: эти большіе звѣри, которыхъ четыре, означаютъ, что четыре царя возстанутъ отъ земли (Дан. 7, 17). Цари означаютъ царства, которыя они возвысятъ и которыми будутъ владѣть. Кромѣ того и составъ огромнаго истукана, видѣннаго Навуходоносоромъ во снѣ, также означаетъ тѣ же четыре царства, какъ объяснилъ Даніилъ Навуходоносору значеніе его сна: Ты, царь, царь царей, которому Богъ даровалъ царство..., тыэта золотая голова! Послѣ тебя возстанетъ другое царство, ниже твоего, и еще третье царство, мѣдное, которое будетъ владычествовать надъ всею землею. А четвертое царство будетъ крѣпко, какъ желѣзо (Дан. 2, 31-45). Наиболѣе полное объясненіе видѣнія Даніиломъ четырехъ звѣрей и сна Навуходоносора объ истуканѣ мы находимъ у Ипполита. Вотъ его слова: «Сказавши о львицѣ, выходящей изъ моря, пророкъ означилъ Вавилонское царство въ мірѣ (равно какъ и тѣмъ), что у онаго тѣла глава была златая… Послѣ львицы видитъ втораго звѣря, подобнаго медвѣдицѣ: это были Персы, ибо послѣ Вавилонянъ владычествовали Персы. Словами: три клыка во рту у него, показываетъ трехъ народовъ — Персовъ, Мидянъ и Вавилонянъ; то же показываетъ въ (видѣнномъ) тѣлѣ послѣ золота упоминаемое серебро. Потомъ третій звѣрь — рысь: это были Еллины. Ибо послѣ Персовъ принялъ власть Александръ Македонскій, побѣдившій Дарія: онъ въ тѣлѣ означается мѣдью. Замѣчая, что у него четыре птичьихъ крыла и четыре головы, очевидно указываетъ, какъ раздѣлится царство Александрово: ибо въ четырехъ головахъ разумѣетъ четырехъ царей, возставшихъ изъ него, такъ какъ Александръ умирая раздѣлилъ свое царство на четыре части. Потомъ говоритъ: звѣрь четвертый, страшный и ужасный, зубы его желѣзные и ногти его мѣдяны. Кто это, какъ не Римляне? Это есть желѣзо — стоящее нынѣ царство (Римское): ибо голени его желѣзны. Послѣ сего остается намъ (объяснить) ступни ноги въ тѣлѣ, въ коихъ часть нѣкая желѣзна и часть глиняна, смѣшанныя между собою. Чрезъ пальцы ногъ его пророкъ таинственно показалъ царей, имѣющихъ возстать изъ него, о чемъ говоритъ Даніилъ: Я разсматривалъ звѣря того, и вотъ десять роговъ сзади его, въ нихъ возникнетъ другой малый рогъ, какъ отрасль, и исторгнетъ три изъ прежнихъ роговъ. Симъ показывается не кто другой, какъ антихристъ, который также возстановитъ царство Іудейское. Три рога, говоритъ, будутъ исторнуты имъ: это три царя, Египетскій, Ливійскій и Еѳіопскій, которыхъ онъ убьетъ на войнѣ въ сраженіи (Слич. Дан. 11, 43)... Спустя немного придетъ съ небесъ Камень, поразившій тѣло и сокрушившій оное, преставившій всѣ царства и давшій царство святымъ Вышняго. Онъ сдѣлался въ гору великую и наполнилъ всю землю; о Немъ говоритъ Даніилъ (7, 13-14); показываетъ власть, данную Отцемъ Сыну (Матѳ. 28, 18), Который поставленъ Царемъ небесныхъ, земныхъ и преисподнихъ (Флп. 2, 10) и и Судіею всѣхъ... Когда же сбудется то, что и десять пальцевъ (у ногъ) истукана образуются въ народныя державы, и десять роговъ четвертаго звѣря раздѣлятся на десять царствъ: тогда яснѣе увидѣли бы мы все вышеуказанное и усмотрѣли бы это наглядно. Глава тѣла златая и (по другому видѣнію) львица были Вавилоняне; плеча и мышцы серебреныя и медвѣдица — Персы и Мидяне; чрево и стегна мѣдныя и рысь — Еллины, принявшіе власть со временъ Александра; голени желѣзныя и звѣрь страшный и ужасный — Римляне, нынѣ обладающіе; ступни ногъ изъ глины и желѣза и десять роговъ означали имѣющія быть (царства); рогъ одинъ малый, возникающій въ нихъ — это антихристъ; камень поражающій (тѣло и наполняющій) землю и несущій судъ міру — Христосъ» (Сказаніе о Христѣ и антихристѣ, §§ 23-28). Десять роговъ звѣря и десять пальцевъ ногъ истукана, по ученію Ипполита, означаютъ десять царствъ, которыя произойдутъ предъ кончиной міра изъ Римской имперіи и которыя поэтому представляютъ какъ бы продолженіе или видоизмѣненіе ея. Ниже, въ § 49, Ипполитъ прямо говоритъ, что Римская имперія подъ конецъ міра распадется на десять царствъ. Мысль эта заимствована Ипполитомъ у Иринея.
[7] Любодѣйцу съ надписью на челѣ: Вавилонъ великій (Апок. 17 гл.) нѣкоторые (напр. Св. Ипполитъ) принимали за Римскую имперію или Римъ. Но Андрей, Архіепископъ Кесарійскій, справедливо не соглашается признать это мнѣніе правильнымъ и думаетъ, что эта любодѣйца съ именемъ Вавилона «есть вообще земное царство, какъ бы въ одномъ тѣлѣ, или городъ, имѣющій царствовать предъ пришествіемъ антихриста» (Толковаиіе на Апокалипсисъ, гл. 53).
[8] Сочиненія Св. Иринея, Епископа Ліонскаго. Изданы въ русскомъ переводѣ священникомъ П. Преображенскимъ. 1871 г. Пять книгъ противъ ересей, кн. 5, гл. 25 и 26.
[9] Огласительное слово 15-е, § 12.
[10] Творенія св. отцевъ въ русскомъ переводѣ, издаваемыя при Московской Духовной Академіи, т. 14. Творенія Ефрема Сирина, ч. 3, Слово 39 — На пришествіе Господне, на скончаніе міра и на пришествіе антихристово, стр. 25. Въ слав. переводѣ, ч. 1, Слово 105.
[11] Огласительное слово 15-е, § 3.
[12] Болѣе подробныя свѣдѣнія объ этомъ предметѣ желающіе могутъ почерпнуть въ сочиненіи Д. Богдашевскаго: «Лжеучители, обличаемые въ Первомъ Посланіи Апостола Іоанна. Кіевъ 1890 г.».
[13] Бесѣды на Второе Посланіе Св. Апостола Павла къ Ѳессалоникійцамъ. Бесѣда 4-я, § 1. Переведены при Санктпетербургской Духовной Академіи.
[14] Творенія Блаженнаго Ѳеодорита, Епискона Кирскаго, часть 7-я. Толкованіе на четырнадцать посланій святаго Апостола Павла, 548 стр.
[15] Творенія Блаженнаго Ѳеодорита, Епископа Кирскаго, ч. 7, стр. 723.
[16] Оба Посланія къ Тимоѳею написаны въ шестидесятыхъ годахъ, незадолго до смерти Апостола Павла.
[17] Творенія Кирилла, Архіепископа Іерусалимскаго. Слова огласительныя. Слово 15-е, § 9.
[18] Первый въ Бесѣдахъ, а второй и третій въ Толкованіяхъ на Второе Посланіе къ Ѳессалоникійцамъ.
[19] Библіотека твореній святыхъ отцевъ и учителей Церкви западныхъ, издаваемая при Кіевской Духовной Академіи. Книга 18. Твореній Блаженнаго Августина, Епископа Иппонійскаго, часть 6. О Градѣ Божіемъ, книга 20, гл. 19. Нужно замѣтить, что Августинъ подъ отступленіемъ не могъ не разумѣть антихриста; потому что въ томъ латинскомъ переводѣ Новаго Завѣта, который былъ у него подъ руками, въ разсматриваемомъ мѣстѣ греческое слово ἡ ἀποστασία неправильно переведено словомъ refuga, бѣглецъ; потому что именно это слово поставлено въ текстѣ, который онъ приводитъ въ своемъ сочиненіи.
[20] Бесѣды на Посланія Св. Апостола Павла къ Ѳессалоникійцамъ, Бесѣда 3-я на Второе Посланіе, § 2.
[21] Творенія Блаж. Ѳеодорита, Епископа Кирскаго, ч. 7, стр. 546. Толкованіе на Второе Посланіе къ Ѳессалоникійцамъ, гл. 2-я.

Источникъ: Александръ Бѣляевъ. Отступленіе отъ вѣры въ Бога въ послѣднія времена. // Журналъ «Богословскiй Вѣстникъ», издаваемый Московскою Духовною Академіею. — Сергіевъ Посадъ: «2-я типографія А. И. Снегиревой». – 1893. – Томъ II. – Іюнь. – С. 396-428.

/ Къ оглавленію раздѣла /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0